Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Авторы номера:

Шалухин.jpg
Станислав Шалухин
Вахитов Салават.JPG
Салават Вахитов
абдуллина_предпочтительно.jpg
Лариса Абдуллина
михаил магид.jpg
Михаил Магид
Света Иванова.JPG
Светлана Иванова
Маслова Анна.jpg
Анна Маслова
полина ротштейн.jpg
Полина Ротштейн
Кондратьев.jpg
Сергей Кондратьев
Валерий Абдразяков.jpg
Валерий Абдразяков
Романова.JPG
Римма Романова



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Северные амуры.jpg
Северные амуры.jpg
1_DSC_3487А.jpg
Свастика
Свастика
1
1

Публикации
Сафронова Елена Валентиновна (http://magazines.russ.ru/authors/s/safronova/) родилась в 1973 г. Живет в Рязани. Окончила Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета в Москве. Прозаик, критик, постоянный автор "толстых" литературных журналов. Член Союза российских писателей,  Союза Писателей Москвы и Союза журналистов России.

Поэзия: что нового?

С зоилом спорить не пристало

Любимцу ветреных харит.

И. Иртеньев

 

Арион, № 4 – 2009

Четвертый трубный глас «Ариона» начинается с протяжных, раскатистых заклинаний Олеси Николаевой «Щастье» и потока интеллектуальных изысков Ильи Фаликова «С русского на русский».

Олеся Николаева ни в представлениях, ни в рекламе не нуждается. Благодаря критикам (В. Славецкий, Н. Волкова, И. Роднянская, В. Шмидт и др.) творчество Олеси Николаевой кажется изученным вдоль и поперек – и с точки зрения вклада поэтессы в развитие русского акцентного стиха, и с точки зрения ее эстетизации православных нравственных ценностей, и с точки зрения присутствия в ее манере элементов средневекового реализма со взглядом на будни Оттуда, и с точки зрения поэтики множества персоналий… Все это я к чему? К тому, что теперь Олесе Николаевой сложно написать что-либо воистину новое. Каждый ее «шаг» найдет подтверждение в критике, написанной допрежь. Также можно сказать и о «девятисерийной» подборке, объединенной в некое целое названием «Щастье» и кольцевым повтором этого слова:

 

…но сдаться

Щучьему, пустому, эфемерному

Слову «щастье» – цацкаться, цепляться!..

 

Вот ты и твердишь «щастье, щастье» уже и без особенного интереса…

 

Прочитав ее несколько раз, я так и не поняла, почему «щастье». Вроде бы в текстах Олеси Николаевой нет ничего от республики Казантип и молодежной субкультуры. И к новому киношному проекту Т. Бекмамбетова вроде эта подборка не имеет отношения… Надуманную перекличку со средой, употребляющей в быту слово «щастье», если очень захотеть, можно уловить разве что в наиболее «живом» стихотворении под номером три:

 

Вася, Вася, – полголовы сбрил,

Масляной краской покрасил,

Мир – победил!

Вася, Вася…

…Ваня, Ваня, – плачет, что Шарик сдох,

Носил ему кость в кармане.

Вот лох!

Ваня, Ваня…

 

Вспоминается, что А. Немзер в одном из своих обзоров подметил в стихах Олеси Николаевой странное сочетание «юродства и интеллектуализма» – развивая мысль немецкого слависта, профессора В. Шмидта об «юродстве и эстетстве», «игре и молитве». Не станем углубляться в богословские дебри, можно ли молиться играючи и почему молитва юродивого, вроде бы не отвечающего за свои слова, быстрее доходит до Бога. «Матушка» Олеся Николаева в богословии более нас подкована. Но относительно себя самой Олеся Николаева ничего нового в стихах «Щастье» не сказала. Более того – она и относительно Осипа Мандельштама ничего нового не сказала, а в стихотворении номер восемь повторила в лучших традициях постмодернизма:

 

За победы британского флага,

За индийских колоний расцвет…

Как не выпить с тобой, англичанин,

Там, где к морю спустился самшит…

 

«За рыжую спесь англичанок и дальних колоний хинин» в русской литературе уже пили. В остальных же стихах про «Щастье» Олеся Николаева опять блеснула сопряжением «юродства и интеллектуализма» и косвенно призналась в этом под занавес:

 

А начнешь ты переводить с языка чужого,

То и вовсе смысл улетучивается: «щастье, щастье!»

 

Да, летучий какой-то смысл получился у поэтического блока Олеси Николаевой…

С Ильей Фаликовым все сложнее. Многоипостасный, как Будда, этот поэт, критик и литературовед создал в своих печатных выступлениях необъяснимую традицию: его стихи публикуются, как правило, без каких-либо критических сопровождений, зато его статьи и книги по литературоведению широко известны и обильно цитируются. И трудно счесть персоналии, которых Илья Фаликов удостоил своего разбора… На простом и мудром языке русского народа это состояние называется «сапожник без сапог». Практически единственный критик, подаривший Илье Фаликову полноценный обзор его творчества, – Анастасия Ермакова с рецензией к «Книге лирики» («Знамя», 2004, № 6). По мнению Ермаковой: «Илья Фаликов не боится работать с традиционным стихом, изыскивать в привычной форме новые возможности. Это контраст довольно стройного ритма и, как уже было сказано выше, бунтарской интонации; смешение лексических пластов с целью нащупать неожиданные смыслы, – прием, конечно, далеко не новый, но для Фаликова очень органичный; естественная новизна рифм... сочетание ритмической стремительности стиха с неторопливостью мысли и «глубоководностью» метафор; тщательная обработка формы, в результате чего создается ощущение изящной небрежности, свободы поэтического пространства». Остальные критики упоминают о Фаликове вскользь, и гораздо чаще – в контексте его литературоведческой деятельности.

Я в сложном положении. С одной стороны, написать подробную критику на подборку Фаликова будет ново, с другой стороны – здесь вроде как не место, в сегодняшнем «Арионе» много любопытных публикаций. С третьей стороны, именно эта подборка Ильи Фаликова почему-то не вдохновляет на серьезное аналитическое творчество. Она дает поводы – за что «зацепиться» – мысли, однако практически не дает «пищи» сердцу. Случайно или намеренно, в ней собраны весьма «литературоведческие» стихи, делающие честь начитанности и эрудиции автора (кто бы в них сомневался!), либо лишенные эмоциональной подкладки, либо с глубоко «зашифрованным» чувством:

 

О. М.

Напиши мне сломанной рукой

личное письмо,

где строка диктуется строкой,

пишется само.

Обнаружит ярая свеча,

полная луна,

отчего ты вылетел крича

ночью из окна.

 

Непонятно свойство легких тел

без тяжелых крыл –

отчего, покудова летел,

травму получил?

Бьется рыба камбала об лед,

рыба иваси,

ибо продолжается полет

вдоль всея Руси.

 

Дальше – сплошные игры разума: отождествление Соньки Золотой Ручки с таможней, камчатских вулканов – с Помпеей и Геркуланумом, «Золотой Явы» с Золотой Ордой, а легендарного певца Ариона – с современностью.

 

С борта современности бандиты

сбрасывают разве Ариона?

…Он давным-давно до нашей эры

деру дал с разбойничьей триеры,

оседлав дельфина из фэнклуба.

 

И что тут при чем, к чему?.. Анастасия Ермакова наметила для Ильи Фаликова «два пути: путь к простоте и путь к сложности». В этой подборке он явно движется по второму пути, внешнюю традиционность форм «искупая» мудреным, неразрешимым, точно загадка сфинкса, содержанием.

За «Читальным залом» – полнометражным представлением авторов – следуют «Голоса», также собрание пространных подборок. В этом номере «Ариона» голоса весьма одинаковые – благозвучные и маловыразительные. Пейзажная лирика Юлия Хоменко с шелестящим австрийским акцентом; мрачные пасторали Владимира Колесникова; верлибры Надежды Ярыгиной, пребывающие на стыке «типично женской поэзии» и «типично женской прозы». Впрочем, бросилась в глаза одна находка:

 

Жила с мужиком двадцать лет.

Русский, фамилия Волков. Волков обгладывал кости,

Грустно поглядывал в лес, держал при себе собранный рюкзачок,

Где имеются спички, соль, ножи и патроны.

Но не удрал. Все ничего, только ночью воет во сне.

 

Интересны «человеческие», без претензий на особенность формы, на исключительность содержания стихи Владимира Васильева:

 

Залаяли собаки по дворам.

Задумалась бабуля на рассвете

О том, как торопливы по утрам

Все дяденьки военные на свете...

 

Да «акцентные», на одном дыхании проговариваемые стихи Арсения Ли:

 

Мы, неучи, восхищались старой советской профессурой,

Которая восхищалась старой советской профессурой,

Которая восхищалась старой царской профессурой,

По вине которой все и случилось.

 

А вот каламбур Валерия Мишина с фамилиями художников «хуинджи» и «хустодиев» выглядит сомнительным.

Не удивляют и не покоряют стихи с единичных «Листков».

Вообще мне лично наиболее интересны в «Арионе» публицистические страницы. И да простят меня остальные авторы, но блистательной подборкой этого номера стала посмертная публикация стихов Александра Величанского (1940–1990) из его изданных малыми тиражами прижизненных сборников. Ей предпослан обзор поэзии Величанского, сделанный Владиславом Кулаковым. «Зрячий звук» – обзор подробный, грамотный, правда (от восторга? от стремления говорить на одном языке с поэтом – объектом своих симпатий?) слегка перенасыщенный академичностью. Обзор творчества Александра Величанского у Кулакова периодически «срывается» в биографический очерк, потом возвращается на прежние рельсы, отчего его стилистика словно бы путается: «На поэзию ходили как на антисталинистские митинги, вот поэзия и была, по сути, митинговой. (Твардовский в том памятном разговоре задал еще один вопрос Величанскому: “Почему у вас нет стихов против Сталина?” – “Потому что я никогда не писал «за»”, – последовал ответ.)»; «Отказавшись от эскапистской по сути стратегии “лирического захлеба”, не нуждающейся в исторической конкретности, Величанский настраивает свое поэтическое зрение на окружающую реальность с предельным вниманием к бытовым деталям». Отглагольным прилагательным «эскапистский» автор, на мой взгляд, злоупотребляет. Эстетика «исхода» из гротескной реальности сопровождала Величанского в советскую пору. Сейчас уже нет смысла понимать его стихи как эскапизм – гораздо лучше их принимать просто как хорошую поэзию:

 

Смерть в том, что Пушкин Блока не прочел.

Жизнь в том, что Блок всю жизнь бормочет с Тютчевым.

И все бы проще, все бы нипочем,

да жаль его – проклятого грядущего

 

Лишь в замыслах чуть теплится оно

(ведь выраженье – замыслу отместка).

И Пушкин чувствовал «Возмездье» Блока, но

ему об этом, к счастью, было неизвестно.

 

Гармоничен и содержателен очерк Виктора Куллэ «Отогревающая речь» в рубрике «Портреты». Это портрет Ирины Ермаковой в одухотворенной импрессионистской манере, портрет, насыщенный чувствами к поэзии Ирины самого Куллэ. Не слепая послушность копииста, не протокольная обязательность фотографа – образ в ареале тех эмоций, что рождают стихи, в меру процитированные автором. Познавательно исследование Юрия Орлицкого «Строфика современной русской поэзии» – о том, как органично находят применение в наши дни античная метрика, ориенталистские литературные формы и ренессансные терцины и триолеты. Наверное, не одному студенту Литинститута оно поможет подготовиться к экзаменам и зачетам!..

Ну и, конечно, одно из событий номера, причем событий перспективных, – статья поэта, критика и педагога Леонида Костюкова «Провинциализм как внутричерепное явление». Статья на столь серьезную и многогранную тему, что разовым вбрасыванием мыслей ее не форсировать. В чем прямо признается Леонид Костюков в конце: «Не то чтобы мне было больше нечего сказать. Но цель данной статьи – скорее открыть тему, чем исчерпать ее». Тему «провинции духовной» (она же «идеальная резервация для поэтов») развивают многие публицисты; нескромно замечу, что и я отдавала ей дань в своих статьях. Наиболее яркое отличие концепции Леонида Костюкова от иных раскрытий оной темы – в том, на мой взгляд, что он недвусмысленно переходит к столичным примерам внутричерепного провинциализма (разумеется, как сам это явление понимает). В понимании-то и сложность. Перефразируя Костюкова: «Загвоздка в том, что о провинциализме вообще нет доказательного разговора. Каждый отдельный недостаток не универсален (в другом случае может стать достоинством)…» (в оригинале – о поэзии, а общий смысл одинаков, не так ли? – Е. С.). Иными словами, под теорию духовного провинциализма можно подвести весьма вариативную практическую и опытную базу. Но это не значит, что разговора об ограниченности представлений о литературе лиц, активно «включающихся» в нее, не нужно вести. Я, например, надеюсь, что статья Леонида Костюкова получит продолжение – в «Арионе» или вне него, силами того же автора либо других желающих, но точку в ней ставить рано.

Благодаря полемичной (даже в чем-то провокативной!) статье Леонида Костюкова чтение четвертого прошлогоднего номера «Ариона» стало увлекательным, интригующим.


Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


Вчера, 23 мая, редакция журнала "Бельские просторы" посетила Шаранский район, встретилась с библиотекарями и побывала на празднике Славянской письменности.
1.jpg
2.jpg
3.jpg
5.jpg
6.jpg
7.jpg


В течение двух дней в Белорецком районе проходили встречи с писателями, редакторами ведущих журналов и газет республики. От журнала «Бельские просторы» в встречах принимали участие заместитель главного редактора Светлана Чураева и редактор отдела прозы Игорь Фролов. 18 мая творческий десант принял участие в музыкально-поэтическом мероприятии для отдыхающих и коллектива санатория «Ассы». 19 мая гости прибыли в город Белорецк, где для них была подготовлена большая программа. Встречи проходили в нескольких школах и библиотеках. Заключительное мероприятие состоялось в школе №1.

Чураева Белорецк.jpg

Светлана Чураева знакомит читателей Белорецка с новинками журнала "Бельские просторы"

белорецк.jpg

Писатели РБ возлагают цветы к бюсту А. С. Пушкина

ф и ч белорецк.jpg

Игорь Фролов и Светлана Чураева среди читателей



Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.