Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Песнь о соколах

О фильме "Время первых". 2017 г.

Фильм «Время первых» – о первом выходе человека в открытый космос – стал одним из тех событий, которые явственно обозначают пропасть между двумя типами людей, двумя типами общества. И судьба его прокатная – во всяком случае, на ее начальном этапе – показывает, в какое время живем мы, в какой пропорции в этом времени смешаны славное прошлое и все еще не совсем славное настоящее. Первое проигрывает с разгромным счетом.

Игорь Фролов



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Гнездо. Холст, масло.jpg
Гнездо. Холст, масло.jpg Камиль Губайдуллин
Уфимский кремль.jpg
Уфимский кремль.jpg
Владислав Меос. Холодное утро. Ул. К. Маркса. 1960-е
Владислав Меос. Холодное утро. Ул. К. Маркса. 1960-е
14. З015.jpg
14. З015.jpg

Публикации
Сафронова Елена Валентиновна (http://magazines.russ.ru/authors/s/safronova/) родилась в 1973 г. Живет в Рязани. Окончила Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета в Москве. Прозаик, критик, постоянный автор "толстых" литературных журналов. Член Союза российских писателей,  Союза Писателей Москвы и Союза журналистов России.

Поэзия: что нового?


С зоилом спорить не пристало

Любимцу ветреных харит.

И. Иртеньев

 

Воздух № 1–2 (2009)

Перед нами тринадцатый, сдвоенный номер поэтического журнала «Воздух». Эпиграф издания «Воздух» – слова Осипа Мандельштама: «Все стихи я делю на разрешенные и написанные без разрешения. Первые – это мразь, вторые – ворованный воздух». Ворованный воздух на крыльях собственного дыхания доставили читателям тринадцатого выпуска журнала Елена Фанайлова и Григорий Дашевский, Ксения Щербино и Ханс Фаверей, Валерий Щербинский и Данила Давыдов… Авторов не просто много, а очень много. Не ветерок, а ураган. И кислорода, казалось бы, должно быть в два раза больше.

Мне нравится, что все рубрики в журнале, помимо общепринятых и общепонятных («Автор номера», «Интервью», «Стихи», «Проза на грани стиха», «Хроника поэтического книгоиздания»), имеют вторые названия, напрямую ассоциативно завязанные на слове «воздух»: так, представление автора номера называется «Кислород», а полномерная «презентация» автора номера – «Глубоко вдохнуть». И так далее, по переливам ветра, по складкам воздуха, по воздушным ямам, на бреющем полете, фланируя от начала к концу издания, встречаешь исключительно «дыхательный» или «освежающий» образный ряд.

А ведь воздух – слово неоднозначное, да и стихия коварная… Не раз в ходе чтения нынешнего выпуска этого журнала у меня возникала другая мысль: «Внимание, внимание, воздушная тревога!» Или проще: «Воздух!» – и бегом в убежище. Кто не спрятался, я не виноват.

Так говорит своим читателям Елена Фанайлова. В рубрике «Глубоко вдохнуть» – почти два десятка страниц, напитанных поэзией такой крепости и мощи, что при попытке предложенного глубокого вдоха она парализует непроизвольные сокращения диафрагмы, подобно ожогу нашатыря. Плюс интервью, взятое у Елены Фанайловой Линор Горалик, плюс отзывы о творчестве поэта. «Короли улиц», «Публичная женщина», «Осень патриарха», «По канве Брема Стокера» – что это? Масштабные полотна или грозные сигналы тревоги, обреченной войти в плоть, кровь и душу читателя и остаться с ним до последнего вдоха? Станислав Львовский в «Объяснении в любви» Елене Фанайловой говорит: «Фанайлова находится там, где реальность существует “не в виде символов и метафор, а в простом человеческом виде”, где “надо уважать своего врага”. Это место, этот калечащий… сам себя топос, эта протяженная в пространстве и времени гетеротопия называется линией фронта. Елена Фанайлова – фронтовой поэт». При таком раскладе военные ассоциации от стихов Елены Фанайловой не просто допустимы, но – необходимы. Не случайно почти все авторы отзывов по грандиозной подборке Елены Фанайловой (да простят меня ее достойные соседи – но это гвоздевой материал спаренного номера «Воздуха»!) теми или иными словами обращаются к теме войны, которую ведет Елена Фанайлова. Дмитрий Голынко-Вольфсон: «…в стихах Фанайловой возникает эффект сдавленного коллективного крика, рвущегося наружу, но надежно заткнутого – медиа- или самоцензурой, циничным конформизмом или пассивной усталостью общества». Аркадий Драгомощенко: «Елена незаметно переправилась на берег войны, но как? Почему?» Александр Скидан: «Характерно, что насыщенным раствором для нее (кристаллизации) послужила тема войны, коллективной памяти. Страданья. При этом конкретные исторические войны… у Фанайловой как бы взаимопроникают, накладываются, образуя один континуум». Антон Очиров: «У меня в руках по два астральных пулемета… мир значит война, свобода значит свобода есть…»

Елена Фанайлова – один из самых интересных поэтов современности. Не вопреки, полагаю, а благодаря ее журналистской работе, приведшей ее, например, в Беслан в сентябре 2004 года и показавшей поэту то, что под силу видеть только человеку… Там она, вероятно, и «переправилась на берег войны» – отвечая Аркадию Драгомощенко. А почему? Да потому, что поэзию Елены Фанайловой отличает неравнодушие к окружающему миру и направленность наружу, в этот мир – а не из него в свою раковину. И велик соблазн экстраполировать это свойство ее стихов на качество собственной натуры поэта. Ибо Елена Фанайлова – из тех нечастых поэтов, у кого в стихах чаще встречаются местоимения «ты», «он», «она», «они», чем «я» и его производные. И это, согласитесь, ново, нетипично для современной русской поэзии.

А что типично? Да, не в обиду будь сказано, все прочее, что опубликовано ныне в журнале «Воздух». Огромный блок стихов («Дышать») – преимущественно таких, где, пользуясь цитатой в цитате Станислава Львовского, реальность существует как раз таки в виде символов и метафор, а не в простом человеческом виде. «Дышат» разноликие и прекрасные авторы. Однако не оставляет ощущение, что «дышат» они лабораторно выработанным воздухом, а не природным озоном. «Дыхание» должно быть непринужденным (а в идеале – легким!), однако… Заметны технические усилия по производству то формы («Горячий грач, как глечик, обожженный / в горниле неба. Гранула свободы» Нины Виноградовой), то содержания («Художник в старости угрюм и равнодушен. / Он начинает песнь, как он привык. / Незамутнен и пуст привычный Пушкин, / неиссякающий родник, / в верховьях глупости народной расположенный…» Евгения Сабурова), то – того и другого разом («Мы с Д. С. приехали на фестиваль верлибра / Но перед Музеем Маяковского мы едем на ВДНХ / Чтобы Д. С. купил там себе кеды Конверс» Василия Чепелева). «Цепляют» утрированной нарочитостью тщательно выверенного стихосложения, напоминающего забавы с ювелирными весами, креатуры Елены Кассировой:

 

Подражая первой леди,

отвечаю плавным кник-

сеном на даренье леде-

нцов, игрушечек и книг.

 

Отдавая дань восхищения такому творчеству, не могу не отметить, что хорошо оно в меру. Мера Елены Кассировой в тринадцатом выпуске «Воздуха» удачно соблюдена. Но в целом в номере доминирует поэзия широкого спектра интеллектуальных экспериментов: среди приемов – то абстракции, то метафоры, то метаметафоры, а то и прямо обновленческий нигилизм Игоря Васильева (Кужака), поклоняющегося Ничему: «Чтобы остаться нигде», «В Духе Образа Перед Никем».

Проза в журнале «Воздух» («Перевести дыхание», «Проза на грани стиха») представлена соответствующая. Нота человеческой трагедии звучит ненатужно лишь в прозостихе Ксении Щербино «Про ру, су и малиновку». Стихотворения в прозе Сергея Соколовского «Московский диагностический театр», Маргариты Меклиной «желтый клык / художник с Восточного Побережья / норвежский трубач», а тем более длинная мрачная фантасмагория Антона Равика «Выставка» так искренне тяготеют к повествованиям абсурда, что, на мой взгляд, перевести дыхание на них весьма сложно. Скорее, они похожи на схемы дыхательных гимнастик для продвинутых адептов йоги – или на эфироманию начала прошлого века…

В подобном же контексте, оторванном от «простой человеческой реальности», творят и зарубежные авторы, чьи переводы представлены в «Воздухе» весьма обильно: Кристина Кошель (перевод с немецкого Татьяны Баскаковой), Уильям Джеймс Остин (перевод с английского Валерия Нугатова), Дилис Роуз (перевод с английского Марии Галиной), Ханс Фаверей (перевод с нидерландского Светланы Захаровой).

И по-настоящему перевести дыхание, оказавшись снова на земле и вдохнув глоток привычного «Атмосферного фронта» (критико-литературоведческая часть), удается только на статье Анны Глазовой «Собственная история» о поэзии Григория Дашевского. Вслед за Дашевским Глазова обращается к заурядному рельефу, где «Заброшенный пустырь и середина лета, где-то рядом, наверное, болото, с которого летят комары: ничего особенного, привычный ландшафт. Но в комарином писке слышится песня, а в песне – чья-то боль, хоть и нет тут никого».

 

Но закон без людей

на безлюдье сияет:

здесь ни зла, ни терпенья,

ни лица – лишь мерцает

крылышко комара.

 

Интересна подборка мнений («Вентилятор», опросы) на тему «О поэтических свойствах прозы». Мнения уважаемых комментаторов складываются в причудливый пасьянс, но большинство склоняется к мысли, что границы между прозой и поэзией в современной русской литературе размыты. Это – полбеды. Хуже, на мой взгляд, что размыты границы между «настоящим» и «вымышленным» в литературе. Примерно как граница смоговой «шляпы» над Москвой размыта по краям и плавно перетекает в загородный условно чистый воздух.

Меня мучают «старорежимные» представления, что воздух должен быть живительным и животворным. Да, современной науке доступен синтез псевдовоздуха (заменяющей его питательной субстанции), форм жизни, способных обходиться без кислорода, доступно даже изменение дыхательной функции человеческого организма. Однако ученые, чья мысль так прихотлива, поддерживают свое биологическое и духовное существование обыкновенным воздухом нашей пока еще единственной планеты. А эксперименты рождают странные последствия. Чрезмерная загазованность современных мегаполисов ведет к физическому и духовному вырождению хомо сапиенсов. От зашлакованности городской атмосферы вошли в моду кислородные коктейли как средство активной регенерации организма. Теряя связь с землей, можно подняться и в стратосферу… Там разреженный воздушный фон. Там трудно дышать. А в космосе газа, пригодного для человеческого вдоха, просто нет. И на космических станциях устанавливаются системы регенерации воздуха…

Голый экзистенциализм искусства сродни пребыванию в безвоздушном пространстве. Того и гляди понадобится кислородная подушка – вынужденная мера реабилитации.

Мне показалось, что содержание нынешнего выпуска журнала «Воздух» находится в парадоксальном противоречии с этим простым словом, без которого невозможна жизнь на земле. Находится в экзистенциальном поиске, подменив «житие» – «экзистенцией». «Живого» в рассмотренном номере журнала «Воздух» – подборка Елены Фанайловой и творчество Григория Дашевского в изложении критика. Все прочее тяготеет к искусственному – кислородному ли коктейлю, синтезированному ли воздуху орбитальной станции, эфирным ли фантазиям… Даже рубрика «Откуда повеяло» («Русская поэтическая регионалистика», подборка стихов из определенного края) – на сей раз повеяло с берега Оби, из Новосибирска, – не противоречит общей концепции номера. Что закономерно – при нынешнем развитии информационных технологий чистая «регионалистика» может существовать лишь там, где осознанно отрицают литературную моду. Новосибирск явно не из таких городов.

Безусловно, подбор материалов в номер – дело редакции. Однако упорно представляется, что Осип Мандельштам, уронив свое гениальное высказывание «Первые <стихи> – это мразь, вторые – ворованный воздух», имел в виду немного другую поэзию и немного другие условия ее существования. Мне кажется, к подлинному смыслу слов Мандельштама ближе знаменитое: «Что-то воздуху мне мало, ветер пью, туман глотаю…» Но, конечно, это частное мнение.


Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


Ананас-33.jpg
30 мая в Союзе писателей РБ состоялось собрание объединения русских писателей. Был избран новый председатель объединения. Собравшиеся выказали полное единодушие и избрали следующим руководителем ОРП заместителя главного редактора журнала «Бельские просторы» Светлану Рустэмовну Чураеву.



Вчера, 23 мая, редакция журнала "Бельские просторы" посетила Шаранский район, встретилась с библиотекарями и побывала на празднике Славянской письменности.
1.jpg
2.jpg
3.jpg
5.jpg
6.jpg
7.jpg


В течение двух дней в Белорецком районе проходили встречи с писателями, редакторами ведущих журналов и газет республики. От журнала «Бельские просторы» в встречах принимали участие заместитель главного редактора Светлана Чураева и редактор отдела прозы Игорь Фролов. 18 мая творческий десант принял участие в музыкально-поэтическом мероприятии для отдыхающих и коллектива санатория «Ассы». 19 мая гости прибыли в город Белорецк, где для них была подготовлена большая программа. Встречи проходили в нескольких школах и библиотеках. Заключительное мероприятие состоялось в школе №1.

Чураева Белорецк.jpg

Светлана Чураева знакомит читателей Белорецка с новинками журнала "Бельские просторы"

белорецк.jpg

Писатели РБ возлагают цветы к бюсту А. С. Пушкина

ф и ч белорецк.jpg

Игорь Фролов и Светлана Чураева среди читателей



Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.