Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Воспоминания коллег, друзей, поклонников о Дмитрии Масленникове


С того светлого пасхального дня, когда не стало Дмитрия Масленникова – легендарного ДБ, поэта, ведущего ЛИТО «Тысячелистник», учёного секретаря БГПУ им. М. Акмуллы, преподавателя, – никто из его друзей, родных, студентов, просто знакомых не стирает переписку в телефоне, подписанную «ДоБраJ». Как будто, сохранив весёлые и тёплые сообщения, можно удержать рядом их автора… 



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Портрет пастуха. 1974. Офорт
Портрет пастуха. 1974. Офорт Эрнст Саитов
Анатолий Чечуха. Букетик (на углу Пушкина и Гоголя). 1987
Анатолий Чечуха. Букетик (на углу Пушкина и Гоголя). 1987
Стерлитамак. Базарная площадь.
Стерлитамак. Базарная площадь.
Февраль. В ожидании весны
Февраль. В ожидании весны

Публикации
Сергей Георгиевич Янаки родился в 1952 году в Уфе. Печатается в республиканских СМИ с 2002 года. Один из авторов коллективного сборника поэтов-связистов «Мелодии души». Лауреат журнала «Бельские просторы» в номинации «Перевод» за 2007 год.

О поэте, вошедшем в твою жизнь. Об Александре Филиппове

№ 11 (228), Ноябрь, 2017

У огромного – во всю стену – окна типографского корпуса Дома печати стоял человек. Невысокого роста, в демисезонном сером пальто «в рубчик» и такого же цвета фуражке. Во всём его облике, в особой – со стержнем – осанке, в крепкой посадке головы на прямых плечах, в несуетном, внимательном взгляде без труда угадывались основательность и внутренняя сосредоточенность. Если не ошибаюсь, на дворе стоял ноябрь 1998 года… Много разрушений к тому времени уже произошло в стране, многое нам – соотечественникам – предстояло пережить. В то время и возрождалась газета «Истоки», набор и вёрстку первых материалов которой делали сотрудники фототелеграфного цеха, где мне три десятка лет довелось трудиться. Тогда я и увидел впервые Александра Павловича Филиппова. К моему стыду, мне в ту пору о поэте мало что было известно, – с литературой я свою жизнь напрямую не связывал. Но робкий звоночек уже прозвенел. Потом, года через три, в мои руки попал второй том антологии «Поэты Башкирии» – уже со знакомой фамилией составителя и одного из её авторов. Как остро необходимая мне книга оказалась в шкафу рядом со служебной документацией – не ведаю. Хозяина не нашлось. Но точно знаю, что простые стихотворения «Тяжёлая ноша», «Пчела» и «Двое» коснулись каких-то потаённых струн души и запомнились мне навсегда.

И сегодня не могу ответить на вопрос, который часто задаю себе: подойди я тогда, в 98-м?.. Ведь в загашнике что-то уже имелось…

Ещё далеко было до наших редких, но плодотворных для меня разговоров в «истоковском» редакторском кабинете, куда меня впервые привёл Владимир Денисов. Переступить высокий порог самому – ноги спотыкались. Говорили о стихах, переводах, людях, судьбах – и не только писательских… Порой беседа прерывалась настойчивой телефонной трелью, и я вдруг узнавал, что звонил Глеб Горбовский, его книгу «Падший ангел» я давно зачитал до дыр. Или Валентин Сорокин из «Нашего современника». Мустай Карим или Газим Шафиков. Роберт Паль, Юрий Андрианов, Равиль Бикбаев, Камиль Зиганшин, Николай Грахов… Мир литературы на моих глазах обретал дух и плоть, становился осязаемым, реальным и близким. Тогда, видимо, созрела в моей голове мысль о необходимости наставничества в слове: эстафетную палочку надо передавать из рук в руки. С другой стороны, от начинающих, входящих в дело писателей, убеждён, требуется умение походить в подмастерьях, побыть в учениках, почувствовать себя не отдельным листиком на литературном древе, а неотъемлемой, органичной его частью, где всё едино – крона, ветви, ствол, корни. Так, воочию, обретя благодатную почву, получив напутствие Александра Павловича, пошёл в рост поэт Александр Шуралёв. Перепало филипповской щедрости в ряду других и мне. Это был дух первых «Истоков», особая атмосфера любви к русскому классическому слову, которую берёг и лелеял Александр Павлович, ненавязчиво и по-доброму передавая это чувство более молодым. С кем ни переговоришь, каждый отмечает редкий в наш век его дар зрячей доброты. Да не покажется кому-то моё благодарное запоздалое слово нескромностью – спасибо, Александр Павлович, за Ваше ёмкое и ко многому обязывающее «ты наш» … Хватило бы сил нести и дальше этот крест – уж столько много вокруг «не наших», Иванов родства не помнящих, беспутных перекати-поле. Куда ветер подует, туда и понеслись сломя голову, ни в грош не ставя литературное (да только ли?) наследие, оберегаемое и развиваемое предшественниками. «Строители, отвергшие краеугольный камень в основании, возводящие здание на песке», что вас ждёт?.. Нет, это не «спор славян между собой», не борьба прогрессивного нового с рутиной, это разрушение всех здоровых, и потому здравых человеческих и общественных основ. Нравственность стала вдруг поруганием, «ханжеством». Творческая свобода без творческой ответственности превратилась во вседозволенность. «Сейте разумное, доброе, вечное!» вызывает ироничную насмешку: «Искусство – это эстетические ценности, а мораль оставьте себе». Да полноте, зачем же нам такое искусство с однобокой, перекошенной фигурой заядлого доминошника? Зачем нам разделять его на «или – или»? Разве эстетика и этика антогонистичны? Разлад-то коренится не в названных понятиях, срастающихся у мастеров слова творчески и гармонично, а в сердцах и головах отрицателей этики как нормы искусства и жизни. Как тут не вспомнить обращение Александра Филиппова к этой пишущей братии: «Покажи душу свою!» и «Зачем ты ломаешь то, что построено не тобой? Ты свою гору по пригоршни насыпай» … Но вернусь к предыстории.

В будущем, куда и шапкой не докинуть, были наши встречи в сипайловской однокомнатной квартире на Набережной, где я ночевал, устроившись на полу с пухлой подшивкой «Истоков» вместо подушки под головой. И не было мягче постели! Шло время. Воистину неисповедимы наши стёжки-дорожки: где, когда и с какими судьбоносными путями пересекутся они – кто знает. Очередной звонок – уже раскатистый колоколец – прозвенел, как всегда, неожиданно. В трудные постперестроечные годы, затянувшиеся на десятилетия, которым и конца-края не видно, чтобы прокормить семью, поднять детей, людям приходилось надеяться лишь на свои силы, искать дополнительный заработок, «крутиться», как у нас говорят. Подрабатывал и я электромонтёром в Республиканской клинической больнице имени Куватова. Как-то протянули мне газету, чтобы встать на стульчик, не разуваясь, – работу сделать. Это был очередной номер «Истоков» за 6–12 ноября 2002 года с портретом Александра Филиппова и стихами на полный газетный разворот. Их я и прочитал. Надо ли говорить об испытанном мной в ту минуту воодушевлении?  С какой верой в неслучайность события ехал я в Черниковку навестить престарелых родителей. Читал на ходу пронзительные, честные, мужественные стихи поэта:

 

Для чего натужно и угрюмо

И зачем за скудные гроши

Рву я надорвавшиеся струны

Нежной и податливой души? …

 

Унижен судьбой, но не сломлен,

Без шапки под ветром иду …

 

Одна строчка перебивалась другой, но не затмевала, а высвечивала единым светом правды... Читатель, сорадуйся и плачь с поэтом. Он написал, как прожил. И жизнь его – нараспашку, она такая же твоя – народная.

Как же быстро летит время! Оглянуться не успел, а будущие встречи с Александром Павловичем уже стали прошлыми. В минуты бессилия, когда мутные потоки безвременья с ржавой пеной и щепой от порубленного сплеча перекатываются через твою голову, как никогда становится ясна позиция поэта и гражданина. Мать-земля, своими соками напитавшая своего сына, подарившая ему свою широкую песню, взывает к его совести и долгу. И он не может молчать. Полынная горечь тогда разлилась в гражданских стихах Александра Филиппова «Русские»:

 

Хорошо, когда тебе дарован

Этот мир, где полудень горяч.

Был я от рожденья коронован

На престол пожизненных удач.

Нам богатство накопили деды,

Славу преумножили отцы,

Но плоды доставшейся победы

Мы пустили по ветру, глупцы.

Всё случилось так, как прежде было,

Нынче есть и будет навсегда:

На подворье, где падёт кобыла,

Навсегда поселится беда.

И пришла она, и лошадь сдохла,

И телега сникла без колёс,

И вода в колодцах пересохла,

Горькой стала, солонее слёз.

Реки извели, траву скосили…

И с того трагического дня

Нищета – зубная боль России –

Беспросветно мучает меня.

Где она, великая Победа?

Где страна без края и конца?

Не сумел я скрасить старость деда,

Не сберёг безгрешного отца.

Шли они к Берлину и Памиру

Да у всех народов на виду,

А вот я сегодня не по миру,

Как они,

А по миру иду.

 

Но горечь, а не сладкая поэтическая водица отрезвляет нас. Лекарство – горько.

Помню свой ропот, даже обиду на слова предисловия мудрого Мустая Карима к трёхтомнику А. Филиппова «Былое в памяти воскресло», где сказано о временной пелене во взгляде поэта на действительность, когда всё кажется безнадёжным. «Так бывает у поэтов. Ничего, это пройдёт», – утешал Мустафа Сафич. Теперь я понимаю – один поэт спасал от разрыва сердце другого поэта, призывая: обогащённая трудным опытом, обопрись на оба крыла, песня, восстань во имя жизни!

С думой о близком человеке, невольно возникает перед глазами его внешний образ. Главный из тысячи других. Не дал Бог мне колонковой кисти, а так просится на холст портрет Александра Павловича. И слов бы никаких не надо. Нет, не в парадном костюме, а в той чистой неглаженой рубашке, с зелёной вышивкой на груди, почти косоворотке, каких уже не шьют, которую он надел не глядя, садясь за стол, когда с Владимиром Денисовым я последний раз был у него в гостях в доме на Набережной. И вот в этой русской рубахе, надетой «по первому сроку», как принято у моряков перед сражением, поэт обращался к нам, а в нашем лице, наверное, ко всем: «Ребята, любите жизнь, своё дело, людей. Любите свою историю, свою землю, башкира – с его детской, открытой душой. Любовь не тратится, с любовью приобретают».

Прислушаемся к заветам нашего Палыча, а то как-то не по-филипповски всё у нас получается…

 

…Перечитываю статью… ничего не отболело. Прошло шесть лет, как мы пытаемся осмыслить потерю. И плохо у нас это получается. Уверовав когда-то в партийную директиву «незаменимых нет», мы оглядываемся по сторонам, что-то прикидывая в уме, а взгляд так и остаётся сиротливым. Штатного работника-то заменить можно, конечно, и вера эта с годами всё больше крепчает – вон какие очереди на «бирже труда»! Но с человеком в пятнашки играть не годится, единственный он на весь белый свет, потому что любовного Божьего «штучного производства». А вот дело его подхватить и продолжить можно и нужно. Сама жизнь диктует: оказывается, поприще то высокое, которому Александр Павлович служил беззаветно, не его личное, а общее и начало его в исторических далях брезжит. Славное поприще. Русской литературой называется.   

 

*  *  *

«Прости, поэт»… Всё буднично и строго.

Высокое чело. Занозистый венок.

«Прощай, Поэт, – ты вышел из народа» …

Как тяжело оградное звено.

 

Но поперёк растерянной на миг Природы

Послышится, как шелест тихих крыл,

Знакомый голос: «Что вы, братцы, сроду

Я из народа никуда не выходил».


Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


Вчера в БГПУ им. М. Акмуллы прошел вечер памяти Дмитрия Масленникова ДБ
Ректор.jpg
Ректор Р. М. Асадуллин
Артю.jpg
Света.jpg
еще2.jpg
садоков и санникова.jpg
еще3.jpg


радио.jpg

В начале была первая информационная революция. Она разгорелась из искры слова и охватила племена и народы. Это было время, когда из кипящей лавы протоязыка отливались чеканные формы древних наречий. Вторая информреволюция, по мнению ученых, связана с распространением чтения и письма, третья – с вступлением в «Галактику Гуттенберга». Наконец, с развитием кинематографа, звукозаписи, телефонной и радиосвязи начался новый этап в истории человечества.

В десятую годовщину Великого Октября – 7 ноября 1927 года – жители разных уголков Башкирии стали свидетелями докатившейся до республики мощной волны четвертой информационной революции: из репродукторов, установленных на площадях, в клубах и библиотеках, впервые на башкирском и русском языках прозвучали слова: «Алло-алло! Говорит Уфа!»…

Наталия Санникова



хамитов.JPG

Рустэм Хамитов обратился с ежегодным Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

В этом году позитивные тренды продолжились. За 10 месяцев индекс промышленного производства составил 102,3 процента. Доходы консолидированного бюджета достигли 160 млрд рублей. Поступления по налогу на прибыль выросли более чем на 14 процентов – до 40 млрд рублей. Почти на два процента прибавил оборот розничной торговли. Средняя заработная плата увеличилась на 6,3 процента – до 29,3 тысячи рублей. Отмечается миграционный прирост населения. Снизилась смертность по многим заболеваниям. Впервые преодолён рубеж ожидаемой продолжительности жизни в 71 год.


Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.