Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Три абзаца от Савельева

Привет, я Игорь Савельев. Каждую неделю на сайте «Бельских просторов» я буду отпускать комментарии по событиям литературного процесса. Надеюсь, со временем ко мне присоединятся мои молодые коллеги, хотя я и сам еще не очень стар.

По-настоящему серьезных и значимых литературных журналов так мало, что не удивительно, что все они наблюдают друг за другом с пристальным интересом. Условный приз за креатив этой осени может получить «Октябрь», презентовавший неделю назад сдвоенный российско-китайский номер. Оказывается, главный литературный журнал Китая тоже носит название «Октябрь» («Шиюэ»), он основан в 1978 году после т.н. «Культурной революции», то есть он сильно младше российского собрата, но тиражи, конечно, не сравнить. Вот «Октябри» и выпустили совместный номер, где напечатали многих заметных российских (Роман Сенчин, Евгений Попов, Валерий Попов, Александр Кабаков) и китайских писателей. Интересно, что происходит это на фоне ситуации, которая встревожила многих: власти Москвы выселили «Октябрь» из помещения, которое он занимал лет семьдесят. Несведущий человек скажет – ну, подумаешь, редакция переехала. Только, по-моему, переезжать было некуда (новый адрес журнала на сайте не значится, не исключаю, что его делают теперь дистанционно, «на коленке»), а во-вторых – потеря литературным журналом помещения в центре Москвы – трагедия, которая всегда рассматривалась в литературной среде практически как «смерть журнала».

 

Об этой опасности заговорили не в 90-е, которые принято называть «лихими» (и именно тогда журналы переживали обвал тиражей и обнищание), а в относительно сытые нулевые. Тогда-то, насытившись нефтедолларами, власть и обратила внимание, что «золотые» помещения в центре занимает такая непонятная бизнесменам и чиновникам культура, как толстые журналы, да еще и мало платит за это. Когда-то журналам установили льготные арендные ставки. Сейчас трудно вспомнить, для кого прозвенел первый звоночек лет десять назад. Кажется, для «Нового мира»: его здание, принятое на баланс еще Твардовским в конце 60-х, парадоксально оказалось бесхозным. Поскольку всё постсоветское время федеральный центр и московские городские власти не могли договориться – кому из них оно принадлежит, «Новый мир» подождал и тихонько выиграл арбитражный суд как «добросовестный арендатор бесхозного помещения на протяжении более 15 лет». Тут-то власти очнулись, сломали решение суда и заговорили о выселении «Нового мира». Помню, что именитые писатели подписывали какие-то петиции, и выселение удалось отменить. Сегодня «Новый мир» работает по прежнему адресу, но, естественно, без серьезных гарантий.

 

Тогда, объясняя, почему толстый журнал такой значимости не может делаться на дому или сидеть в каком-нибудь коворкинге на окраине, писатели объясняли: а место встреч литераторов, место, куда могут придти авторы из провинции?.. А уникальный архив?.. Библиотека?.. Прямо говорилось – стоит выселить такой журнал из «культурной среды» московского центра – и он умрет. Но оказалось, что, во-первых, эти аргументы чаще всего – пустой звук для чиновников, а во-вторых, толстые журналы более живучи, чем думалось даже их редакторам. В последние несколько лет тихо-тихо лишились помещений несколько журналов. Сначала из «Дома Ростовых» на Поварской попросили «Дружбу народов»: в 2012 году на эту тему было много публикаций в СМИ. Потом – уже совсем тихо – с Большой Садовой съехало «Знамя». Так тихо, что об этом даже мало кто знает из авторов, нечасто бывающих в редакции (теперь она сидит в Воротниковском переулке). Потом – эта история с «Октябрем», тоже окруженная странным молчанием: для всего литсообщества стала сюрпризом большая статья об этом – «Октябрь стерли ластиком»: ее опубликовал Павел Басинский в «Российской газете» https://rg.ru/2017/05/29/reg-cfo/basinskij-s-kulturnoj-karty-moskvy-nezametno-ischez-zhurnal-oktiabr.html. Сами сотрудники «Октября» ничего об этом не заявляли и довольно долго воздерживались от комментариев даже после выхода этой статьи.

 

Оказалось, однако, что продолжают выходить и «Октябрь», и «Знамя», и «Дружба народов», ничего не растеряв. Я не веду к мысли, что риторика «переезд равен смерти» оказалась неправдой. Я радуюсь тому, что запас прочности у толстых журналов остается большим. Они пережили и катастрофу с подпиской в 90-е, катастрофу с потерей массового читателя и тиражей, сейчас переживают период потери советских же помещений, но не сдаются. Но сколько испытаний им еще предстоит?    



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
1 (10).jpg
1 (10).jpg
О.Цимболенко. Портрет велосипеда (2009)
О.Цимболенко. Портрет велосипеда (2009) Молодые художники Уфы
Мост через р. Белая
Мост через р. Белая
Зимний вечер (1983)
Зимний вечер (1983) Константин Головченко

Публикации
Извините, информация отсутствует

Классный журнал № 9.2017

200 лет Алексею Константиновичу Толстому – выдающемуся русскому поэту, писателю, драматургу. Автору таких знаменитых произведений как«Князь Серебряный», «Упырь», «Колокольчики мои..»…

А.К. Толстой родился в Петербурге. По матери он правнук Кирилла Разумовского, последнего гетмана Украины, президента Российской Академии наук, по отцу – потомок старинного известного рода. Детство Толстой провел в Черниговской губернии в имении матери Красный Рог, а затем ее брата А.А. Перовского, известного прозаика, выступавшего под псевдонимом Антон Погорельский.

«Мое детство, – писал поэт, – было очень счастливо, и оставило во мне одни только светлые воспоминания. Единственный сын, не имевший никаких товарищей для игр и наделенный весьма живым воображением, я очень рано привык к мечтательности, вскоре превратившейся в ярко выраженную склонность к поэзии. С шестилетнего возраста я начал марать бумагу и писать стихи - настолько поразили мое воображение произведения лучших наших поэтов, найденные мною в каком-то толстом, плохо отпечатанном и плохо сброшюрованном сборнике. Я упивался музыкой разнообразных ритмов и старался усвоить их технику. Мои первые опыты были, без сомнения, нелепы, но в метрическом отношении они отличались безупречностью».

Коль любить, так без рассудку

Коль любить, так без рассудку,
Коль грозить, так не на шутку,
Коль ругнуть, так сгоряча,
Коль рубнуть, так уж сплеча!

Коли спорить, так уж смело,
Коль карать, так уж за дело,
Коль простить, так всей душой,
Коли пир, так пир горой!

 

Ольга Чугунова

Родилась 2002 года в г. Стерлитамак.

9 класс, гимназия № 2.

 

 

Поколение

Дверь с легким скрипом открылась, и в дом вошли несколько мальчишек. На пороге их встречал седой, но радостный и лучезарный старик.
 Старик этот, Налимов, был самым настоящим и чуть ли не единственным старожилом города Стерлитамак. Жил он в своем небольшом домике где–то на окраинах. Жил небогато, впрочем, на жизнь не жаловался. Не общался почти ни с кем, ну да это неудивительно – в свои девяносто с хвостиком он пережил всех своих друзей и знакомых и остался совсем один.

Но на этот раз Налимов ждал гостей, и они явились.
 – Проходите, садитесь скорее за стол, за стол! – улыбался он.

Мальчишки–пятиклассники вежливо поздоровались и сели по приглашению хозяина дома чаевничать.

Перед каждым теперь стояли чашки, расписанные под гжель, некоторые с отколотыми краешками. В центре стола красовалась расписная же глубокая тарелка, в которой лежали пряники.
 Один из мальчиков откашлялся и начал разговор:
 – Наверное, вы уже знаете, Василий Андреевич, что наш класс делает проект по случаю Дня города?
 Налимов важно закивал.

– И наша учительница подсказала нам, что вы можете рассказать нам немного о нашем городе...
 – Да, да... – старик проворно встал, направился к старому пыльному шкафу, извлек оттуда ветхий фотоальбом.
 – Вот, глядите, ребятишки, а я пока что вам порасскажу. Давно–давно вместо нашего города был ям и соляная пристань, а потом они объединились...
 – А ям что такое? – полюбопытствовал один.
 – Ям? Ну, это... – дед поскреб затылок. – Ям – это деревня такая, с почтой. Вот... Они объединились, и получилась Стерлитамакская пристань.
 – А разве в Стерлитамаке соль добывали раньше?
 – Зачем соль? – удивился рассказчик. – Соль в другом месте добывали, а через Стерлитамак возили только!
 – А вода соленая в Стерле? – спросил все тот же любопытный.
 – Конечно же, нет! – ответил старик. – Чего это вдруг бы ей соленой стать? Говорю же, соль здесь не добывали. И реки у нас пресные...
 – А я читал, что не было никакой деревни, – засомневался другой мальчишка. – Там только соляная пристань была...

 – А я тебе говорю, была деревня! – заспорил Налимов.
 – А я сейчас в Интернете найду! – заявил третий.
 Старик растерялся. Мальчик достал телефон и начал что–то нажимать.

 – А потом что? – спросил кто–то.
 – Потом пожар. Сжег Пугачев пристань. Восстановили потом, правда, и Стерлитамак уж городом стал.

 

– А почему у нашего города такое название? – тихо спросил маленький мальчик, сидевший с краешку и до этого молчавший.

 – От Стерли, реки нашей, стало быть.
 – Что же такое «тамак» тогда?
 – «Тамак»... «тамак»... Уж и не упомню... Чего же это я? «Тамак» же значит «горло» по–башкирски, шея, то есть. На шее у Стерли стоим, вот как! – гордо объявил дед. – А помните ли, сколько городу нашему в этом году лет исполняется?
 – Сто? – предположил голубоглазый высокий мальчик.
 – Да ну, – не согласился другой. – Лет триста городу уже...

– Гоните всё! – выпалил рыжий. – Четыреста!
 Старик разочарованно покачал головой:
 – Двести пятьдесят. Двести пятьдесят лет. Помнить нужно, ребятки, помнить...
 Все замолчали.

 – Арсений, ты же вроде про деревню искал? – неожиданно опомнился рыжий паренек.
 Арсений вздрогнул. Он уже давно с кем–то переписывался и совершенно забыл про то, где находится.
 – Арсений... Эк какие имена мудреные сейчас выдумывают! – подивился Налимов.

 – Обычные, – мальчик с телефоном пожал плечами. – А про деревню–то я нашел, вы правы были.
 Налимов расправил плечи.

 – А какие вот у вас, ребятки, места есть в городе любимые?

Мальчишки недоуменно переглянулись.
 – Любимые места? – переспросил тихий мальчик.
 – Ну да... Гуляете же ведь?...
 – Нет, Василий Андреевич... Не гуляем.
 – Ну как же, – забеспокоился тот. – А парк Жукова? А Вечный огонь? А аллея на проспекте Октября? Чем же вы занимаетесь?..
 – Обыкновенно, – пожали они плечами. – Мы в Интернете сидим.

 Налимов как–то погрустнел, сгорбился, словно постарел еще на десяток лет. Попытался что–то сказать, но не смог.

– Ну, мы пойдем, наверное... – неуверенно сказал рыжий мальчуган.

 Все остальные, кивая, засобирались.
 – До свидания, Василий Андреевич!
 – Да... да... – шептал пожилой человек. – До свидания... Да.

Он посмотрел им вслед печальными глазами, вздохнул и тихо закрыл дверь.

 

 

 

 Птицы

 

Зачем существуют птицы?

Чтоб крыльями хлопать над ухом, 

Чтоб скучных дел вереница 

Внезапно пришлась бы по духу. 

Чтоб петь, когда грустно будет,

На ветке большой березы... 

Чтоб вылечить при простуде. 

Прогнать, чтобы горькие слезы. 

Чтобы вселить надежду,

Если пропало счастье. 

Чтоб было лучше, чем прежде.

Чтобы исчезло ненастье. 

Некоторые люди 

В жизни совсем как птицы. 

Давайте о них не забудем, 

Всем сердцем к ним будем стремиться.

 

 

 

Леонид Султанов

6 класс МАОУ «Гимназия №1», г. Стерлитамак.

 

 

 

 

 Кот и кошка

 

У открытого окошка

сидели важный кот и кошка.

Пыжиком кота все звали,

а как кошку звать не знали.

Пыжик был пушистый очень,

а у кошки шерсть короче.

Пыжик пыжился всегда,

ну а кошка – никогда.

Пыжик был обжора сильный,

и к тому же был ленивый.

Ну, а кошка была быстрой,

хоть дворовой, все же чистой –

было ей совсем не лень

умываться каждый день…

 

А у вашего окошка

Есть такие кот и кошка?

 

 

 Лисёнок–непоседа

 

В одном солнечном лесу жил маленький лисёнок Лучик. Уже по его имени можно было догадаться, что он был неуловимым, как солнечный лучик, и таким же ярким. Ярким он был не только шёрсткой, но и душой. Вот только сказочные жители леса его не понимали и считали шалуном.

Однажды утром Лучик проснулся оттого, что кто–то светил ему в глаза. Лисёнок выскочил на улицу и увидел перед собой солнечного зайчика. Такого весёлого, тёплого и дружелюбного. Ну, какие тут могут быть раздумья о последствиях? Конечно, лисёнок, что было сил, рванул за ним!

Солнечный зайчик оказался слишком шустрым даже для Лучика. Как не старался лисёнок, а догнать нового друга не мог. Они бегали по всему лесу и мешали другим работать. Сначала лисёнок чуть было не налетел на медведя, который тащил бочку мёда. Лучик вслед за солнечным зайчиком прошмыгнул между лап косолапого, отчего тот потерял равновесие и чуть не упал. Следуя по пятам за зайчиком, Лучик побежал к недостроенной бобровой дамбе и, пробежав по ней, чуть не развалил её. Потом они забежали в грибную рощу, где собирала грибочки шустрая белка. Солнечный зайчик прыгнул в корзинку, а лисёнок, пробуя достать золотого бегуна, выбил корзинку из лапок белочки.

Вдруг над лесом нависли тучи, прогремел гром и солнечный зайчик исчез, как будто его и не было. Лисёнку стало грустно.

Когда усталый лисёнок вернулся домой, его встретила разъярённая толпа зверей. На Лучика громко и грозно кричали и ругались за все его проказы. От страха и унижения лисёнок бросился бежать, куда глаза глядят.

Он всё бежал, бежал, уже из сил стал выбиваться. И тут лисёнок споткнулся обо что–то колючее–преколючее. Не удержавшись на усталых лапках, растянулся на траве и замер от страха. Лежит и думает: «Ну, всё, мне конец». Тут Лучик услышал тоненький плачущий голосок и открыл глаза. Он повернул голову в сторону, откуда слышался плач, и увидел колючий комочек. Это был маленький колючий ежонок.

– Почему же ты плачешь? – спросил лисёнок.

Ежонок не сразу ответил. Утерев слёзы, он пропищал:

– Я отстал от мамы и заблудился… Я попытался её найти. Но потерялся ещё больше!

Чтобы успокоить малыша, Лучик обнял ежонка, стерпел колючесть иголок и сказал:

– Не бойся, я с тобой! Я помогу. Найду твою маму!

Забыв совсем про разъярённых зверей в лесу, лисёнок повёл малыша к своему папе. Поступил он так потому, что папа Лис был почтальоном и, конечно, мог знать, где найти маму ежонка.

Не обращая внимания на ещё сердитых зверей, он подвёл ежонка к отцу и попросил:

– Папа, ты поможешь найти его маму?

Папа Лис, глядя на малыша, сразу вспомнил ежиху. Вместе они отвели ежонка к обеспокоенной маме. Вот это была встреча! Так обниматься могли, только два любящих друг друга существа! Ежиха долго благодарила Лучика за проявленную самостоятельность и храбрость.

Папа Лис понял, что его сын – очень хороший сын, хоть и непоседа. А звери запомнили лисёнка как спасителя. Лучик остался всё таким же шустрым, но он понял, что в лесу надо быть осторожнее. И он научился вежливости и уважению по отношению к другим жителям леса.

 

 

 

 

Георгий Грязнов

 9 класс МАОУ «СОШ №15», г. Стерлитамак.


 

Бродяга.

 

К. был грязным бродягой, сбежавшим из жизни сиротой. У К. когда–то было детство, было счастье, и были родители. В 8 лет счастливый ребёнок остался без всего этого, из–за чего и отправили его в ближайший детский дом. В нём его жестоко и нагло унижали, как последнюю собаку: били, заставляли непосильно работать и морили голодом. А к кому он мог обратиться? От него все отвернулись. И он сбежал из этого старого детдома. С того момента прошло 26 лет.

 Сейчас К. было 35 с лишним. Он сидел на холодном снегу и, вытянув свои опухшие руки, жалобно просил милостыню. Люди равнодушно проходили мимо, а если и не проходили, то кидали 50 копеек. Снежная буря жгла ему лицо, руки, пробиралась в сердце и пыталась заморозить его. Но у К. было горячее сердце, может, поэтому оно и не заледенело.

 – Подайте... – хриплым голосом проговорил он.

 Недалеко от себя, в снежной метели, он увидел небольшую группу людей, состоящую из пяти взрослых человек. Они были шикарно одеты, гордые, статные. Настоящие богатые люди.

 К. с надеждой потряс ладонями, определяя, сколько в них лежит монет. Вроде, три, а может, четыре. Но тут его лицо захлестнул резкий ветер, глаза закрылись, и он, морщась от боли, упал. Монеты спрыгнули с его ладоней и утонули в сугробе.

 "Монеты... Монеты!" – со страхом подумал К. и начал раскапывать зернистый снег. Ветер лез в душу, заставлял стонать и приказывал лечь на снег и навсегда закрыть глаза. Но в снегу К. ничего не нашёл. Ни монет, ничего. Они исчезли.

 "Как же так, как же так!" – с испугом подумал он.

 – Дядя, а вы не дадите мне два рубля? – послышался детский голос.

 Грязный, голодный, усталый К. обернулся. Перед ним стоял бледный мальчишка, в рваных штанишках, дырявых ботинках и огромной шляпе. Он дрожал от холода и стонал.

 – Кто ты? – спросил К.

 – Я – Ваня. Меня выгнали из дома, и я потерялся. Я есть хочу, я замёрз, – дрожа, пробормотал мальчишка.

 Бродяга снял с себя старое пальто, которое нашёл около мусорного контейнера, и с трудом надел его на дрожащего мальчика.

 – Вот, пока не замёрзнешь... – слабо улыбнулся К.

 – Спасибо, дяденька, но как же Вы? Вы же заледенеете!

 К. вытер нос, втянул в себя колющего нос воздуха.

 – Не бойся за меня, ступай, – сказал он.

 Мальчик сел на снег рядом с грязным бродягой.

 – Нет, я останусь с вами, дяденька

 Бродяга удивлённо посмотрел на него слезящимися глазами.

 – Меня не выгоняли из дома. Я сбежал из детского домика. – продолжил мальчик.

 – Правда?!

 – Да, дяденька. Пожалуйста, не оставляйте меня. Меня найдут, – заплакал мальчишка.

 Бродяга с жалостью сжал его плечи.

 – Хорошо. Держись, мальчуган. За мной ходи, и никто тебя не тронет.

 Он хорошо понимал этого мальчика, и сам как будто стал маленьким.

 Так прошла долгая зимняя неделя. Мальчишка и К. бродили по окрестностям, просили милостыни, спали в подвалах и ели всё, что находили. К. так привык к мальчику, что уже и не думал с ним расставаться. Но всё–таки в душе он размышлял: "Где ему лучше – в тёплом, но не настолько хорошем детдоме, или на улице, в леденящем душу холоде, с каким–то дряхлым бродягой, у которого нет сердца, которого все считают алкоголиком?»

 Однажды ночью К. и Ваню обокрали. Исчезло старое пальто, – единственное, что согревало мальчишку и бродягу.

 – Как мы теперь без пальто будем... – сквозь слёзы говорил мальчишка.

 Бродяга сжал его тонкие пальцы, посмотрел на него добрыми глазами и сказал:

 – Не бойся, у меня же есть свитер.

 Он снял свитер: грудь его теперь ничто не скрывало.

 – Но... Как же... ты же теперь почти раздет. Ты замёрзнешь! – всхлипывая, надевая рваный свитер, бубнил мальчуган.

 – За меня не беспокойся. Мне немного осталось. Всё равно когда–нибудь зарежут. Люди, – они разные. А вот тебе – жить да жить, – вздохнул К.. – А теперь давай поспим.

 – Где? В подвале? – с ноткой надежды спросил мальчишка.

 – Его закрыли. Поспим за домом, – решил бродяга.– Сейчас пока нет метели. Может, и ночью не будет.

 Но К. ошибся. Той ночью разбушевалась сильнейшая метель. Она жгла дома, заметала следы, ломилась в души. В иные залезала, а другие замораживала и забирала себе.

 Утром в переулке нашли мёртвого бродягу. Он лежал, улыбаясь, и незрячими глазами смотрел в небо.

 "Бомж, алкаш, всегда просил милостыни... Жил для самого себя! Ну, нет идти работать, а он улёгся! Убивать таких надо!" – говорили прохожие. А невдалеке сидел мальчик, одетый в грязный, рваный, тонкий свитер. Но как ему было в нём тепло! Свитер хранил память о безымянном бродяге, который одел его, накормил и спас от неминуемой смерти.

 

 

 

Виолетта Хоменко 11 класс МАОУ гимназия № 1 г. Стерлитамак.

 

 

 

 

Город ночной

 

Город ночной

укрыт тишиной,

танцующей вальс

с Полярной звездой.

 

Люди все спят.

Уснувших ребят

сны длиннокрылые

похитить спешат.

 

Царица–луна

красою чудна,

мысли о лучшем

наводит она.

 

И фонари

освещают пути

запутанным душам.

Куда им идти?

 

Стерлитамак

надел чёрный фрак.

Там, где театр

полный аншлаг!

 

Город ночной

укрыт тишиной.

Был он серебряный,

стал золотой!

 

 

 

 

 

  

 

 

 


Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


владимир кузьмичёв.jpg

Уфимский писатель, автор журнала "Бельские просторы" Владимир Кузьмичёв стал лауреатом X фестиваля иронической поэзии «Русский смех», среди участников фестиваля были авторы-исполнители не только из России, но также из Германии, США, Казахстана, Латвии, Украины и других стран. Фестиваль проходил в городе Кстово. Владимир, помимо официального диплома, получил приз «Косой в золоте» (статуэтка весёлого зайца — талисмана фестиваля).



маканин.jpg
Владимир Маканин
  • Родился 13 марта 1937 г., Орск, Оренбургская область, РСФСР, СССР
  • Умер 1 ноября 2017 г. (80 лет), пос. Красный, Ростовская область, Россия
В 50-е годы жил вместе с родителями и двумя братьями в Уфе, точнее в Черниковске на улице Победы в двухэтажном доме номер 35 (дом стоит до сих пор). Окончил уфимскую мужскую школу № 11 (ныне №61). Ниже предлагаем интервью с Владимиром Семеновичем, взятым у него Фирдаусой Хазиповой в 2000 году.


Логотип журнала "Бельские просторы" здесь

Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.