Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Воспоминания коллег, друзей, поклонников о Дмитрии Масленникове


С того светлого пасхального дня, когда не стало Дмитрия Масленникова – легендарного ДБ, поэта, ведущего ЛИТО «Тысячелистник», учёного секретаря БГПУ им. М. Акмуллы, преподавателя, – никто из его друзей, родных, студентов, просто знакомых не стирает переписку в телефоне, подписанную «ДоБраJ». Как будто, сохранив весёлые и тёплые сообщения, можно удержать рядом их автора… 



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Анатолий Чечуха. Давным-давно в марте. 1972
Анатолий Чечуха. Давным-давно в марте. 1972
Эх, прокачу.jpg
ДК им. С. Орджоникидзе и улица Первомайская (Начало 1960-х)
ДК им. С. Орджоникидзе и улица Первомайская (Начало 1960-х) А.М. Виноградов
Здравствуйте, Александр Эрастович!
Здравствуйте, Александр Эрастович! Алексей Кудрявцев

Публикации
Сафронова Елена Валентиновна (http://magazines.russ.ru/authors/s/safronova/) родилась в 1973 г. Живет в Рязани. Окончила Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета в Москве. Прозаик, критик, постоянный автор "толстых" литературных журналов. Член Союза российских писателей,  Союза Писателей Москвы и Союза журналистов России.

Книги и прилавки. О лирике Татьяны Снежиной

№ 8 (225), Август, 2017

Снежина Татьяна. Лирика. – Москва : Эксмо, 2010. – 400 с. – (Иллюстрированная библиотека поэта. Мировая классика).

В прошлом обзоре «Книги и прилавки», посвящённом магазину «Книжный клуб 36.6» в Липецке на Проспекте Победы, я обмолвилась, что совершила там «две ошеломительных покупки».

Первая покупка, уже рассмотренная нами, – сборник «Новые имена в поэзии», издание Фонда СЭИП – была удивления достойна, но я уже его излила.

Насчёт второй книги я, наверное, несколько погорячилась. Это было «типовое» издание поэзии, которое можно приобрести в книжном супермаркете. Книга стихов поэтессы и композитора Татьяны Снежиной «Лирика» 2010 года издания. На стихи Снежиной написано несколько десяток песен, исполняемых мастерами отечественной эстрады; самая, пожалуй, из них знаменитая – «Позови меня с собой», ставшая шлягером в устах Аллы Пугачёвой.

Книжные магазины любят предлагать покупателям книги «эстрадного сегмента» русской поэзии: сборники стихов Игоря Николаева, Ларисы Рубальской, Ильи Резника и иже с ними. Книга лирики Татьяны Снежиной явно в этом же ряду.

Слово «ошеломление» можно отнести лишь ко мне, серой и несовременной. Я лишь благодаря этой книге узнала, откуда «ноги растут» у хита 90-х «Позови меня с собой». Расцвет творчества и карьеры Татьяны Снежиной, погибшей в 1995 году в возрасте двадцати трёх лет, в 90-е прошёл мимо меня.

Для тех, кто так же, как я, впервые услышал это имя, приведу краткую справку об авторе.

Татьяна Снежина – псевдоним Татьяны Валерьевны Печёнкиной. Родилась поэтесса 14 мая 1972 года в Ворошиловграде Украинской ССР (ныне это снова Луганск) в семье военного. Этим обстоятельством объясняются частые переезды из города в город: Петропавловск-Камчатский, Москва, Новосибирск. Стихи писала со школьных лет, в отрочестве начала петь собственные строки и записывать их поначалу попросту на магнитофон. Друзьям-ровесникам, говорят, её песенки нравились. Но о профессиональной деятельности поэта-песенника заговорили лишь с конца 1993 года, когда Татьяна познакомилась с коллективом московской музыкальной студии «КиС-С» и начала вместе с ними записывать свой первый авторский альбом. Весной 1994 года состоялся дебют одной из песен в Театре эстрады, а затем авторесса стала «штурмовать» шоу-бизнес

– под красивым псевдонимом (правда, параллельно училась в Новосибирске в мединституте и собиралась его окончить). В течение 1994 года в студии записали двадцать одну песню, они и составили альбом «Вспомни со мной». В нём была и «Позови меня с собой». Но оказалось, что качество студийных записей не ахти, и Снежина принялась искать новых партнёров. Свои материалы направила, в числе прочего, музыкальному продюсеру, руководителю студии «М & L Art» Сергею Бугаеву. Он заинтересовался, предложил Снежиной сперва сотрудничество (плодом его стала песня «Музыкант»), а затем и руку и сердце. Татьяна дала согласие на брак. Они должны были пожениться в сентябре 1995 года. Если бы всё так и сложилось, быть бы Татьяне корифеем отечественной эстрады… Но увы! – в августе помолвленные вместе с компанией друзей отправились в предсвадебное путешествие на Алтай. 21 августа микроавтобус, в котором они ехали, столкнулся с МАЗом. Все шесть пассажиров микроавтобуса погибли. Татьяну погребли в Новосибирске, но спустя время перезахоронили на Троекуровском кладбище в Москве. Посмертно Татьяна Снежина стала лауреатом премии «Песня года» – в 1997, 1998, 1999 годах, а в 1998 году – ещё и лауреатом премии «Овация» в номинациях «Шлягер года»» и «Композитор года».

Как это часто бывает, слава настигла Снежину после ухода из жизни. Её песни зазвучали с эстрады в исполнении звёзд первой величины – Иосифа Кобзона, Кристины Орбакайте, Лолиты, Татьяны Овсиенко, Михаила Шуфутинского, Льва Лещенко и многих других. Продолжалось уже сугубо профессиональное переложение на музыку её стихов, в том числе для кинофильмов.

Не были забыты и меры посмертного чествования поэтессы. Её именем назвали вершину горного массива Джунгарского Алатау, где молодые альпинисты, взявшие высоту, оставили капсулу с портретом Снежиной и книгой ее стихов «Что стоит жизнь моя». В московской школе, где она училась, устроили «Литературно-музыкальный музей памяти Т. Снежиной».В 2008 году на Украине учредили литературную премию и памятную медаль имени Татьяны Снежиной, а в Новосибирске с того же года стали проводить региональный телевизионный конкурс молодых исполнителей эстрадной песни «Ордынка», посвящённый памяти Снежиной и Бугаева. Её имя носит и ряд других творческих фестивалей, а также велопробег от Новосибирска до места гибели поэтессы.

В Луганске в 2010 году власти установили бронзовый памятник Татьяне Снежиной, а в Новосибирске её именем назвали улицу, на которой также воздвигли стелу-памятник.

С 2008 года длится проект по обработке архивных записей с голосом Снежиной, поющей собственные песни; вышло в свет пять альбомов.

И, наконец, сборники творческого наследия Татьяны Снежиной стали печататься тоже посмертно. Первый появился в 1996 году и назывался «Что стоит жизнь моя?». На сегодня известно 14 сборников стихов и песен Снежиной; часть из них задуманы и воплощены как подарочные издания.

Статус «Подарочное иллюстрированное издание» и у сборника «Лирика», вышедшего в «Эксмо» в 2010 году и попавшегося мне в липецком книжном магазине. Кстати, отнюдь не в отделе уценённых товаров.

Увы: особой «подарочности» я в нем не заметила. Бумага сероватая, а обещанные иллюстрации –небольшие графические рисунки прямо на полях, скудные сюжетами: женские личики, руки, силуэты, цветы, небо, звёзды, объятия влюблённых и птицы. Но форма и не должна быть важнее содержания…

По содержанию. Книга «Лирика» подготовлена, можно было бы сказать, добросовестно, если бы не обилие опечаток – бич сегодняшних изданий от провинциальных до столичных, пафосных. Книге предпослано обширное предисловие от брата – Вадима Печёнкина. Брат с теплотой вспоминает трагически ушедшую из жизни сестру, описывает «извивы» её биографии, цитирует письма и интервью Татьяны. Интересно перечисление любимых авторов Татьяны, из увлечения творчеством которых, по мнению брата, выросли самостоятельные поэтические опыты сестры: Цветаева, Пастернак, Гейне, Байрон, Лермонтов, Есенин, Бунин, Галич, Дементьев, а из современных – Игорь Тальков, кумир Татьяны. В стихах девушки «отразилась» любовная лирика Цветаевой (в тематике больше, чем в технике) и сюжетные патетические опусы Дементьева и Талькова. Совершенно «дементьевское», к примеру, стихотворение «Кладбище», где лирическая героиня сравнивает бедное надгробие младшего лейтенанта, погибшего «в неравной схватке», неясно, с бандитами либо интервентами, и «скульптурой чёрного гранита» над последним покоем какого-то «хозяина жизни» и задаётся вопросом, справедливо ли такое неравенство и в смерти. Для подростка это переживание, хочется верить, было искренним, но техника воплощения мыслей в поэтической форме оставляет желать лучшего.

Похоже, что в подготовке сборника брат принимал участие. Возможно, благодаря ему в сборник вошли практически все стихи Снежиной – в том числе написанные ею под фамилией Печёнкина и для «внутреннего пользования». Даже те, что явно имеют не художественную, а лишь «воспоминательную» ценность.

Сборник начинается со стихотворения «Жизнь коротка», написанного Снежиной в 1986 году, в возрасте 14 лет.

Жизнь так коротка,

Что не заметишь ты конца.

Спеши вперед, скорей спеши,

Но жизнь свою не торопи.

(…)

Ты живи, жизнью дорожи,

Успей  любить,

Любить и дружить,

Своей любовью дорожить.

Эти стихи похожи на миллионы других строк, созданных впечатлительными девушками и юношами. Типичные подростковые рифмования –рифмы приблизительные, с размером нелады, но юные художники слова частенько пренебрегают нормами версификации. Кто-то – по неумению, а кто-то – принципиально не желая следовать правилам в столь интимной сфере или считая, что смысл сказанного перевесит его неуклюжесть. Обращает на себя внимание печальный вывод, ставший заглавием, – «Жизнь коротка» – но ведь и он не оригинален! О собственной смертности, конечности люди впервые остро задумываются в период полового созревания, это физиологический факт. Озарение это болезненно и приводит порой к рождению подлинных шедевров. Общеизвестно «прозрение» Мандельштама:

Я блуждал в игрушечной чаще

И открыл лазоревый грот...

Неужели я настоящий

И действительно смерть придет?

Правда, великий поэт написал эти строки, когда ему было 20 лет – на шесть лет больше, чем Татьяне Снежиной, когда она пережила аналогичный шок и сформулировала его: «Жизнь так коротка, / Что не заметишь ты конца». До стихов, написанных Снежиной в 20 лет, нам ещё только предстоит дойти.

Много стихов юной Снежиной можно трактовать в ключе символическом:

Кто сказал, что в доме тихо?

Прислушайся. Ты слышишь плач?

А тут за стеной пляшут лихо.

Веселье. И посуда вскачь.

Кто сказал, что в четырех стенах?

Не надо лгать.

В одной – есть дверь,

Открой ее, оставив страх.

Иди, свободен ты теперь.

В каком-то другом ключе, боюсь, толковать не получится. Там, где у автора «не получается» сказать вместо «за стеной» «за стенкой», чтобы не ломать ритм строки, о стилистике и поэтике говорить преждевременно.

Современность

Вы скажете: «Рок – современность,

Металл – это мода теперь»!

А знаете ль, вы, Поколенье,

Что есть современность теперь?

Современность – все тот же джаз, блюз,

Современность – всего лишь к прошедшему плюс.

Современность – это ваш рок и металл,

Современность сегодня – был и не стал!

Честно говоря, заурядные подростковые умствования, которые простительны лишь для периода «я познаю мир». Если бы не зловещая финальная строка, так и вовсе проходное ученическое стихотворение… Но отдадим себе отчёт в том, что концовка стихов звучит зловеще из нашего времени, в контексте уже известной нам судьбы Татьяны. В момент рождения этих строк последняя фраза могла быть элементарным «интересничаньем» – девушка бросает вызов моде, вкусу большинства, выступая за искусство прежних эпох, - или поиском рифмы к слову «металл».

Однако впервые проявившийся у поэтессы в 14 лет мотив скоротечности бытия стоит взять на заметку. Он будет назойливо напоминать о себе вплоть до самой безвременной гибели Снежиной.

Мне цыганка летом нагадала,

Что мне недолго жить осталось на веку.

Я думать об этом часто стала,

И поняла, что права не имею и больше не могу…

– «калечить жизнь» некоему неназванному лирическому герою. Безымянный «он» или «ты» кочует из стихотворения в стихотворение, даже когда Татьяна вырастает; он же фигурирует и в шлягере «Позови меня с собой». Трудно сказать, что в текстах Снежиной доминирует – профетический скорый конец или «он».

В небе темном летела звезда

И в полете с собой наслаждалась.

И не думала, что не года,

А секунду лишь жить ей осталось.

Исчезнут навечно с Земли

Улыбка моя и походка,

Застрянет на ранней мели

Моя незаметная лодка.

(…)

Укроются пыльной вуалью

Тетрадки мои со стихами.

Порой, впрочем, «он» и «смерть» соседствуют в ткани стиха:

Не отдавай меня,

Когда пришли за мною

Посланцы смерти

У конца пути.

Когда разверзлась

Пропасть меж землею,

И в этот час

Меня не отпусти.

Последний танец

Под танго,

С тобой иль с тенью –

Все равно…

Пожалуй, объектов пылких обращений становится больше, чем смерти, по мере взросления: «А Вы все тот же для меня. / О Боже, как я Вас любила», «А мне уже все равно, / Размыло дороги к тебе, / О, Боже, как подвластны мы судьбе» (повторяющийся рефрен «О, Боже» здесь вряд ли говорит о чрезмерной религиозности автора – это фигура речи, удобная для Снежиной, любящей к кому-то адресоваться в стихах), «Я спою сегодня эту песню для тебя, / Пусть никто ее не слышит больше, кроме нас», «Ты ушёл, а за тобою / Уносились пестрой стаей / Дни, знакомые до боли, / Дни, что в памяти остались», «Первый снег, как любовь твоя, / Может быть, растает, может, нет. / Первый свет ледяного дня / Между нами лег как первый снег», «Прости меня, мой нежный друг. / Прости за боль, за холод рук, / За взгляд, блуждающий в толпе, / Ведь он подарен был тебе». Ну, и так далее, без особых вариаций.

Часть любовных (да и просто «нарративных») стихов написана с деталями, позволяющими предположить их автобиографичность: «Набережной волны – / Ялтинский мотив / Навсегда запомню, / Все тебе простив». Примечательно здесь стихотворение «Прощай, Москва», в котором тоже можно уловить отзвуки пророчества:

Прощай, Москва! Отныне

Запомни навсегда

Мое простое имя

И юные года.

Уж если и придется

Нам встретиться с тобой,

То облик мой вернется

Уже совсем другой.

Действительно, «вернулась» Татьяна Снежина совсем не в том обличье, что уезжала: не вчерашней школьницей, не «молодым специалистом», даже не Золушкой, обласканной доброй феей шоу-бизнеса, – но легендой, размывающей все черты и факты. Драматический уход автора из жизни, безусловно, придал весомости и интересности её творениям. Произвели бы они фурор при других условиях?

В стихах Снежиной отчётливо проглядывает «акынство» – «что вижу, о том пою», «что переживаю, о том пишу» – и в этом подходе она тоже не одинока. «Возлюбленных» лирической героини порой нелегко отличить от возлюбленных самой Татьяны; но я не уверена, что это важно. Значительнее, на мой взгляд, то, что и о реальных, и о придуманных любовных историях поэтесса пишет в одном и том же весьма примитивном дискурсе. У неё довольно бедный словарный запас: из глобальных категорий превалируют «жизнь», «любовь», «мир», «память», «край» (в понимании как географическом, так и бытийственном), «обман», «огонь», «игра», из переживаний – «разлука», «горе», «тоска» и «одиночество», а из пейзажных – «дождь» (это просто, пардон, слово-паразит), «весна», «осень», «фонарь», «ночь», «небо», «рассвет», «закат», «ветер», «снег» и ещё малый джентль… дамский набор. К тому же в стихах до обидного много «ляпов». Если пятнадцатилетней девушке ещё можно извинить дважды предпринятую попытку просклонять слово «джинсы» как «джинс», а восемнадцатилетней – тавтологию «Долгою дорога будет в путь», то двадцатилетнему автору с солидным багажом написанного не хочется прощать обороты «разверзлась пропасть меж землею» (и чем?..) или «Мальчишка худенький, почти что беспризорный, играл на деньги острым лезвием ножа» (???).

Муссирование темы смерти не придаёт стихам обаяния. Напротив, оно быстро приедается и воспринимается уже то ли как ненужное кокетство, то ли как владение автора всего лишь одним приёмом. Понятно, что пишущий человек может испытывать постоянный, довлеющий страх смерти или ощущение собственной смертности. Но профессионально пишущий автор не вправе развивать в стихах лишь одну эту тему! Да и никакую другую. Однотемье – гибель для поэта; творческая, но может оказаться и подлинной.

Но теперь уже стихи Снежиной неотделимы от витающего в них духа смерти. Некоторые такие «пророчества» стали мифами, тесно связанными с её именем. Один миф педалирует «Википедия»: «В «Студии-8» записывался альбом Снежиной, выход которого планировался той же осенью. 18 августа 1995 года состоялась презентация нового продюсерского проекта. Снежина неожиданно вместо эстрадных песен исполнила два собственных романса под гитару «Звезда моя» и «Если я умру раньше времени».

Вадим Печёнкин в предисловии тоже обращает внимание на «провозвестия скорого конца», сделанные Татьяной: «На сороковой день после гибели вышел первый… альбом Татьяны Снежиной, который почему-то, задолго до этих событий, был ею назван «Вспомни со мной».

Кстати, текст романса «Если я умру раньше времени» вполне, прошу прощения за каламбур, литературно жизнеспособен:

Если я умру раньше времени,

Пусть меня унесут белы лебеди

Далеко, далеко, в край неведомый,

Высоко, высоко, в небо светлое…

Эти строки уже намного ближе к пониманию поэзии. У Снежиной бывают хорошие, искренние и точные стихи:

Окинуло взором туманным

Утро осеннюю тишь,

Солнечный зайчик обманный

Сверкнул вдруг на инее крыш.

Беда в том, что их немного, и они словно «растворяются» в обилии «декоративной», «кичевой» поэзии.

Ещё одна характерная особенность творчества Снежиной – его редкостная «вневременность». В плохом смысле слова. Снежина настолько сосредоточена на своём личном мирке и интимных событиях (любовные истории, поездки, переселения из города в город, перепады настроения и т. п.), что по стихам невозможно сказать, когда они сложены. Меж тем девушка творила в перестройку и «революционные» для России 90-е годы! Стихам молодых тогда уделяли особое внимание. Помню подборку юной Вики Ветровой на целую полосу «Комсомольской правды». Её стихи поражали взрослостью и неравнодушием к окружающему и, прямо говоря, были намного техничнее, чем у Снежиной. У Татьяны же огромный мир с его потрясениями в стихах «не уместился». Не хочу сказать, что надо писать гражданскую и конъюнктурную лирику – это тоже моветон. Как и замыкаться в «башне из слоновой кости». Хотя кто знает… не это ли победительное «девичество» стало причиной прихода текстов Снежиной на эстраду? Других аргументов не находится, по крайней мере, на поверхности. Девушка писала так же, как ребёнок.

Возьмём текст «раскрученной» песни «Позови меня с собой». Три семистишия, составленных из катрена и терцины:

Снова от меня ветер злых перемен

Тебя уносит,

Не оставив мне даже тени взамен,

И он не спросит, –

Может быть, хочу улететь я с тобой

Желтой осенней листвой,

Птицей за синей мечтой.

Сколько я искала тебя сквозь года

В толпе прохожих,

Думала, – ты будешь со мной навсегда,

Но ты уходишь,

Ты теперь в толпе не узнаешь меня,

Только, как прежде любя,

Я отпускаю тебя.

Каждый раз, как только спускается ночь

На спящий город,

Я бегу из дома бессонного прочь 

В тоску и холод,

Я ищу среди снов безликих тебя,

Но в двери нового дня,

Я вновь иду без тебя.

И восьмистишие, ставшее припевом (весьма назойливым):

Позови меня с собой,

Я приду сквозь злые ночи,

Я отправлюсь за тобой,

Что бы путь мне ни пророчил,

Я приду туда, где ты

Нарисуешь в небе солнце,

Где разбитые мечты

Обретают снова силу высоты.

Можно ли сказать, что в этом тексте Снежина «поднялась» над собой прежней? Вряд ли. Здесь та же типичная для поэтессы сцена расставания с неконкретным «тобой» и характерный для неё лексический ряд, выражающий переживания героини: уносящий «тебя» ветер, злые ночи, спящий город, тоска и холод, демонстративная жертвенность разлучённой возлюбленной («отпускаю тебя», «иду без тебя») и готовность отправиться за «тобой» по первому зову. К тому же ученические рифмы «тебя» – «меня», которые скрадывает мелодия и аранжировка – но на письме они выпирают. Иными словами, текст добросовестно посредственный. Ан – шлягер!..

Я очень далека от снобистского мнения, что песня не может быть поэзией, что в бардовской песне поэтического мало, а уж на эстраде-то – вообще искать её стыдно. Для меня несомненно, что отечественная эстрада минувших эпох была безупречна с текстовой стороны. Алексей Жемчужников написал «жалостный романс» «Журавли», ставший одной из жемчужин русской поэзии и гимном русской эмиграции. Александр Вертинский, Михаил Исаковский, Александра Пахмутова, Николай Доризо, Леонид Дербенёв – все эти «поэты-песенники» сказали собственное слово в искусстве. Каждый из них был несомненным литературным явлением. А к их текстам если и можно найти претензии – то не технические, а исключительно «концептуальные». Песни на стихи ТатьяныСнежиной на этом фоне выглядят ощутимым «понижением планки», а вовсе не «мировой классикой».

Между тем «пипл хавает». И с кого за понижение планки спрашивать?.. Разве что со слушателей…

Елена Сафронова


Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


Вчера в БГПУ им. М. Акмуллы прошел вечер памяти Дмитрия Масленникова ДБ
Ректор.jpg
Ректор Р. М. Асадуллин
Артю.jpg
Света.jpg
еще2.jpg
садоков и санникова.jpg
еще3.jpg


радио.jpg

В начале была первая информационная революция. Она разгорелась из искры слова и охватила племена и народы. Это было время, когда из кипящей лавы протоязыка отливались чеканные формы древних наречий. Вторая информреволюция, по мнению ученых, связана с распространением чтения и письма, третья – с вступлением в «Галактику Гуттенберга». Наконец, с развитием кинематографа, звукозаписи, телефонной и радиосвязи начался новый этап в истории человечества.

В десятую годовщину Великого Октября – 7 ноября 1927 года – жители разных уголков Башкирии стали свидетелями докатившейся до республики мощной волны четвертой информационной революции: из репродукторов, установленных на площадях, в клубах и библиотеках, впервые на башкирском и русском языках прозвучали слова: «Алло-алло! Говорит Уфа!»…

Наталия Санникова



хамитов.JPG

Рустэм Хамитов обратился с ежегодным Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

В этом году позитивные тренды продолжились. За 10 месяцев индекс промышленного производства составил 102,3 процента. Доходы консолидированного бюджета достигли 160 млрд рублей. Поступления по налогу на прибыль выросли более чем на 14 процентов – до 40 млрд рублей. Почти на два процента прибавил оборот розничной торговли. Средняя заработная плата увеличилась на 6,3 процента – до 29,3 тысячи рублей. Отмечается миграционный прирост населения. Снизилась смертность по многим заболеваниям. Впервые преодолён рубеж ожидаемой продолжительности жизни в 71 год.


Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.