Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Три абзаца от Савельева

Привет, я Игорь Савельев. Каждую неделю на сайте «Бельских просторов» я буду отпускать комментарии по событиям литературного процесса. Надеюсь, со временем ко мне присоединятся мои молодые коллеги, хотя я и сам еще не очень стар.

По-настоящему серьезных и значимых литературных журналов так мало, что не удивительно, что все они наблюдают друг за другом с пристальным интересом. Условный приз за креатив этой осени может получить «Октябрь», презентовавший неделю назад сдвоенный российско-китайский номер. Оказывается, главный литературный журнал Китая тоже носит название «Октябрь» («Шиюэ»), он основан в 1978 году после т.н. «Культурной революции», то есть он сильно младше российского собрата, но тиражи, конечно, не сравнить. Вот «Октябри» и выпустили совместный номер, где напечатали многих заметных российских (Роман Сенчин, Евгений Попов, Валерий Попов, Александр Кабаков) и китайских писателей. Интересно, что происходит это на фоне ситуации, которая встревожила многих: власти Москвы выселили «Октябрь» из помещения, которое он занимал лет семьдесят. Несведущий человек скажет – ну, подумаешь, редакция переехала. Только, по-моему, переезжать было некуда (новый адрес журнала на сайте не значится, не исключаю, что его делают теперь дистанционно, «на коленке»), а во-вторых – потеря литературным журналом помещения в центре Москвы – трагедия, которая всегда рассматривалась в литературной среде практически как «смерть журнала».

 

Об этой опасности заговорили не в 90-е, которые принято называть «лихими» (и именно тогда журналы переживали обвал тиражей и обнищание), а в относительно сытые нулевые. Тогда-то, насытившись нефтедолларами, власть и обратила внимание, что «золотые» помещения в центре занимает такая непонятная бизнесменам и чиновникам культура, как толстые журналы, да еще и мало платит за это. Когда-то журналам установили льготные арендные ставки. Сейчас трудно вспомнить, для кого прозвенел первый звоночек лет десять назад. Кажется, для «Нового мира»: его здание, принятое на баланс еще Твардовским в конце 60-х, парадоксально оказалось бесхозным. Поскольку всё постсоветское время федеральный центр и московские городские власти не могли договориться – кому из них оно принадлежит, «Новый мир» подождал и тихонько выиграл арбитражный суд как «добросовестный арендатор бесхозного помещения на протяжении более 15 лет». Тут-то власти очнулись, сломали решение суда и заговорили о выселении «Нового мира». Помню, что именитые писатели подписывали какие-то петиции, и выселение удалось отменить. Сегодня «Новый мир» работает по прежнему адресу, но, естественно, без серьезных гарантий.

 

Тогда, объясняя, почему толстый журнал такой значимости не может делаться на дому или сидеть в каком-нибудь коворкинге на окраине, писатели объясняли: а место встреч литераторов, место, куда могут придти авторы из провинции?.. А уникальный архив?.. Библиотека?.. Прямо говорилось – стоит выселить такой журнал из «культурной среды» московского центра – и он умрет. Но оказалось, что, во-первых, эти аргументы чаще всего – пустой звук для чиновников, а во-вторых, толстые журналы более живучи, чем думалось даже их редакторам. В последние несколько лет тихо-тихо лишились помещений несколько журналов. Сначала из «Дома Ростовых» на Поварской попросили «Дружбу народов»: в 2012 году на эту тему было много публикаций в СМИ. Потом – уже совсем тихо – с Большой Садовой съехало «Знамя». Так тихо, что об этом даже мало кто знает из авторов, нечасто бывающих в редакции (теперь она сидит в Воротниковском переулке). Потом – эта история с «Октябрем», тоже окруженная странным молчанием: для всего литсообщества стала сюрпризом большая статья об этом – «Октябрь стерли ластиком»: ее опубликовал Павел Басинский в «Российской газете» https://rg.ru/2017/05/29/reg-cfo/basinskij-s-kulturnoj-karty-moskvy-nezametno-ischez-zhurnal-oktiabr.html. Сами сотрудники «Октября» ничего об этом не заявляли и довольно долго воздерживались от комментариев даже после выхода этой статьи.

 

Оказалось, однако, что продолжают выходить и «Октябрь», и «Знамя», и «Дружба народов», ничего не растеряв. Я не веду к мысли, что риторика «переезд равен смерти» оказалась неправдой. Я радуюсь тому, что запас прочности у толстых журналов остается большим. Они пережили и катастрофу с подпиской в 90-е, катастрофу с потерей массового читателя и тиражей, сейчас переживают период потери советских же помещений, но не сдаются. Но сколько испытаний им еще предстоит?    



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Наслаждение (2002)
Наслаждение (2002) Евгений Севастьянов
Кто-то приболел
Кто-то приболел
Анатолий Чечуха. Лодочная станция. 1976
Анатолий Чечуха. Лодочная станция. 1976
Вечерний мотив.jpg
Вечерний мотив.jpg Расим НАСИБУЛЛИН

Публикации
Юрий Халиуллович Якубов родился 24 января 1936 года в Белебее. Окончил Абдуллинское железнодорожное училище, Московский институт инженеров железнодорожного транспорта, Университет марксизма-ленинизма, Башкирскую коммерческую академию. Отличник профтехобразования – СССР и РСФСР, Заслуженный учитель БАССР, отмечен союзным знаком Ветеран профтехобразования. Заслуженный учитель РБ. Автор двух поэтических сборников и участник совместных сборников.

По тропе здоровья

№ 8 (225), Август, 2017

Увлечённый человек

Мы с Юрием Якубовым знакомы тридцать лет, а мне кажется, что всю жизнь. Вот он в послевоенное голодное время получает в подарок белый полушубок из рук личного секретаря Сталина Александра Поскрёбышева. Вот он после окончания школы, впервые попав в Москву, уже беседует с известным писателем Александром Чаковским, вот 22-летним пареньком осваивает работу осмотрщика на Уфимской железной дороге. Работа на железнодорожной станции Бензин его настолько увлекла, что он даже стал студентом Московского железнодорожного института. Но жизнь сделала поворот, и Юрий Халиуллович стал сперва мастером, а потом и заместителем директора Уфимского профтехучилища.

В Нефтекамске Якубов начал работать в 1986 году заместителем директора училища № 138, которое готовило кадры для базового завода «Башсельмаш». И потом десять лет был директором этого учебного заведения, выпустив сотни специалистов рабочих различных профессий. Но не одной же работой жив человек! Юрий Халиуллович увлекался написанием стихов, чему не придавал никакого значения. Была в Уфе выпущена первая его книга, которую он даже не сохранил. Поэтические строки писал на обрывках или отдельных листках бумаги, которые тут же терял или выбрасывал в урну. Большую часть свободного времени стал уделять различным видам коллекционирования. Чего в его квартире сегодня нет: значки, почтовые марки, денежные знаки в бумажном и металлическом виде (особая гордость – собрание монет стран всего мира), календарики, книги, открытки, даже пивные пробки, хотя он отнюдь не любитель ни пива, ни другого хмельного напитка. Эти увлечения помогали Якубову коротать вечера, а в выходные он, именитый в образовании человек, шёл в подвал на Комсомольском, 24 или в Дом техники нефтяников на встречу с такими же увлечёнными людьми и часами мог общаться не только со взрослыми, но и с детьми, обсуждая новые приобретения или какие-то тонкости филателии, нумизматики.

А вот о поэзии ему напомнили друзья, которые «тусовались» в среде начинающих литераторов. Раз за разом он всё больше проникался их интересами и, когда услышал о желании увидеть написанные слова об одном из героев Великой Отечественной войны, взял и сочинил стихотворение. Его строки получили одобрение, и он стал втягиваться в то, чем он занимался ещё в молодые годы. Сегодня он уже известный местный поэт, которого много печатают в районной и городской газете, заметили и в республиканской печати, его произведения попали в сборник стихов и рассказов Нефтекамского литературного объединения…

Фёдор Бреднев,

журналист, член Союза писателей России

 

 

 

*  *  *

 

Мой старый двор, и ель смолистая,

Что выросла давным-давно,

При лунном свете серебрится

И смотрится в моё окно.

Журавль старый у колодца,

Давно бадью не поднимал.

Уж полусгнившая светлица,

В которой в детстве я играл.

Стою я грустно у калитки,

Молчу и думаю о том,

Что не пора ли мне вернуться

В мой сельский старый отчий дом.

 

 

О БЕРЁЗЕ

 

Бедный ствол берёзы белой,

Шрам на шраме, ох и ах!

Будто с боя ты, бескровной,

Вышла из лесу в рубцах.

 

Ах, березонька родная,

Долго слезы тебе лить,

Раз в лесу стоишь ты с краю,

Тебя легче погубить.

 

Каждый хочет выпить соку

И не думают о том,

Что тебе не будет проку

От насечек топором.

 

Каждый в баню веник хочет,

И метёлку в парках ждут,

И опять тебя находят,

За тобою в лес идут.

 

И еще дрова, пожалуй, –

В топку нужен березняк.

Тут уж воз совсем не малый –

И хороший и сушняк.

 

Если все так на березу

Выйдут с острым топором,

Я скажу совсем серьёзно:

Будут пни одни кругом.

 

 

Хлеб

 

Засеяли поля, запахло хлебом –

Какие тут ещё нужны слова.

Поспеют зёрна под открытым небом,

Хлеб будет, как обычно, – голова!

 

А уж потом мы, чарки поднимая,

Свой тост преподнесём родной земле.

И, труд нелёгкий дружно отмечая,

Всех хлеборобов будем чествовать в селе.

 

 

Кумыс

 

Казахский пил кумыс –

И вспомнил степи,

Монгольский пил, и он сродни ему.

Турецкий – будто отзвук горных песен,

Которые я не всегда пойму.

А вот башкирский пил –

Так тут уже иначе:

И свежесть ощущал, и жажду утолял.

И если чувствовал себя усталой клячей,

Меня он в батыра вмиг превращал.

 

 

КУРАЙ

 

Тростник сухой, упругий, тонкий,

Я очень долго подбирал,

Чтоб голос нежный, очень звонкий

В степях Башкирии звучал.

Чтоб трели мог перебирая

Я оживлять на все лады,

Чтоб чувствовать игру курая,

И быть джигитом молодым.

Чтобы постичь его искусство,

Услышать музыку степей,

Играй же на курае с чувством,

Нет его музыки родней.

 

 

ПО ТРОПЕ ЗДОРОВЬЯ

 

Сосны высокие стройно стоят,

Шепчутся между собою.

Знать бы, о чём они там говорят,

Я б поделился с тобою.

 

Стройные сосны, зелёный наряд

В рыже-оранжевом цвете,

В солнечных бликах стволы их горят.

Нет их прекрасней на свете.

 

Воздух от сосен, от ёлок и пихт –

Море коктейля здоровья,

Птичий базар, щебетанье и свист

В этом природном раздолье.

 

Ты береги этот дар, человек,

Нежное нежности просит.

Нужен не год, нужен максимум век –

Вырастить лес стройных сосен.

 

Дышат, любуются сотни людей,

Ходят с утра по росинке.

Нету у многих желанья сильней,

Как встать и пройти по тропинке.

 


Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


владимир кузьмичёв.jpg

Уфимский писатель, автор журнала "Бельские просторы" Владимир Кузьмичёв стал лауреатом X фестиваля иронической поэзии «Русский смех», среди участников фестиваля были авторы-исполнители не только из России, но также из Германии, США, Казахстана, Латвии, Украины и других стран. Фестиваль проходил в городе Кстово. Владимир, помимо официального диплома, получил приз «Косой в золоте» (статуэтка весёлого зайца — талисмана фестиваля).



маканин.jpg
Владимир Маканин
  • Родился 13 марта 1937 г., Орск, Оренбургская область, РСФСР, СССР
  • Умер 1 ноября 2017 г. (80 лет), пос. Красный, Ростовская область, Россия
В 50-е годы жил вместе с родителями и двумя братьями в Уфе, точнее в Черниковске на улице Победы в двухэтажном доме номер 35 (дом стоит до сих пор). Окончил уфимскую мужскую школу № 11 (ныне №61). Ниже предлагаем интервью с Владимиром Семеновичем, взятым у него Фирдаусой Хазиповой в 2000 году.


Логотип журнала "Бельские просторы" здесь

Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.