Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Авторы номера:

Шалухин.jpg
Станислав Шалухин
Вахитов Салават.JPG
Салават Вахитов
абдуллина_предпочтительно.jpg
Лариса Абдуллина
михаил магид.jpg
Михаил Магид
Света Иванова.JPG
Светлана Иванова
Маслова Анна.jpg
Анна Маслова
полина ротштейн.jpg
Полина Ротштейн
Кондратьев.jpg
Сергей Кондратьев
Валерий Абдразяков.jpg
Валерий Абдразяков
Романова.JPG
Римма Романова



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Северные амуры.jpg
Северные амуры.jpg
1_DSC_3487А.jpg
Свастика
Свастика
1
1

Публикации
Cотрудник библиотеки БГПУ им. М. Акмуллы

Громкий дебют. Обсуждение романа Г. Яхиной «Зулейха открывает глаза»

№ 6 (211), Июнь, 2016


Весной этого года в библиотеке БГПУ им. М. Акмуллы состоялось обсуждение дебютного романа Гузели Яхиной «Зулейха открывает глаза», вызвавшего много споров и отмеченного самыми престижными литературными премиями – «Ясная Поляна» и «Большая книга», а также ставшего финалистом ещё двух премий – «Русский Букер» и «НОС». Сейчас, по словам писательницы, ведутся переговоры о переводе романа на 16 языков для 24 стран мира.
В обсуждении приняли участие студенты 4-го курса русского и 5-го курса татарского отделений Института филологического образования и межкультурных коммуникаций БГПУ; доцент кафедры русской литературы Альфия Файзрахманова, профессоры этой же кафедры Гульназ Рамазанова и Раиф Амиров; доцент кафедры Отечественной истории Ильдар Баишев и профессор этой же кафедры Марат Ямалов; заведующий информационно-библиографическим отделом библиотеки БГПУ Пётр Фёдоров; члены редколлегии журнала «Бельские просторы», писатели Светлана Чураева и Салават Вахитов, а также студентки 4-го курса русского отделения ИФОМК БГПУ Екатерина Плеханова и 5 курса татарского отделения того же вуза Раушания Исхакова.

Марат Ямалов: При анализе мы должны учитывать, что есть три огромных обстоятельства, влияющих на освещение данной проблемы: 1) великая библиография ГУЛАГА, в т. ч. за счет воспоминаний, произведений разных жанров; 2) российская деревенская проза, достигшая высочайшего уровня, ярко отраженная в кино; 3) национальная часть русской литературы, представленная замечательными книгами Ч. Айтматова, Ф. Искандера, Н. Думбадзе и др. Да, автор романа в курсе этих достижений. Но как в этих условиях найти свою тему, видение, место? В каком русле идет осмысление истории? Суть романа – судьба подавленного человека, неграмотной женщины из татарского села, в годы репрессий и лишений. В целом, с оговорками, Яхина со своей задачей справилась, написала читаемое произведение. Когда-то Е. Евтушенко говорил о поэме «Братская ГЭС», что она отразила гримасу человека, оторвавшего от земли огромную глыбу, которую он поднять над собой не смог. А вот что отразил роман Г. Яхиной?
Сама фактура правдоподобна. Страдания женщины, постепенное ее возвращение к жизни показаны интересно, хотя и штрихами. Но в описании быта, кошмаров Зулейхи чувствуется нарочитость, заданность, искусственность. Образы и события даны обзорно; мысли, религиозность, чувства героини не очень реальны. На каком языке она думает, говорит? Жизнь и быт села, местные приоритеты, традиции изображены поверхностно, через некие татарские, языческие и «исламские» понятия, нередко спорно, с ошибками. Мы не знаем, о чем говорили персонажи, как принимались решения, какова среда двух «кланов» – мужа и жены. Есть вторичность в описании крестьянства, этнографии села, трудностей деревенского труда. Кажется, что они увидены глазами нынешней горожанки! Ужасы слепоглухой бабки, убийство коровы, схрон на кладбище, расправа красных над мужем – натянутые эпизоды.
Стиль повествования выстроен по типу сериалов, в привычном уже формате, переходы быстрые, больше внешние. Видно спокойное отношение к смерти, часто показываемой на телеэкране, в компьютерных играх. Романтизация через эпизоды изоляции, своеобразных приключений, в стиле реалити-шоу («Последний герой», «Остров», «Голод», «Сердце Африки», «Адам и Ева», «Остаться в живых» и т. д.). Зулейха с оружием вдруг становится уверенной, сильной охотницей, умеющей постоять за себя, перестрелять стаю волков, приносить пользу, совершать подвиги. История с первым жильем в ссылке – а каким оно могло быть? На тех материалах, при отсутствии инструментов, без намеков на какие-либо удобства? Страшная, темная, сырая земляная ночлежка с нарами! История с сыном Юсуфом – кормление кровью из пальцев, быстрое становление – неправдоподобно. Откуда-то вдруг средняя школа, взросление. А изменения в Зулейхе – какие? Что она поняла, продумала, узнала, прочитала? На что открыла глаза? Как полюбила убийцу мужа? Сама мысль, что крестьянство живет безысходно, с закрытыми глазами, не кажется исторически обоснованной. Да и открытость глаз не стоит переоценивать.
Будущий сериал по книге с хорошим режиссером и мощными артистами может многим понравиться. Но это не ответ на вопрос, а состоялся ли роман, так полюбившийся столичной элите? Действительно ли убедительны награды, переводы, восторги? Не торжествует ли здесь тенденциозность?

Ильдар Баишев: Действие романа переносит нас в 1930-е годы. В центре повествования – судьба татарской женщины-крестьянки Зулейхи на фоне трагических событий коллективизации. При этом в романе раскрывается не процесс колхозного строительства, а одно из наиболее драматичных явлений эпохи – раскулачивание крестьянства. И всё же главную сюжетную линию романа составляют не масштабные исторические события, а судьбы простых людей. Гузель Яхина попыталась показать, как советская государственная машина перемалывает веками устоявшуюся крестьянскую жизнь, как меняются характеры и поступки людей в экстремальных, порой просто нечеловеческих условиях.
Достоверность описываемых событий сомнений не вызывает. Читатель глубоко погружается в эпоху, зримо ощущая её суровый, местами страшный облик. С одной стороны, можно сказать, что автор романа увлекает читателя событиями советской истории, раскрывает её глубину через повседневную жизнь. С другой стороны, возникает опасность однобокого и тенденциозного восприятия своего прошлого, особенно со стороны молодых читателей. Думается, что талантливый писатель должен прививать и воспитывать уважение к родной истории, даже при обращении к её самым трагическим и неприглядным сторонам. Ведь не секрет, что целые поколения отечественных писателей занимались осуждением советской государственной машины сталинской эпохи, не всегда пытаясь понять при этом причины жестокого характера последней.
Из достоинств романа хотелось бы выделить красивый литературный язык. Автор умело строит сюжетные повороты, убедительно показывает накал страстей во взаимоотношениях героев, поэтически описывает природу. Быт татарской деревни воспроизводится с мельчайшими этнографическими подробностями. На наш взгляд, главное в романе – трагический и противоречивый процесс вытеснения традиционного уклада жизни под воздействием масштабных исторических перемен и умение простых людей противостоять жестоким ударам судьбы, сохранять при этом достоинство и даже бороться за своё счастье.
Хочется надеяться, что роман «Зулейха открывает глаза» не затеряется в бурном потоке современной исторической прозы и будет актуален даже спустя десятилетия.

Альфия Файзрахманова: В центре внимания романного пространства Гузели Яхиной оказались непростые годы советской истории, связанные с периодом коллективизации. Тема для русской литературы ХХ века не новая, известная по целому ряду произведений советских писателей (Шолохов, Платонов, Можаев, Акулов и др.). Поэтому сравнения неизбежны.
Однако Гузель Яхина, на мой взгляд, совершенно иначе осмысляет историю того времени. Автор демонстрирует ее – очень живо, ярко, сильно – сквозь призму судьбы простой крестьянки. Драматическая история ХХ века показана с помощью замкнутых пространственных миров. С одной стороны, это глухая деревня, с другой стороны, далекие спецпоселения. В первом измерении изображена жизнь простой замужней женщины, отягощенной беспросветным бытом (тяжелый физический труд, суровый муж, фанатически любящий мать, свекровь-упыриха, наконец, бездетность, ставшая тяжким бременем для героини). Именно эта часть романа вызывает неоднозначные отклики читателей. Если выйти за пределы этнографической составляющей романа, то можно в судьбе татарской женщины увидеть типичную историю женщины-крестьянки того времени. Важно то, что в романе на смену этой замкнутой, беспросветной жизни, из которой, казалось, нет выхода, приходит другая жизнь. Она становится своего рода парадоксальным спасением для героини, несмотря на убийство мужа, арест, тюрьму, этап.
Другое историческое измерение – это спецпоселение на Ангаре, сопровождающееся тяжелейшими испытаниями (гибель людей на барже, голод, холод). Однако и здесь можно наблюдать некий парадокс. Жизнь на поселении воспринимается как своего рода утопия, несмотря на лишения и невзгоды (которые, как правило, обходят стороной героиню). Здесь у героини рождается долгожданный ребенок, она знакомится с судьбоносными для нее и ее сына людьми (врачом Лейбе, ссыльными из Ленинграда и др.), наконец, здесь убийца ее мужа, преодолев путь «от палача до жертвы истории» (слова самой Яхиной), помогает ее сыну. Более того, в этой части романа в силу вступают библейские, мифологические аллюзии. Это и отсылка к легенде о шах-птице Семруг, которая играет, на наш взгляд, ключевую роль в романе, и отсылка к сказанию о Юзуфе и Зулейхе, из которого Яхина берет самое главное – силу любви, на которую способна только женщина. Вторая часть романа вносит предельную ясность. Это роман о любви матери к сыну, во имя которого она преодолевает себя.

Екатерина Плеханова: Гузели Яхиной удалось создать удивительную сказку. Да-да, именно сказку. Где возможно сосуществование религиозного и языческого миропонимания, соседство разных культур и ментальностей, а самое главное – волшебное превращение главной героини Зулейхи. Превращение в свободную и сильную личность. Героиня романа «Зулейха открывает глаза» проходит сложный путь-инициацию и с рождением сына обретает себя. В произведении присутствует ряд исторических и этнографических неточностей, но это не мешает читателю получить удовольствие от книги. События, на фоне которых развивается сюжет, являются лишь своеобразной декорацией к главной теме – духовного освобождения личности Зулейхи. Освобождения не от политического режима, религиозных убеждений или образа жизни, а от прошлой себя. От себя слабой и напуганной.
К сожалению, быть автором в нынешнее время – дело неблагодарное. Критики, да и неискушенные читатели, так и норовят направить писателя «на путь истинный»: научить его как следует писать. В связи с этим молодому автору приходится выслушивать огромное количество замечаний и поправок: от «ее нельзя ставить на одну полку с Шолоховым» до «это нельзя считать прозой вообще». В таком случае, на мой взгляд, нужно вспомнить один из самых известных законов экономики – «спрос рождает предложение». Гузель Яхина и ее книга стали популярны, на мой взгляд, потому, что общество, судя по всему, нуждается в этом авторе и произведении. Именно читатель делает свой выбор – покупать книгу или не покупать, любить или остаться равнодушным. Исходя из этого, размышления об оскудении и упрощении современной литературы – насмешка над самим собой. Книга «Зулейха открывает глаза» – продукт нашего времени. Таким образом, если современный читатель нуждается в литературе подобного рода, то это никак нельзя ставить в вину автору.
На мой взгляд, роман Г. Яхиной – хорошая проба пера. Автор сделала попытку вернуть своему избалованному читателю вкус к чтению, интерес к истории и веру в чудо. Роман смог привлечь внимание читателей разного возраста, и это несомненная удача автора. Остается надеяться, что Гузель Яхина не остановится на достигнутом, а продолжит совершенствовать свое мастерство.

Раушания Исхакова: Роман читается легко. Сюжет интересный, захватывающий. Я хочу особое внимание обратить на образы Юзуфа и Зулейхи, которые, на мой взгляд, отсылают нас к Корану и Библии. В XIII веке, опираясь на коранические мотивы, великий булгарский поэт Кол Гали написал поэму «Кыйсса-и Йусуф», где повествуется о сыне пейгамбара Ягъкуба Йусуфе и его возлюбленной Зулейхе, дочери египетского царя. В поэме образ Зулейхи развивается во взаимосвязи с образом Йусуфа: под его влиянием она принимает ислам, т. е. становится правоверной, меняется ее мировоззрение, отношение к чувству любви. В романе Г. Яхиной ситуация иная: Юзуф – сын Зулейхи, а не возлюбленный. Их взаимовлияние, на мой взгляд, не прослеживается в романе. Образ Зулейхи развивается отдельно от образа Юзуфа. Конечно, Г. Яхина изобразила трогательные отношения матери и сына: она практически вскармливает его своей кровью, когда нечего было есть; Юзуф не может заснуть без неё, даже когда становится 12-летним, и т. д. Но для меня не ясно, прослеживается ли связь героев Яхиной с кораническими персонажами. Может, автор хотела сопоставить женскую любовь и любовь материнскую? Безусловно, жертвенность материнской любви представлена в романе: Зулейха отвергает Игнатова ради Юзуфа, делает все, чтобы сын рос достойным человеком. Для меня вопрос, связанный с кораническими персонажами, остался открытым. Возможно, нужно прочитать роман еще раз, чтобы найти ответ на него.

Гульназ Рамазанова: 1. Коллективизация – переломный момент отечественной истории, когда рушился вековой уклад всей российской деревни – башкирской, татарской, русской. Парадокс и ужас ситуации заключался в том, что в ходе этого глобального исторического эксперимента самые сильные и жизнеспособные крестьяне в одночасье становились «контингентом», «стадом», обреченным на вымирание. В романе показано, что из 400 высланных умирает 398 человек, прежде всего, погибают дети и старики, значит, погибает прошлое и будущее нации. Эта же проблема красной нитью проходит и в рассказе А. Генатулина «Албасты», главный герой которого – Анвар Алтынхужин, не выдержав несправедливости, террора и произвола, творившегося в башкирской деревне, становится отступником, дезертиром по убеждению, люто ненавидящим новую власть. Но и в том и в другом произведениях звучит и тема возмездия: оно настигает всех тех, кто творил геноцид собственного народа. Все новые хозяева жизни сами становятся жертвами истории. Председатель колхоза – Мансурка-Репей – убит, председатель сельсовета Денисов (явственно созвучие с фамилией героя романа «Поднятая целина» М.А. Шолохова Давыдова) спивается, в конце концов, он и сам теряется где-то «среди прибалтийских сопок». Но самые страшные муки выпадают на долю «идейного до ногтя» Игнатова: ему являются все убитые им – деникинцы, басмачи, белочехи, кулаки, потопленные по его вине на барже. Не выдержав мук проснувшейся совести, он превращается в нравственную развалину, потерявшую все человеческие ориентиры и опоры.
2. Главная героиня романа – Зулейха. Создан яркий характер, показана эволюция героини от забитой, бессловесной рабы до зрелого, сильного человека, принимающего непростые самостоятельные решения. Страницы романа, описывающие ее внутренний мир, сознание, в котором отображены мифологические представления татарского народа, те испытания, через которые ей пришлось пройти, потеряв детей, живя в постоянном вакууме нелюбви, производят сильное впечатление. Эти страницы воскрешают в памяти произведение Н.С. Лескова «Житие одной бабы». Автор всеми средствами стремится показать, что жизнь заставила смиренную и безответную Зулейху, ставшую маленькой частичкой страшного круговорота истории, в который она попала, «открыть глаза», переродиться, стать совсем другой. Это не всегда удается автору. Стремительность внутреннего перерождения героини не всегда убеждает, не кажется вполне органичной. Легенда о птице Семруг, которая, вероятно, должна была стать идейной квинтэссенцией романа, словно выламывается из художественной ткани произведения. Понятия и образы, возникающие в легенде, выглядят декларативно и инородно, воспринять их как часть ментальности героини не получается.
3. Роман продолжает традиции русской классической литературы. Россия – страна, где солью нации всегда были женщины, несущие все страшные испытания наравне с мужчинами. Но предназначение женщины – сохранить будущее страны любой, даже самой страшной ценой. Эту мысль доносит предельно убедительно очень запоминающаяся и многозначная метафора романа – эпизод, где героиня спасает жизнь своего сына Юзуфа, кормя его собственной кровью.

Раиф Амиров: В первую очередь хочу акцентировать внимание на том, что Гузель Яхина обратилась к истории коллективизации 1930-х годов. Обращение к теме коллективизации не ново, но всегда актуально, потому что это – часть нашей истории, и она всегда будет актуальна, сколько бы о ней не писали. Это выбор дебютантки. Она имеет на это право. То есть можно говорить об удачном выборе темы. Однако, с другой стороны, тема, да и форма произведения, как мне кажется, вызвана желанием автора быть «на волне». Более того, Яхина использует интригующее название «Зулейха открывает глаза», отсылающее нас к известной фразе «Гюльчатай, открой личико». Автор сделал на это ставку, чтобы завлечь читателя. Название привлекает, хочется открыть и прочитать роман.
Здесь говорилось об этнографизме романа. Соглашусь с некоторыми выступающими: можно отметить спекулятивность этнографическими подробностями, вместе с тем увидеть очевидное непонимание татарских слов и, в целом, непонимание татарской культуры. Автору нужно много работать в этом направлении. Поэтому Яхину нельзя поставить в один ряд с великими татарскими писателями. Их будут читать всегда, а вот данную дебютантку – вряд ли.
Что касается использования автором библейских и коранических мотивов, то хочется отметить несколько двойственную интертекстуальность. Например, вспомним, что Юсуф в романе до позднего возраста продолжает спать рядом с матерью. И с библейско-коранической легендой это никак не связано.
В целом роман имеет место быть, поскольку основной движущий компонент всей книги – это рождение сына, во имя которого происходит перерождение героини.

Пётр Фёдоров: Мы почему-то сравниваем роман Г. Яхиной с лагерной и деревенской прозой и даже с «Поднятой целиной» М. Шолохова, забывая о западных традициях русской литературы от П. Чаадаева до И. Бродского. Думается, что выпускница инфака Казанского университета вышла не только из лагерной робы А. Солженицына, но и из более цивильных одежд европейской и американской литератур. Новизна её дебютного романа состоит ещё и в том, что она впервые в отечественной литературе рассматривает трагедию раскулачивания и насильственной коллективизации как разрушение вековых добровольных человеческих связей. И здесь она следует не традициям «Тихого Дона», как считает писатель и литературный критик П. Басинский, а идеям «Робинзона Крузо» Д. Дефо и «Унесённых ветром» М. Митчелл. Герои романа Шолохова гибнут один за другим, сохраняя верность казачьему общинному укладу, а у Яхиной каждый персонаж заботится преимущественно о себе. Главная героиня романа Зулейха, изъятая из цивилизации, подобно Робинзону Крузо, значительную часть своего времени проводит в одиноких охотничьих скитаниях по сибирской тайге. В своих хождениях по мукам она вполне может поспорить со Скарлетт О’Хара в умении выживать. Не только Зулейха, но и почти все герои романа Яхиной отличаются виртуозным искусством приспосабливаться к трагическим условиям своей жизни, поскольку отсутствие этого качества зачастую приводило к гибели. Один начальник спецпоселения Игнатов пытается бороться за общее дело, но и он сначала спивается, а в конце произведения уходит из рядов строителей новой жизни, порядком разочаровавшись в идеалах революции.
Суфийская легенда о птице Семруг, рассказанная Зулейхой своему сыну Юзуфу, не только перекликается с названием посёлка спецпереселенцев Семрук, но и служит идейным обоснованием цели выживания героев романа. Пройдя, подобно сказочным птицам, через долины Исканий, Любви, Познания, Безразличия, Единения, Смятений, они нашли истину: «Они все – и есть Семруг». И каждый человек в отдельности, и все вместе.
Но наиболее глубокое раскрытие идейных основ романа Яхиной можно обнаружить при рассмотрении его параллелей с тетралогией Т. Манна «Иосиф и его братья». В основе двух этих внешне непохожих романов лежит ветхозаветная легенда об Иосифе Прекрасном, трансформировавшаяся в Средние века в многочисленные литературные памятники исламской литературы, включая знаменитую поэму основоположника булгаро-татарской письменной поэзии Кул Гали «Кысса-и Йусуф». В образе Зулейхи воплощаются главные мотивы поэмы Кул Гали – это верность своей натуре и внутренняя порядочность, пронесённые через все трагические повороты её судьбы. А с тетралогией Т. Манна героиню Яхиной роднит история гуманизации древнего мифа, перехода из тёмной предыстории к человечности духовного поиска. Отсюда и навязчивое педалирование писательницей мрачных сторон быта татарской деревни времён коллективизации и трагедии раскулачивания. Но если у Т. Манна служение кровавым богам справедливо рифмовалось с современной ему фашистской мифологией, то подобные параллели в романе Яхиной в отношении к традиционной культуре и строительству социализма выглядят тенденциозными и предвзятыми. Столь же искусственным кажется переход от суеверий и забитости Зулейхи к её духовному возрождению. У Т. Манна такой переход от тёмных и кровавых деяний к духовному свету был выстрадан поколениями еврейских богоискателей и пророков. Уход Иосифа из Египта связан с осознанием своего индивидуального «Я». Обретают индивидуальное сознание и герои Яхиной. Характерен в этом отношении финал романа, когда отстранённый от руководства спецпоселением Игнатов сжигает личное дело Юзуфа и выписывает ему новый документ на имя Иосифа Игнатова. Этим подлогом он разрывает связь с советской системой, обретая индивидуальную свободу от каких-либо коллективных обязательств. А Юзуф начнёт свою новую жизнь в Ленинграде с фальшивым именем, с фамилией убийцы своего отца и чужой национальностью. Фактически, Яхина написала захватывающий исторический роман с умелыми вкраплениями особенностей татарского быта и обычаев, а также библейской и исламской мифологии, воспевающий преимущества индивидуализма над коллективным сознанием. Но только яхинский Семруг воплотил в себе не духовный свет новой гуманной личности, а выкованный коллективизацией и ГУЛАГом человеческий тип, не верящий ни в бога, ни в чёрта, ни в советскую власть, а признающий лишь материальное благополучие и личные свободы без норм и морали. Зулейха открывает глаза и видит, что можно жить легче, заботясь только о себе и своих самых близких людях, освободившись от тяжкого груза обязанностей по отношению к семье, Богу и родной культуре.


Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


Вчера, 23 мая, редакция журнала "Бельские просторы" посетила Шаранский район, встретилась с библиотекарями и побывала на празднике Славянской письменности.
1.jpg
2.jpg
3.jpg
5.jpg
6.jpg
7.jpg


В течение двух дней в Белорецком районе проходили встречи с писателями, редакторами ведущих журналов и газет республики. От журнала «Бельские просторы» в встречах принимали участие заместитель главного редактора Светлана Чураева и редактор отдела прозы Игорь Фролов. 18 мая творческий десант принял участие в музыкально-поэтическом мероприятии для отдыхающих и коллектива санатория «Ассы». 19 мая гости прибыли в город Белорецк, где для них была подготовлена большая программа. Встречи проходили в нескольких школах и библиотеках. Заключительное мероприятие состоялось в школе №1.

Чураева Белорецк.jpg

Светлана Чураева знакомит читателей Белорецка с новинками журнала "Бельские просторы"

белорецк.jpg

Писатели РБ возлагают цветы к бюсту А. С. Пушкина

ф и ч белорецк.jpg

Игорь Фролов и Светлана Чураева среди читателей



Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.