Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Тайная музыка невозможного

…Когда-то я пытался убить в себе сочинительство, чтобы жить как все нормальные люди. Заставлял себя не сочинять, но через некоторое время стихи просто произносились. Потом махнул рукой, приняв это как пожизненную неизбежность, как свой крест. И только теперь, когда лучшая часть жизни позади, с отчётливой, щемящей болью сознаю, что это всё-таки то самое дело, которое действительно люблю и единственно по причине которого и стоит хотя бы терпеть меня на этой Земле…

Станислав Петрович Шалухин (1952–2002) родился в Уфе. Работал преподавателем, журналистом. Последнее место работы – редактор отдела поэзии журнала «Бельские просторы»



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Купальни у дер. Ольшины
Купальни у дер. Ольшины
Выемка на 613 версте
Выемка на 613 версте
Ноябрь. Не подходить!
Ноябрь. Не подходить!
Взлет. Пастель (2003)
Взлет. Пастель (2003) Игорь Тонконогий

Публикации
Cотрудник библиотеки БГПУ им. М. Акмуллы

Жизнь человеческого духа. Студенческие театры Уфы

№ 6 (211), Июнь, 2016


Весной этого года прошли примечательные премьеры спектаклей студенческих театров, открывшие новые грани этого популярного вида самодеятельного творчества. В прежние десятилетия были и СТЭМы, и театры поэзии, и классические драматические коллективы, и экспериментальные. Лет десять-пятнадцать назад одни уфимские студенческие театры прекратили своё существование под натиском массовой культуры, другие ушли в «развлекуху» или формальный эксперимент. И только в последние годы начался новый подъём.
В отличие от студенческого театра прежних десятилетий, костяк нынешнего составляют «дети перестройки», выросшие в годы девальвации духовных и нравственных ценностей. Прошедшие четверть века после распада СССР наложили отпечаток на всю постсоветскую культуру, и в том числе на театр. Все эти годы из профессионального отечественного театра под разными предлогами изгонялись традиции К. Станиславского, В. Мейерхольда, Е. Вахтангова в угоду сиюминутным политическим установкам и коммерческой выгоде. В последние годы отдельные театральные проекты под громкими лозунгами свободы творческого самовыражения стали открыто разрушать вековые нравственные традиции народов нашей страны, играя роль идеологических провокаций и духовного кощунства.
На этом фоне было удивительно наблюдать студенческие спектакли, поставленные молодыми людьми, выросшими при неоднократных переписываниях истории. Более того, они уже застали и следующий этап, когда начали манипулировать не только сухими фактами, но и глубокими культурными традициями. Ведь все эти скандальные постановки и экранизации отечественной классики, так же, как гнусные и гнусавые исполнения «старых песен о главном», лишь продолжают линию на искоренение из массового сознания памяти о великой ушедшей культуре. К счастью, душа человека пока остаётся неприступной твердыней для всякого рода манипуляторов, и дух человека бывает свободным при самых неблагоприятных внешних обстоятельствах.
Все три молодых режиссёра студенческих спектаклей нового весеннего сезона вышли из стен театрального факультета Уфимского государственного института искусств, сумевшего не только сохранить лучшие традиции отечественного театра, но и увлечь ими молодое поколение, которому было с чем это сравнивать.
Театровед Анна Васильева создала в Уфе «Другой театр», в котором занимаются студенты и школьники. Ученица доцента УГИИ Галины Вербицкой и руководителя театра «Alter ego» Светланы Аюповой, она замахнулась на постановку повести А. И. Куприна «Олеся». Написав собственный сценарий, Анна сохранила в нём все ключевые линии оригинала. Скромные и скупые декорации лишь помогают зрителю адекватно воспринимать быстрые переходы от самого простого повседневного быта к вечным вопросам бытия. А висящее в центре сцены дерево символизирует не только природу Полесья конца ХIХ века, но и мировое древо, и ту вертикаль, которая связывает героев с небом. Три юные актрисы по очереди исполняют все женские и мужские роли, а на переднем плане весь спектакль спит герой-рассказчик этой истории. И это не дань модному сейчас феминизму, а метафора спящей человеческой души, которая проспала свою главную в жизни любовь.
Выпускница режиссёрского отделения УГИИ Дарья Жигулёва, ученица народной артистки РФ и РБ Тансулпан Бабичевой, поставила с актёрами театральной студии БГПУ им. М. Акмуллы «А parte» спектакль по пьесе французского драматурга Ж. Ануя «Антигона». Экзистенциальный конфликт трагедии сценически воплощён в противостоянии главной героини пьесы – Антигоны (Мариам Сафиуллина) – не столько всемогущему Креону (Алмаз Байгужин), сколько самой системе организации общества, ломающей человеческие судьбы. Скупая графичность декораций и костюмов персонажей художника-постановщика Ивана Андреева рифмуется с аскетичностью мизансцен. В центре сцены расположен стол, который по ходу действия трансформируется в Голгофу, на которую восходит Антигона. Но прежде, чем это произойдёт, она предстаёт сначала юной девушкой царских кровей, затем – нежной возлюбленной, далее – верной сестрой своего погибшего брата Полиника, брошенного на месте гибели непогребённым. Тема погребения составляет идейный стержень спектакля. В диалоге Креона с Антигоной она перекликается со многими проблемами нашего недавнего прошлого и дня сегодняшнего. Стоит ли отдавать свою молодую жизнь ради памяти далеко небезупречного человека? Как это напоминает недавние споры о целесообразности защиты тоталитарного режима в нашей стране в годы Великой Отечественной. Показательно, что французский драматург в 1943 году, в годы гитлеровской оккупации Франции, провёл свою героиню через все искушения к героической гибели, подобной гибели Жанны д’Арк, матери Марии и Зои Космодемьянской. Если исполнительница роли главной героини выглядела несколько замороженной, с самого начала обречённой на героическую гибель, то Нияз Каримов в роли Стражника был на редкость органичным. Именно такие типы и составляют фундамент любой системы. Этот сильный и энергичный молодой человек с неразвитой душой, который при других обстоятельствах мог бы быть благонадёжным гражданином и примерным семьянином, выступает здесь в роли палача, убивающего не по каким-то идейным соображениям или чувству ненависти, а ради сохранения своей жизни. Кульминацией спектакля становится беседа Антигоны со Стражником. Именно в этой сцене проблема уже совершённого выбора героини звучит особенно трагично. В последние минуты жизни перед казнью она вынуждена видеть этого омерзительного типа и даже диктовать ему прощальную записку своему возлюбленному. Но, как и бывает в жизни, эту диктовку обрывают на полуслове, и письмо никогда не дойдёт до своего адресата. И всё же в этом конфликте моральная победа остаётся за Антигоной, бросившей вызов всесильной системе и ушедшей из жизни несломленной.
Рамзис Зайдуллин, ученик профессора УГИИ Фардуны Касимовой, создатель и руководитель театральной студии БГПУ им. М. Акмуллы «А parte», поставил спектакль по рассказам А.П. Чехова «Ванька», «Ведьма» и «Скрипка Ротшильда» под общим названием «Да молчит всякая плоть человечья…». Постановка представляет собой три печальных истории о тяготах земного существования простых людей, хотя и не обделённых от природы талантами, но лишённых духовной вертикали. Хрестоматийная история Ваньки Жукова решена в спектакле не как бытовая зарисовка эксплуатации детского труда в период первого издания отечественного капитализма, а в русле притчи о потерянном деревенском рае, которым грезит главный герой этой истории. Художник-постановщик Альберт Галиуллин с помощью самого элементарного забора в центре сцены создаёт образ непреодолимой стены между раем ушедшего деревенского детства и адом сегодняшнего дня отданного в прислуги мальчика. Роль Ваньки играет не подросток, а молодой актёр Аяз Исмагилов, подчёркивая не детский характер этой истории. Библейские мотивы возвращения блудного сына ненавязчиво проскальзывают в мизансцене, в которой Ванька, сидя на коленях спиной к зрительному залу, молит далёкого дедушку о возвращении домой, открыв взору зрителей натруженные голые пятки, вызывая ассоциации со знаменитой картиной Рембрандта. Письмо пишется в редкую свободную минуту. По мере его написания повышается градус отчаяния героя. Но финальный вопль его души тонет в окриках хозяев, видящих в этом мальчишке лишь бестолкового исполнителя их воли.
В «Ведьме» на разных уровнях переплетаются мужское и женское начала, инь и янь, как принято говорить сегодня. Безрадостная жизнь дьячка с дьячихой нарушается лишь приездами заплутавших путников, сбившихся с дороги. С самого начала спектакль насыщен космическими первоэлементами. Стихия Воздуха воплощается в снежную бурю. Стихия Огня – в тусклый свет лампады. Стихия Воды окатывает из ведра разгорячённую героиню после неудачной встречи с почтальоном. Бытовая сторона конфликта главных героев вполне банальна: неравный брак престарелого дьячка с молодой женщиной. Но этот бытовой конфликт и в рассказе, и в спектакле остроумно переводится в плоскость женской эмансипации, когда патриархальная культура стала сдавать позиции новым буржуазным отношениям. Попутно здесь затрагивается проблема невежества, из века в век предстающая бичом русской жизни. Аяз Исмагилов и Анастасия Мазнева умело проводят своих героев между Сциллой нудного жизнеподобия и Харибдой гротескового комикования. Их герои не только смешны, но и трагичны, поскольку сама жизнь того времени завязала их судьбы в неразрывный узел.
Мощным финальным аккордом сценической трилогии стала инсценировка рассказа «Скрипка Ротшильда». В этом зрелом произведении Чехова именно душа главного героя и её трагическая эволюция составляют конфликт его характера. Фрагмент спектакля начинается со стука молотка, которым гробовщик Яков сколачивает очередной гроб. Как выяснится далее, это не только его работа, но и метафора убиваемой ежедневно жизни, облачённой для окружающих в прочную броню грубости и меркантильности. Динар Мансуров ведёт свою роль от чёрствого и расчетливого гробовщика к тонкой душе талантливого музыканта. Даже смерть жены Марфы (Ольга Валитова), с которой он прожил пятьдесят лет, поначалу не меняет въевшихся в его натуру привычек. И лишь оставшись один, он понимает, что прожил убогую жизнь, которую уже невозможно поправить. И в этот момент появляется скрипка, представленная в спектакле в форме двух деревянных брусков. Вероятно, режиссёр хотел этим приёмом остранения подчеркнуть не материальную ценность инструмента, а талант музыканта, исполнившего на нём плач по загубленной жизни. Музыка, сочинённая Яковом, это его душа; и она остаётся в памяти бедного еврея Ротшильда (Аяз Исмагилов), которому умирающий герой завещал свою скрипку. Концовка этого рассказа и всего спектакля неоднозначна. Герой, обретя перед смертью житейскую мудрость, остаётся в памяти людей мелодией, и эта мелодия свидетельствует о красоте и богатстве его бессмертной души, перед которой меркнут земные капиталы знаменитого сверхбогача Ротшильда. Но эта же печальная музыка, исполняемая другим предприимчивым Ротшильдом, превращается в товар, успешно продающийся русским купцам.
В годы бурного экономического развития, социальных преобразований и расцвета культуры Чехов писал о деградации и смерти человеческого духа. И в этом отношении Яков Бронза ничем не отличается от профессора из «Скучной истории», поскольку духовная гибель не смотрит на научные заслуги и природную одарённость.
Три весенних спектакля студенческих театров дают робкую надежду на духовное и нравственное обновление нашего общества, погрязшего в болоте потребительской ненасытности и моральной вседозволенности. Новое поколение актёров и режиссёров студенческих театров на новом витке истории вернулось к заветам Станиславского. Молодые уфимские режиссёры, как и их выдающийся предшественник, пытаются возвысить современного актёра от привычного амплуа насмешника и фигляра до подвижника и пророка, несущего зрителям слово правды о человеческой душе. В новое Смутное время студенческий театр делает попытку сделать сцену местом священного действия для просвещения современников. Его главной задачей становится творческое воплощение на сцене жизни человеческого духа. А жизнь духа – это «подъём на высоту борьбы с судьбой». Отрадно, что эту просветительскую миссию поддерживает руководство БГПУ и УГИИ, изыскивая в нынешние нелёгкие времена силы и средства для развития одной из самых эффективных форм духовно-нравственного воспитания молодёжи.




Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


ги.jpg Гали Ибрагимов
Шакур Рашит.jpg Рашит Шакур
chvanov.jpg Михаил Чванов
максим васильев.jpg Максим Васильев
Тимиршин.jpg Радиф Тимершин
Kazerik.jpg Георгий Кацерик
bochenkov.jpg Виктор Боченков
Ломова.jpg Юлия Ломова


Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.