Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Авторы номера:

Шалухин.jpg
Станислав Шалухин
Вахитов Салават.JPG
Салават Вахитов
абдуллина_предпочтительно.jpg
Лариса Абдуллина
михаил магид.jpg
Михаил Магид
Света Иванова.JPG
Светлана Иванова
Маслова Анна.jpg
Анна Маслова
полина ротштейн.jpg
Полина Ротштейн
Кондратьев.jpg
Сергей Кондратьев
Валерий Абдразяков.jpg
Валерий Абдразяков
Романова.JPG
Римма Романова



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
пр. Окт., 48.jpg
пр. Окт., 48.jpg
Гомер-чэчкэ, чэчкэ-гомер. Оргалит, темпера. 2006.JPG
Гомер-чэчкэ, чэчкэ-гомер. Оргалит, темпера. 2006.JPG Талгат Масалимов
В поисках утраченных иллюзий.jpg
В поисках утраченных иллюзий.jpg
2. З002.jpg
2. З002.jpg

Публикации
Фирдауса Наилевна Хазипова родилась в Уфе 13 октября 1952 года. Окончила филфак БашГУ. Работает главным редактором корпоративных газет и журнала в нефтеперерабатывающей и строительной отраслях. Лауреат международного, всероссийских, республиканских журналистских конкурсов. Финалист литературного конкурса «Автор года – 2015». Публиковалась в газетах «Труд», «Аргументы и факты – Санкт-Петербург», республиканских СМИ. Автор ряда публицистических книг. Имеет звание «Заслуженный работник печати и массовой информации Республики Башкортостан».

Морозята и амариллс. Сказка

№ 12 (205), Декабрь, 2015


 В тот год, когда произошла эта история, в Предуралье стояли невиданные холода. Деревья, провода, скамейки в парках миллионного города были в белом мохнатом чехле инея. И очень трудно приходилось людям, птицам и зверям.

«Уууу», – взвывали белоснежные колючие морозы. «У-у-у-у», – пытались им подражать отлетевшие от сугробов маленькие морозята. Вся эта снежная братия резвилась в лесу: то поземкой змеилась по земле, то снежной круговертью кружилась вокруг деревьев. И все это время морозята смеялись тонюсенькими голосами, будто тысячи колокольчиков звенели в лесу.

Но звон, потрескивание, легкий смех разом смолкли, когда появился дряхлый, седеющий Мороз. Колюче посматривая на шалунов, которые ухитрялись хихикать и баловаться здесь, он торжественно провозгласил:

– Начинается у вас, милые дети, – учеба в школе. Науки у вас нехитрые: получше все живое морозить, людей за носы покрепче хватать, никому на месте не давать стоять. Вот и вся премудрость. А о деталях узнаете от ваших наставниц…

С заиндевевших деревьев слетели длинные снежные шлейфы.

– Вторыши, ко мне, – звонко крикнула одна из них, ежесекундно меняя свои очертания. Все пришло в движение. Морозята постарше ринулись к ней.

– Перваши, попрошу подойти сюда, – проскрипела вторая наставница, и кора ближайшего дерева треснула.

– У, Холодрыга вредная, – прошептал один вторыш (что на человеческом языке означает второклассник). И, заметив удивленные выпуклые глазенки перваша, пояснил:

– Это мы так ее зовем – Холодрыгой. В прошлом году я не успел поморозить человека, она меня так куснула, что я еле очухался…

Увидев, что все ждут их, а Холодрыга бросает острые взгляды на его собеседника, вторыш заторопился:

– Иди скорее, а то нам попадет…

 И, обернувшись на бегу, крикнул:

– А в автобус за людьми ты ни за что не залезай. Растаешь…

Несколько озадаченный и даже напуганный, Морозик шмыгнул в сторону собратьев.

С неба полилась нежная синь сумерек, когда морозята во главе с Холодрыгой вылетели на свои первые уроки. Они выпорхнули из родного привычного леса в поле. Далеко впереди сверкал огнями большой город, полный людей, машин, домов.

В Морозике вместе с робостью перед неизвестным нарастали восторг и радостное удивление. Он чувствовал в себе доброту и желание обнять этот холодный, сияющий под светом луны мир.

Холодрыга то рассыпалась на мелкие снежинки, то свивалась в трескучий комок или, невидимая, давала о себе знать колкими прикосновениями. И все это время ледяные глаза следили за воспитанниками. Холодрыга не была злой. Но она испытывала жгучую ненависть ко всему, что не укладывалось в ее понятия.

Вот и сейчас, поглядывая на Морозика, она чувствовала враждебную зависть к его наивному восторгу, любви к миру.

– Подожди, голубчик, – мстительно думала она. – Я из тебя дурь вышибу. Ты у меня забудешь и радость, и любовь…

Остальные морозята были истинными детьми Стужи и трескучего Мороза: они были равнодушны, злы, жестоки. И мир в их выпуклых глазах отражался уродливым.

Сверкающий город приближался. Они пролетели над трамваем, прозвеневшим на окраине города. Озорники-морозята стряхнули иней с деревьев в скверике, обмазали морозным клеем металлические ручки на дверях подъездов. Стылый воздух кишел колкими льдинками. Морозята усердно потрескивали, толпой бросаясь на людей, носителей тепла. Холодрыга довольно потирала руки: бойкие перваши в этом году, развитые. Один Морозик не участвовал в бессердечной игре. Он облепил ветку дерева и сочувственно глядел на людей, переминавшихся с ноги на ногу, вжавших головы в поднятые воротники.

– Ах, зачем эта злость, жестокость? – думал он.

Все замечала Холодрыга. Как раздражал ее Морозик своей непохожестью на остальных! В школе Холодрыги много слов не тратили. Она знала, как воспитывать таких…

Злой фурией она ввинтилась в Морозика. Раздался громкий треск. Искры посыпались из его глаз. Морозик рассыпался в воздухе сотней колючек, и каждая колючка жгла и кричала от боли. И все было боль. Одна боль, к которой примешивалось сознание несправедливости и бессилия.

Потом он будто окаменел. Все стало безразличным. Он медленно стянул свои колючки в форму изломанного круга. В центре его холодно бесстрастно смотрели ледяные глаза.

Глаза Морозика становились выпуклее. И все больше появлялось в нем ожесточения. Морозик жаждал вернуть миру боль, которую он испытал. От этой ненависти вернулись душевные силы. Зло трещали колючки. Как гнус в тайге, он искал в человеческой толпе незащищенные лица и руки. Вот женщина сняла варежку, поправить платок. Морозик стрелой ринулся к ней и… остановился.

На пушистом воротнике он увидел глаза. Да, это первое, что он увидел! Они смотрели на него с состраданием. Глаза были слегка вогнуты, окружающий мир вбирали в себя любовно и бережно, не искажая черт. Маленькими, беззащитными выглядели в них люди, обледеневшие деревья. И сам себе он показался слабым.

Что-то дрогнуло в глубине его колючек. Но снова всплыла жестокая обида, от которой с не меньшей жестокостью хотелось сжимать холодом.

– Почему у тебя такие глаза? – высокомерно спросил он, кружа вокруг.

– Это у меня от слез. Нам нельзя плакать. Слезы выедают глаза и растапливают жестокость в морозятах…

Морозинка поднялась с воротника, брызнула в стороны ворохом крупных снежинок.

Что-то необычное было в ее облике! Эта загадка мучила Морозика, какое-то ощущение давно забытого. Даже не ощущение, а смутное воспоминание шевелилось глубоко в колючках. Но что-то мешало этому воспоминанию проясниться. Ему хотелось ухватить его за шкирку, вытянуть и отбросить, наконец, липкую паутину, которая мешала этому воспоминанию выбраться и прояснеть.

И вдруг он понял: от нее веяло непривычным и опасным теплом. Морозик почувствовал, что в углах его глаз скапливается горячая влага и тает в сердце боль. Морозик плакал. Он плакал от того, что ему больше не хотелось мстить. От того, что сейчас он всех любил и с радостью отдал бы жизнь за глупых жестокосердных собратьев. Он плакал от того, что еще может плакать и что он любит губительное для него тепло…

Их снежинки смешались. Это было одно целое. И смотрели друг на друга две пары вогнутых потеплевших глаз. И похожи они были, как глаза брата и сестры, как глаза перестрадавших одной болью. Болью счастья и прозрения!

До них как бы издалека долетел шум города, потрескивание усердных морозят. К Морозику и Морозинке, гневно рассекая воздух, мчалась Холодрыга. Острый взгляд ледяных глаз выражал подозрительность. Чуяла, злая, неладное!

– Что возитесь? – скрипнула она. И ледяные колючки брызнули прямо в глаза морозятам. – Непонятно что? Объясняю еще раз…

Наставница с силой куснула человеку нос.

– Ой, холодрыга, – пролепетал тот онемевшими от мороза губами и потер нос негнущимися пальцами.

А наставница уже сверкнула колючками в другом конце улицы. Заползла под шубу и, перебирая колючими лапками, пошла гулять по спине.

– Ну и холодрыга, – проговорила девушка.

Перваши восхищенно смотрели на это воплощение зла: «Вот это да. Все ее знают».

– Мы должны быть жестокими, – отчеканила Холодрыга, приняв облик столба. – Иначе мы все погибнем. Или мы, или…

 Она жестко затрещала от возмущения:

– Нет. Они… Как они смеют! Да я их в ледяной столб превращу!

Не сговариваясь, Морозик, а за ним и Морозинка ринулись в толпу людей, заметались среди пальто, сумок, валенок, цепляясь за одежду колючками.

Еще не успев понять, что за странный нежный аромат доносится из бумажного кулька, они промчались сквозь газетный лист, и мертвой хваткой вцепились в благоухающий предмет.

Кулек дрогнул и поплыл. Он вплыл в двери переполненного автобуса, странным образом казавшегося пустым. В салоне сомнамбулически двигались случайно залетевшие сюда морозята, налипали на окна, жадно впитывая холод стекла. Они засыпали, как осенние мухи, вздрагивая и просыпаясь от судорог.

Опасность миновала! Морозик огляделся. В сумраке он разглядел бледную Морозинку. По ее белоснежным колючкам бродили серые тени газетных букв. Теплый ароматный предмет оказался букетом ярко-красных амариллисов. Льдистые снежинки морозят плотно вонзились в мягкую нежность лепестков. И вновь Морозик ощутил, что ему уютно рядом с теплом.

Он устроился поудобнее. Из его детского сердца быстро улетучился страх перед Холодрыгой. Морозят захватила необычность ощущений и обстановки. Они тоненько засмеялись и запрыгали по упругим лепесткам. И не замечали, как мучительно застыли на вздохе цветы, внезапно захваченные лютой болью. Морозята были счастливы и беспечны.

Морозинка первая почувствовала слабость. Глаза наполнились слезами и не было сил оторвать колкие снежинки из красной мякоти лепестков. Встревоженный Морозик приводил ее в чувство своим ледяным дыханием. В его сознание проникла мысль о близкой смерти. Он ужаснулся.

Кулек вновь поплыл. Сзади скрипнули закрывающиеся двери автобуса. Ледяной холод дохнул на размякшие колючки. Морозята воспрянули духом.

За тонкими бумажными стенами скользили яркие блики фонарей, мрачные зимние тени. Там, за пределами этого уютного мирка, свирепствовали Мороз, Холодрыга, потрескивали морозята. Все живое, теплое спешило в дома. И кулек почти бежал.

…В глаза морозятам брызнул электрический свет. Комната качалась из стороны в сторону. Наконец, приняла устойчивое положение – прошитые люрексом льдинок цветы поставили в вазу.

Морозята погибали и понимали это.

– Умрем, чтобы не быть жестокими, – говорил Морозик подруге. – Трудно выжить в мире слабым теплым существам…

Неосознанно цепляясь за жизнь, они глубже вонзали колючки в цветы, причиняя им боль. И вот уже Морозинка скатилась вниз оттаявшей каплей воды. И в ту же секунду Морозик ухватил воспоминание, которое так мучило его. В угасающем сознании ярко вспыхнули рассказы старого Сугроба о теплой и вечной земле, о жизни, пробуждающейся от первых лучей жаркого солнца. И всплыла в памяти не то быль, не то легенда: в давние, очень давние времена не было морозят, холодов, стужи. Была теплая живая вода, которая извечно выполняла свою работу – помогала расти зеленому шумящему миру, спасала от жары в дни вечного лета, радовала глаз разноцветной росой на заре безмятежного мира. Но однажды повздорили капли воды. Сердца их ожесточились. Они стали врагами живой воде. Раскольники слетелись на севере и огромным ледником двинулись на бестревожную землю. Убить тепло им не удалось, но и сами не исчезли. До сих пор непримиримы снег и вода…

От Морозика осталось несколько колючек и глаза, оплывающие влагой. Но вот и он скользнул вслед за Морозинкой.

Они встретились в вазе, наполненной их истинными братьями и сестрами. Это новое их состояние так понравилось бывшим морозятам, что они затеяли радостный хоровод с каплями воды вокруг плотных стеблей амариллисов.

А цветы едва приметно вздрагивали яркими красными цветами, похожими на гроздья невиданного винограда. Сквозь гримасу боли уже робко показывалась улыбка. Амариллисы поняли, что людям нужны их красота и гармония. Они оттаивали и начинали благоухать. Лишь бледные кончики лепестков еще хранили недавнюю боль, и крупные цветы казались рваной раной с запекшейся по краям кровью.

…Пусть будет благословенно тепло человеческое!

 

 


Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


different-people.jpg
По поручению Главы Республики Башкортостан Р.З. Хамитова в целях реализации указов Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года подготовлен ряд решений Правительства Республики Башкортостан о дополнительном выделении из бюджета Республики Башкортостанболее 3,9 млрд. рублей на обеспечение оплаты труда свыше 142 тысяч работниковобразования, культуры, здравоохранения, науки и социального обслуживания населения, из них 2,3 млрд. рублей будет направлено муниципальным районам и городским округам для обеспечения обязательств по оплате труда работников муниципальных учреждений;

Принимаемые меры позволят в 2017 году обеспечить выполнение установленных на текущий год показателей повышения заработной платы для педагогических и медицинских работников, а также работников учреждений культуры и науки и довести уровень их заработной платы до установленных значений установленных постановлением.



заставка.jpg
11 мая на большой сцене опорного гуманитарного вуза – БГПУ им. М. Акмуллы состоялось открытие III Всероссийского Молодёжного литературного фестиваля «Корифеи».
к1.jpg
к2.jpg 


Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.