Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Воспоминания коллег, друзей, поклонников о Дмитрии Масленникове


С того светлого пасхального дня, когда не стало Дмитрия Масленникова – легендарного ДБ, поэта, ведущего ЛИТО «Тысячелистник», учёного секретаря БГПУ им. М. Акмуллы, преподавателя, – никто из его друзей, родных, студентов, просто знакомых не стирает переписку в телефоне, подписанную «ДоБраJ». Как будто, сохранив весёлые и тёплые сообщения, можно удержать рядом их автора… 



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Портрет пастуха. 1974. Офорт
Портрет пастуха. 1974. Офорт Эрнст Саитов
Анатолий Чечуха. Букетик (на углу Пушкина и Гоголя). 1987
Анатолий Чечуха. Букетик (на углу Пушкина и Гоголя). 1987
Стерлитамак. Базарная площадь.
Стерлитамак. Базарная площадь.
Февраль. В ожидании весны
Февраль. В ожидании весны

Публикации
Юлия Юрьевна Ломова-Устюгова родилась 18 июля 1979 года в Уфе. Окончила Республиканскую художественную гимназию им. Давлеткильдеева, истфак БГПУ им. Акмуллы, сейчас студентка последнего курса факультета киноведения СПБГУКиТ. Участвовала в форумах молодых писателей в Липках (2002, 2006, 2007). Член СП Москвы. Публиковалась в республиканской прессе, в московских журналах «Кукумбер» и «Пролог».

Не надо беседовать с художником

О живописи Евгения Севастьянова

 

Признаться, давно хотела познакомиться с художником Евгением Севастьяновым, он интриговал меня. Вернее, его картины. Начиная с самых ранних. Впервые я увидела и картины, и автора на одной из молодежных выставок. Те, ранние, произведения изображали сказочных зверей и леших. В них была неодолимая сила. В последующем, каждые несколько лет художник Севастьянов менял манеру, подход, цветовую гамму, круг сюжетов. Сам художник говорит, что изменения были связаны с тем, что ему хотелось сделать что-то новое, концептуальное: «Как только внутри становишься новым человеком, так неизбежно начинаешь искать что-то новое».

В творчестве, как и в жизни, каждый реализует себя по-своему. У кого-то превалирует логика, рациональность, кто-то живет в огне страсти и чувств. Есть картины, которые, словно мощный энергетический поток, словно сноп света или водопад, обрушиваются на зрителя, исключают равнодушие смотрящего. В подобном ключе творили Камиль Писсаро, Ван Гог, Энди Уорхолл. К подобному типу художников относится и Евгений Севастьянов, на мой взгляд, самый необычный художник Уфы.

Итак, встреча назначена. В уговоренное время мы с фотографом стояли перед ничем не примечательной пятиэтажкой. Художник встретил нас с кефиром в руках, что сразу напомнило о забавных действах, которые Севастьянов любит устраивать на открытии собственных выставок. Но сейчас кефир предназначался для самого обычного употребления, а художник просто шел из магазина.

Севастьянов был одет в темно-оранжевую куртку. Он пояснил, что не может носить одежду ярких тонов, вроде красного или светло-оранжевого, чаще, чем раз в неделю, т. к. очень от нее устает. И потому, кроме как на открытия выставок, для которых есть специальные красные джинсы, выбирает одежду неброскую, холодных тонов и больше всего любит темно-синий. По лабиринтам хрущевки мы прошли в комнату художника, где тоже все было более чем спокойно и просто. Чуть ли не треть комнаты занимала стопка картин: от пола до потолка, в разноцветных рамах (создающих ощущение радуги). На оставшемся пространстве разместились: фанерный топчан, стол с компьютером и полками, антикварный сундук, замещающий место стула, и затянутые пленкой работы, приготовленные для выставки. На стопке картин расположился чудесный горный пейзаж, а на стене сиял из рамы свежий «Фольксваген-жук» цвета спелого апельсина. Несколько фотографий, включая автора в детстве, лишними тоже не выглядели. А завершал интерьер футуристический подоконник из переливающегося металла – работы отца (как, впрочем, и фотографии). На подоконнике стоял слон – оранжевый и живописный. По комнате бродил спасенный художником кот Кузя почтенного роста и возраста (двадцать лет).

Меня давно волновал вопрос: «Как себя чувствует художник Евгений Севастьянов на том месте, которое занимает сейчас в сознании горожан?» Не секрет, что для большинства уфимцев наш герой – не столько создатель картин, сколько творец неких уличных представлений, чудачеств и нарушений общественного порядка вроде той же дегустации кефира, рисования огромной черной фигуры на асфальте, изготовления мумии из живого человека (себя) с помощью туалетной бумаги и тому подобного. Словом, художник Евгений Севастьянов занимает в сознании жителей Уфы место то ли городского сумасшедшего, то ли городского шута. Было любопытно, как к такому мнению относится сам герой. Выяснилось, что художнику образ возмутителя спокойствия необходим:

– Роль городского сумасшедшего меня не тяготит. Ведь я человек застенчивый. А художник должен раскрываться. Через какое-нибудь странное действо я раскрываюсь. Перевоплощение такое. Шаманизм. Забываешь, что ты художник. Да, смущает иногда реакция публики, вопросы всякие дурацкие. Если бы не эти вопросы, я бы, наверное, и по жизни разыгрывал много. В сущности, все акции с дружеских розыгрышей и начались. Разыгрывать друзей очень люблю, они меня тоже.

Если бы у меня был автомобиль, мог бы наряжаться как хотел, – не пристанут на улице. В общественном транспорте в подобном виде добраться трудно. А ведь художнику надо постоянно что-нибудь такое устраивать, чтобы людей будить. Чтобы люди интересовались твоим творчеством. А то ходят какие-то потухшие – ничем, кроме безумств, не прошибешь. Но в последнее время что-то поднадоело преподносить себя, я становлюсь гордым. Надоело класть искусство к ногам. Нужен другой уровень подачи.

– Это вы к тому, что однажды выставили икону Богоматери на «Ночи музеев» и дали краску, чтобы замазывали? Это не чересчур было?

– Я ведь думал, что будут дорисовывать. Возвращаюсь – замазана вся, целиком. Растерялся даже. Хотел, чтобы люди выразили себя, – они и выразились.

Поинтересовалась, почему подписи к картинам Севастьянова бывают порой занятные – длинные, как стихи. Оказалось, что Евгений Севастьянов пишет – и всегда писал – стихи. Тогда отчего возникло желание стать художником?

– Рисовать мне проще. Со стихами я мучаюсь. В детстве я вообще не рисовал. Мне было лет пятнадцать, очень хотелось обратить на себя внимание. Друзья что-то пели, сами сочиняли. Длинные волосы, гитары – хипповые, словом. Вот и стало завидно: люди что-то делают интересное, самовыражаются. Сел за стол и составил список того, чем бы мог заняться. Оказалось, что живопись подходит больше всего остального. Но в художественные школы меня не приняли. Тогда записался в студию при Дворце пионеров имени Комарова, преподаватель Татьяна Миансаровна Загитова. Студийцам по пять-шесть лет, я один такой здоровый. Забавно – хихикают. А я молча рисовал. Выполнял все задания. Наброски делал с утра до вечера. Со всего. Жутко нравилось. Сейчас все изменилось. И люди стали меньше нравиться, – говорит художник.

– Как, кстати, вы наш город воспринимаете? Он же такой своеобразный по ментальности.

– Уфу? Да я ее и не замечаю, и людей ее не замечаю. Это очень удобно. Только уфимцы иногда странные бывают. Когда недавно выступал на канале «Вся Уфа» в прямом эфире, зрители почему-то активно реагировали на то, что я говорил. Обижались даже. Хотя я ведь ничего такого не сказал. Меня спросили, что я думаю про Уфу. Я и сказал, что Уфа – провинциальный город, мало чем отличающийся от деревни. А люди почему-то на меня вдруг набросились. Стали звонить и возмущаться. Одна особенно запомнилась. Я, говорит, женщина и декоратор, и я не считаю, что Уфа – деревня. А если художник Севастьянов так считает, то пусть остается здесь прозябать! Все равно он никогда никуда отсюда не выберется! И через слово повторяла, что она ДЕКОРАТОР. Начало казаться, что три художника жило на земле: Шишкин, Репин и Декоратор. А один зритель даже после эфира звонил. Представляете – уже с другими беседуют, а он все звонит! У вас, говорит, несколько часов назад один художник выступал, Севастьянов фамилия. Мне мнение Севастьянова глубоко безразлично. А потом почему-то далеко не безразлично добавил: «Но я хочу сказать, что Уфа и без него спокойно проживет, а если он захочет из Уфы уехать – пусть только попробует! Ничего никогда у него не получится! Художник должен жить и умереть на родине!» Такие странные все же люди попадаются. Агрессивные. Потому и к людям стал хуже относиться. Но в последнее время могу снова спокойно творить. Потому что стараюсь избавиться от того, чтоб осуждать других.

В связи с этим трудно согласиться со словами Евгения, что семья у него самая обыкновенная. Да, семья эпатажного художника вполне типична: мама работала в справочном бюро, отец – в авиации, брат Евгения – милиционер. Поначалу родители боролись с «художествами» сына: вот закончит дурью маяться – и пойдет работать. Но сейчас его картины им нравятся. Так что главная ценность семьи художника еще и в таком редком для сегодняшнего мира качестве, как терпимость и понимание.

О ценностях, быте этого обычного мира художник и рассказывает в новой серии картин. Евгений говорит, что готовит выставку специально для мамы. Ее портрет должны окружать любимые, знакомые повседневные вещи – борщ, утюг, мясорубка.

Севастьянов любит старые вещи. Вот друг чуть ли не со свалки сундук принес, с ключами. Очень удобно сидеть. А еще художник собирает саквояжи, которые обожал с самого детства. Как бы ниоткуда в комнате вдруг «нарисовалась» парочка низеньких саквояжей, длинных и пузатых, как беременные таксы. Один, бежевый и потертый, – видимо, саквояж с трудной судьбой. Второй, аккуратненький, черненький, с никелированными застежками, – словно вчера родился. А еще Севастьянову хотелось бы в цилиндре погулять. Просто не может пока достать. Ходил бы себе по Уфе в костюме-троечке. На голове – цилиндр. Чем не Бурлюк XXI века?

Старые машины Севастьянов тоже любит, утверждая, что в них есть стиль. У него новая серия такая – автомобильная. Можно даже подумать, что слухи об экстравагантности Севастьянова сильно преувеличены. Потому задаю вопрос на тему: скажи мне, кто твой друг…

– Ваш друг художник Тимофей Дорофеев сейчас, напротив, обращается к отвлеченному, абстрактному искусству.

– Я к Дорофееву вообще хорошо отношусь. Советуюсь. Он всегда правду говорит, никогда не соврет. И если он видит недостатки в моем творчестве, то прямо указывает на них, и я стараюсь исправиться. Знаете, чтобы стать хорошим художником, не обязательно постоянно писать целыми днями. Иногда достаточно просто общаться – и ты растешь. Вот вы, например, сможете сказать в глаза, в чем именно заключается недостаток той или иной моей конкретной работы?

– У вас очень сильные работы. Некоторые из них прямо-таки действуют оглушительно. Как раз картины со стихотворными названиями произвели на меня некогда ошеломляющее впечатление. Кроме, может, грустного монстрика с оперением, который смотрит зелеными глазами в душу. Говорят, будто одну из картин данной серии покупатель вернул художнику. Дескать, и денег назад не надо – только заберите картину.

– Что, такая легенда по Уфе про меня ходит? Не знал! – удивлен Севастьянов.

– Так это правда?

– Нет конечно! Хотя неплохо бы картины столь удачно продавать! Так вы думаете, что именно в этом мой недостаток?

– Пожалуй, да. Но только в этой серии. И может, в одной-двух работах из серии про африканских женщин.

– Работы про негритянок просто слишком сексуальные. Хотелось тогда людей шокировать. Но публика как-то с этим перестаралась. И я понял, что нужно идти другим путем. А слоники, к примеру, вам нравятся?

Еще бы мне не нравились севастьяновские слоны! Большие и маленькие, грустные и шаловливые…

– Слоны – мой талисман. Знаете, откуда они взялись? Как-то принес в уфимскую галерею на продажу картину с обнаженной. А мне говорят: у нас дети ходят, мы такое повесить не можем. Без эротики картина для меня не имеет смысла, значит надо найти что-то эротическое и безобидное. Вот и нарисовал первого слона. Да и вообще я слонов люблю. Мне их плюшевых даже дарят.

– А что еще нужно, по-вашему, картине, чтобы иметь смысл? Что делает хорошей картину? Ну, кроме эротики? И творчество каких художников вам нравится?

– Мне Терегулов нравится. И Гаитов. В картинах, мне кажется, самое важное, чтобы человек оторваться не мог. Чтобы картина была с первого взгляда необходима. Чтобы всегда хотелось к ней возвращаться. Сработать картину на все времена, чтобы разговаривала. Буквально живую. К тому я и стремлюсь. Вы замечали, что с художниками обычно абсолютно не о чем разговаривать? Их нужно смотреть. Эгон Шиле, Мунк, Бэкон актуальны до сих пор. Протест против всего и вся. Конечно, сейчас все стало чересчур концептуально! Выставляют лампочек гирлянду, чучело акулы, телевизоры. Конечно, забавно. Привлекает публику. Только вот самим искусством, живописью уже мало кто занимается. Пусть будет концептуальное, привлекающее внимание. А рядом – хорошая живопись. Чтобы она не исчезла…

Я попыталась сделать набросок с художника. О чем мы в это время беседовали, я уже решительно не помню, да это и не важно. Потому что прав, тысячу раз прав художник Евгений Севастьянов – не надо беседовать с художником. Надо смотреть его работы.


Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


Вчера в БГПУ им. М. Акмуллы прошел вечер памяти Дмитрия Масленникова ДБ
Ректор.jpg
Ректор Р. М. Асадуллин
Артю.jpg
Света.jpg
еще2.jpg
садоков и санникова.jpg
еще3.jpg


радио.jpg

В начале была первая информационная революция. Она разгорелась из искры слова и охватила племена и народы. Это было время, когда из кипящей лавы протоязыка отливались чеканные формы древних наречий. Вторая информреволюция, по мнению ученых, связана с распространением чтения и письма, третья – с вступлением в «Галактику Гуттенберга». Наконец, с развитием кинематографа, звукозаписи, телефонной и радиосвязи начался новый этап в истории человечества.

В десятую годовщину Великого Октября – 7 ноября 1927 года – жители разных уголков Башкирии стали свидетелями докатившейся до республики мощной волны четвертой информационной революции: из репродукторов, установленных на площадях, в клубах и библиотеках, впервые на башкирском и русском языках прозвучали слова: «Алло-алло! Говорит Уфа!»…

Наталия Санникова



хамитов.JPG

Рустэм Хамитов обратился с ежегодным Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

В этом году позитивные тренды продолжились. За 10 месяцев индекс промышленного производства составил 102,3 процента. Доходы консолидированного бюджета достигли 160 млрд рублей. Поступления по налогу на прибыль выросли более чем на 14 процентов – до 40 млрд рублей. Почти на два процента прибавил оборот розничной торговли. Средняя заработная плата увеличилась на 6,3 процента – до 29,3 тысячи рублей. Отмечается миграционный прирост населения. Снизилась смертность по многим заболеваниям. Впервые преодолён рубеж ожидаемой продолжительности жизни в 71 год.


Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.