Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Авторы номера:

Шалухин.jpg
Станислав Шалухин
Вахитов Салават.JPG
Салават Вахитов
абдуллина_предпочтительно.jpg
Лариса Абдуллина
михаил магид.jpg
Михаил Магид
Света Иванова.JPG
Светлана Иванова
Маслова Анна.jpg
Анна Маслова
полина ротштейн.jpg
Полина Ротштейн
Кондратьев.jpg
Сергей Кондратьев
Валерий Абдразяков.jpg
Валерий Абдразяков
Романова.JPG
Римма Романова



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Северные амуры.jpg
Северные амуры.jpg
1_DSC_3487А.jpg
Свастика
Свастика
1
1

Публикации
Сафронова Елена Валентиновна (http://magazines.russ.ru/authors/s/safronova/) родилась в 1973 г. Живет в Рязани. Окончила Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета в Москве. Прозаик, критик, постоянный автор "толстых" литературных журналов. Член Союза российских писателей,  Союза Писателей Москвы и Союза журналистов России.

Книги и прилавки. Поэзия и проза В. Пимонова

№ 6 (199) Июнь, 2015 г.


Пимонов Владимир. Гудели шмелики : стихи. – М. : Родомысл, 2014 (Библиотека журнала «Родомысл»).
Пимонов Владимир. Пастушьей сумки патерик : проза. – М. : Родомысл, 2014 (Библиотека журнала «Родомысл»).

Нет в России человека, не знающего, что за адрес зашифрован в эпохальном романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита»: «Москва, Садовая, 302 бис».
«Нехорошая квартира» дислоцирована по столичному адресу Большая Садовая, дом 10. В своё время (которого я не застала) в одном из подъездов дома был создан и упорно поддерживался в «заметном» состоянии – несмотря на все усилия властей его ликвидировать и сделать вид, что тут самый обыкновенный подъезд – «народный» мемориал одного из лучших русских романов ХХ века. Помню «перестроечные» статьи в московских газетах о том, как стены подъезда вручную разрисовывали иллюстрациями к «Мастеру…», цитатами; какие легенды распространяли по столице – мол, до сих пор в какой-то пустующей квартире слышны голоса, которые перекрывает густой бас, а позвонишь в дверь – всё смолкает, а войдешь в квартиру – кругом слой пыли и запах нежилого помещения…
Даже если те публикации были сильно преувеличены, они, что называется, хорошо найдены. В ту пору мистический ореол реального местонахождения «дьявольской квартиры» эффективнее всякой просвещенческой пропаганды привлекал внимание к главному труду жизни Михаила Булгакова. Потому, вероятно, «Мастер и Маргарита» и стал культовым произведением.
Но сейчас выяснить, как выглядели «дьявольский подъезд» и «нехорошая квартира» на излёте 80-х решительно невозможно. В доме № 10 по Большой Садовой давно уже функционирует официальный московский музей Михаила Булгакова. Он прошёл многие стадии развития, прежде чем обрести нынешний статус: музей-театр «Булгаковский дом», где помещения воссоздают атмосферу «нехорошей квартиры», «бала у сатаны» и коммунальной комнаты самого Булгакова, а театральный зал всегда готов принять интересное культурное мероприятие. В «Булгаковском доме» с середины нулевых действует литературный салон Андрея Коровина, и к его роли «книжного прилавка» я как раз подбираюсь.
В литературном салоне Андрея Коровина «Булгаковский дом» проходила львиная доля известных мне презентаций книг, творческих вечеров, вечеров памяти и прочих литературных встреч. Их многообразие столь велико – кажется, вся «текущая литература» направляется в это русло! – что перечислить, кто именно выступал в «Булгаковском доме» со своими книгами, не получится. Я видела там творческие вечера Бахыта Кенжеева, Александра Кабанова, Ефима Бершина и команды авторов газеты «Советский цирк», группы современных палиндромистов, Евгения Карасёва… Именами можно заполнить всю страницу, а список всё равно останется куцым. Между прочим, и моя книга критико-публицистических статей «Диагноз: Поэт» презентовалась в «Булгаковском». И межавторский «Крымский сборник», ставший, по версии «НГ-Exlibris», одной из 50-ти книг 2014 года…
На литературный вечер приходят не только за тем, чтобы насладиться культурным общением и стихами или прозой на слух, но и получить в вожделенное пользование книги «героев дня». Музей, насколько мне известно, книгами не торгует, но авторы распространяют свои труды в меру собственной практичности. Чаще всего они дарятся, но возможны варианты. Так как популярность литературного салона в Булгаковском доме весьма велика и уже давно шагнула далеко за пределы Москвы, книгооборот его не оскудевает.
Книги, о которых пойдёт речь, тоже представлялись в «Булгаковском доме» и раздавались там гостям их автора бесплатно. Поэт, журналист, главный редактор литературного журнала «Родомысл» Владимир Пимонов отмечал в литературном салоне Андрея Коровина своё 50-летие. Дело было в конце ноября 2014 года. К моему великому сожалению, на юбилейном творческом вечере Владимира Пимонова я не присутствовала. Но, по словам Владимира, он удался дружеским, почти «по-домашнему». «Нехорошая квартира», когда в неё приходят хорошие люди, магическим образом обретает уют и тепло, придающие литературной встрече признаки дружеских посиделок. Владимир Пимонов – человек очень хороший.
Но «хороший человек» – это не только не профессия, но и не литературное амплуа. Полвека – достойный повод поговорить о «славном парне» как о состоявшейся литературной персоне. Хотя бы оная персона и была так скромна, как Владимир Пимонов, и выпустила свои книги поэзии и прозы символическим тиражом в 50 экземпляров каждая и в статусе рукописи.
Пояснение «Библиотека журнала “Родомыслˮ» имеет смысл, скорее, горделивого воспоминания – библиотека такая существовала и объединяла качественных авторов России, Донбасса и Украины, но вот уже скоро десять лет, как журнал не выходит. Нынешние события на Украине тут ни при чём. Журнал погубили тривиальные финансовые трудности, и если бы это было единственное литературное издание, не выдержавшее конкуренции в экономической борьбе за выживание…
Но – довольно негатива! Всё поправимо, пока человек жив и творит. Владимир Пимонов находится в лучшей поре жизни, когда энергия и опыт действуют согласованно и помогают совершить то, на что раньше не дерзал. Не забудем и то, что звонкое слово «Родомысл» значит «рождение мысли». Это древнеславянское божество: «Дух мудрости, красных речей, податель благих советов, попечитель рода и покровитель законов. В некоторых славянских общинах Родомысла почитали даже в качестве Бога», – написано на сайте «родноверов», почитателей славянских традиций. Позитивное, творящее и гармонизирующее начало Родомысла, возможно, сумеет возродить журнал, названный в его честь.
У книги стихов Владимира Пимонова «Гудели шмелики» два предисловия. Первое написал поэт Сергей Арутюнов. Оно лирично и сентиментально, в нём наш поэт сравнивается… с дымковской игрушкой «безоружный солдат»: «Вообразите себе перекрещенного лентами, в кивере и длинных со стрелкой брюках юношу. Он стоит, вольно опершись на колонну… Темны очи уставлены в небо, на губах блуждает улыбка… Ни ружья, ни пистолета. Это и есть для меня Володя Пимонов, каким я его знаю». Признаюсь, очень точное определение Владимира Пимонова!.. А впечатление от книги стихов Сергей Арутюнов выразил двумя фразами:

И – потише вы…
Шмели гудят.

Больше можно ничего не говорить, да жаль, эта лаконичная гениальность пришла в голову не мне… Впрочем, она вторична относительно изысканно-дурашливого стихотворения, давшего название сборнику:

гудели шмелики. и мы гудели
непревзойденным и чистым гулом.
метели, роторы и пустомели
собрались вместе одним аулом.

и возлежали на скромной травке,
и пили пиво, редиску ели.
гудели шмелики, ползли козявки,
лягушки квакали и птички пели.
…………………………………
гудели шмелики, метели ухали,
по рюмке ползала козявка божия.
а мы лежали все кверху брюхами
и загорали своею кожею.

Тут – истинная лаконичность не высказывания, а острого и поэтичного до нестерпимого, как боль, наслаждения, ощущения прекрасного момента. Браво, что Сергей Арутюнов уловил этот «пароль» и откликнулся на него, отметив главную прелесть стихотворной исповеди Владимира Пимонова.
Второе предисловие – от известного прозаика Бориса Евсеева – напротив, претендует на анализ художественного текста, а потому звучит почти академично с первых же слов:
«Владимир Пимонов – яркий представитель южнорусской школы стиха. Причём современной её формации. Что это за школа? А это, в первую очередь, лирико-ироническая школа. Кроме того, южнорусская школа тесно связана с метафизическим осмыслением и метафорическим осязанием мира».
Борис Евсеев делится с читателем ещё несколькими ценными наблюдениями относительно книги Пимонова, не отделяемой рецензентом от южнорусской школы стиха: что поэзия этой школы строится как короткометражный поэтический фильм – «зримость, яркость, эпизод» без какого-либо вывода, просто завершающийся (что такое «гудели шмелики», как не идеально выписанный эпизод?); что стихи самого Пимонова обращают на себя внимание «нечаянностями», как самопроизвольными, так и продуманными; что стихи его в основном коротки, чтобы не «прятаться за чувственный разгул и навороты поэтических выкриков» (правда, я бы сказала, что если «навороты», то уже не «поэтические»); и, наконец, что южнорусская школа стиха зиждется на русском языке, на русской речи, и кроме неё нам – объединяя в этом местоимении всех, кто прочтёт книги нашего героя, и кто прочтёт не их, а другие прекрасные стихи – «держаться, по сути, не за что». Вывод Бориса Евсеева из всего сказанного прост: книга стихов Владимира Пимонова – «для взрослых, не переставших быть детьми». Это не новая оценка поэтического творчества, но она дорогого стоит, ибо, как правило, её невозможно «притянуть за уши». Искусственной детскости не бывает.
Владимир Пимонов естественен в детскости своего поэтического мировоззрения настолько, что зачастую переводит его на простой ребяческий язык, который в устах пятидесятилетнего дяди органичен и задушевен. На письме «детскость» Владимира Пимонова подчёркивается почти поголовным отсутствием заглавных букв – именно так подписывают дети рисунки или запечатлевают на бумаге свои первые рифмы!..
Возьмём для примера цикл «маленькие & большие», в названии коего кокетливое & сродни бесхитростной радости подростка, узнавшего новое слово и не умеющего скрыть от этого открытия радости:

у страха маленькие стихи.
в них присутствуют мухи и лопухи.
в них рифмы бегают по воде.
и стихи эти светятся в темноте.

но есть ещё большие стихи.
они начинаются от сохи,
и упираются в небосвод.
в них нежность города берёт.

Только у хорошего человека и тонкого поэта города берёт нежность – а не «смелость», «бдительность» и ракетная установка «Град». Всей этой амуниции место в другом, якобы взрослом, якобы умном мире… А в мире вечной детскости человек запанибрата с небом:

упало облако в стакан.
торчат снаружи только пятки.
его мы выплеснем в туман,
потом со дна допьём остатки.

и, напевая чепуху,
полезем, как всегда, в бутылку.
и не заметим, что вверху
вдруг получилась в небе дырка.

Жить так, чтобы «не получилась в небе дырка» – бытийственное кредо Владимира Пимонова, каким я его знаю. В каноническом тексте молитвы такое состояние сознания и поведения называется «страхом Божиим». Человеку Владимиру Пимонову этот страх присущ. А вот поэту Владимиру Пимонову – не всегда:

мне никогда не сочинить
полет и приближенье сойки
к ловушке, где петелькой нить.
учитель мне поставит «двойку».

мне никогда не прочитать
на почвах пыльных след синицы.
– учитель, мне ли отрицать,
что заслужил я «единицу».

пусть не тревожит это птах –
не получился орнитолог.
…и вновь рисую на полях
то кукиши, то женщин голых.

Более того, по его поэтическому мнению, от таких человеческих «слабостей» не свободен никто, начиная с библейских персонажей – обратим внимание на стихотворение с очень интересной структурой рифмовки:

на пригорке, где копытцами
поутоптана трава,
собирает конский щавель
Авель.
овцы облачные глупые
здесь имеют все права.
не имеет в сердце камень
Каин.
благодать волною стелется,
травы нежно теребит.
и жужжат протяжно песню
пчёлы.
под оливами у озера
безмятежно Ева спит
и Адам ей снова снится
голым.

Люди могут не замечать присутствие Бога, но это не значит, что в мире они одни, а каждый их шаг неведом Ему.

в духоте электрического вагона
не услышал прощального стона.
лишь трещал электрический ток,
предлагая водичку и сок.
хорошо бы пивка и кальмаров,
и морозного воздуха даром –
чтобы в глотке запутался вдох…
остановка. считает до трёх

Бог.


Страшно? Нет. Неизбежно. А что бояться неизбежного?.. Мы же всё-таки выросшие дети, понимающие, что капризами и канюченьем того не отменишь, что предначертано.
С «напряжением» тематики и «помутнением» поэтического окуляра нашего автора читатель – обратно пропорционально! – прозревает: конечно, слова Бориса Евсеева нельзя принимать буквально, в книжке «Гудели шмелики» много стихов недетского содержания и недетского восприятия. Иные стихи Владимира Пимонова прочно стоят на культурном контексте прошедших эпох, как три его обращения к Игорю Северянину – два поименованных посвящениями и одно неназванное, сугубо текстуальное:

штормовая погода, штормовая погода!
волны воздуха слева продавили кирпич
и оставило время образцовую моду
в этом раненом городе с окончанием «бич».
……………………………………………
и под хохоты Баха озверелые волны
(бедный храм, бедный город с окончанием «бич»)
навалились на душу – тяжелы, но проворны.
и в песок превратился самый крепкий кирпич.

Или как приветствие Мандельштаму:

пусть будет ангел в виде Мандельштама –
лобастый, лысый, лопоухий,
в зеленом кимоно или хламиде,
или в задрипанном старинном пиджачке.
пусть будет ангел с крыльями большими.
хотя нужны ли Мандельштаму крылья?

Такие стихи вряд ли могут создать дети, неискушенные в истории литературы и её творцов… Хотя кто знает… Существует красивая теория, не раз отражавшаяся и в художественной, и в научно-популярной литературе, что дети до тех пор, пока не начнут говорить, обладают знанием всего человечества, как прошлого, так и грядущего, и, быть может, это младенческое всеведение демонстрирует своему читателю Владимир Пимонов!..

Но иногда Пимонов обращается к детству напрямую. Но видит он в нём не «сюси-пуси», а жестокий мир с собственными законами, которые страшнее взрослых. Об этом рассказывается в душераздирающем белом стихе:

побили Пионера гастарбайтеры,
а может, гопники,
подкравшись незаметно,
свалили парня
битой по затылку.

Пионера-«ролевика» отмутузили его собственным мечом и бросили, хорошо, что потерпевшего доставили в травматологию, не забыв подобрать даже его – бесполезный, как выяснилось – меч, а друзья вместо курева и пива принесли в больничку всякую дурь типа кефира и пирожков… Вот какие чёрные полосы бывают в безмятежной поре детства!.. Однако об этой драме Владимир Пимонов рассказывает с такой иронией и любовью (это вовсе не оксюморон!), что чувство после прочтения остаётся светлое. Вообще всё творчество Владимира Пимонова лучезарно, что большая нынче редкость.
Проза обычно не попадает в нашу рубрику, но на сей раз сделаю исключение буквально на абзац. Было бы несправедливо не уделить несколько слов книге прозаических миниатюр Владимира Пимонова «Пастушьей сумки патерик», изданной в пандан со сборником стихов и тоже раздаренной гостям его юбилейного мини-концерта в «Булгаковском доме».
Проза Владимира Пимонова настолько поэтична, что создаётся впечатление размытых жанровых границ. Лукавый автор, прекрасно понимая, что его проза «мигрирует» в сторону стихов, ещё больше растушёвывает «межевую черту», сопровождая прозу короткими лирическими высказываниями, авторство которых якобы не принадлежит никому из персонажей этой книги – они «общие», как солнце, воздух и вода:

Зелень сливается с голубизной: идти
да идти к небу, пока от зелёного в голубизне
останется разве только одна буква «з».

«Пастушьей сумки патерик» поэтичен изначально, с задумки: якобы некий В.П. через третьи руки, от молочника, получил сумку инока-пастуха, выпасавшего коров молочника вместе с монастырским стадом. Внезапно инок-пастух исчез, молочника наняли на его место, а сумку в монастырь не взяли, ибо там лежали эти вот записки, которые монастырю не нравились. Молочник передал сумку с записями «книжному человеку», а тот возьми да издай их отдельной книгой – очень уж они ему полюбились!.. Так затейливо начинается сборник прозы, так же затейливо он продолжается. Истории про монахов и старцев (авва Амвросий, авва Севостьян, авва Манассия и другие современные мудрецы с неслучайными именами – авва Зенон, авва Сократ) составляют патерик. Мирские воспоминания аввы Амвросия – армейские байки. Размышления человека, не пожелавшего представиться – подборку задумчивых эссе обо всём на свете и ни о чём конкретно – разве что о том, как хорошо жить.
К слову, в «Пастушьей сумки патерике» в несколько пародийном, но узнаваемом виде предстаёт… музей-театр «Булгаковский дом» и литературный вечер в нём. Туда пришёл брат Анатолий послушать стихи своего старого друга поэта Пабло. «Новые формы» творчества товарища внезапно произвели на брата Анатолия отталкивающее впечатление, и он ушёл с вечера недовольный, коря себя, что ничего не понимает в современной поэзии, однако вспоминая с удвоенной теплотой прежние стихи Пабло… Ибо ничто поэтическое и монахам не чуждо…
Удивительно ли, что эта статья начата с упоминания «Дома Булгакова» и завершается им же? Нет. Михаил Афанасьевич устами Воланда говорил: «Как причудливо тасуется колода…». 

Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


Вчера, 23 мая, редакция журнала "Бельские просторы" посетила Шаранский район, встретилась с библиотекарями и побывала на празднике Славянской письменности.
1.jpg
2.jpg
3.jpg
5.jpg
6.jpg
7.jpg


В течение двух дней в Белорецком районе проходили встречи с писателями, редакторами ведущих журналов и газет республики. От журнала «Бельские просторы» в встречах принимали участие заместитель главного редактора Светлана Чураева и редактор отдела прозы Игорь Фролов. 18 мая творческий десант принял участие в музыкально-поэтическом мероприятии для отдыхающих и коллектива санатория «Ассы». 19 мая гости прибыли в город Белорецк, где для них была подготовлена большая программа. Встречи проходили в нескольких школах и библиотеках. Заключительное мероприятие состоялось в школе №1.

Чураева Белорецк.jpg

Светлана Чураева знакомит читателей Белорецка с новинками журнала "Бельские просторы"

белорецк.jpg

Писатели РБ возлагают цветы к бюсту А. С. Пушкина

ф и ч белорецк.jpg

Игорь Фролов и Светлана Чураева среди читателей



Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.