Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Тайная музыка невозможного

…Когда-то я пытался убить в себе сочинительство, чтобы жить как все нормальные люди. Заставлял себя не сочинять, но через некоторое время стихи просто произносились. Потом махнул рукой, приняв это как пожизненную неизбежность, как свой крест. И только теперь, когда лучшая часть жизни позади, с отчётливой, щемящей болью сознаю, что это всё-таки то самое дело, которое действительно люблю и единственно по причине которого и стоит хотя бы терпеть меня на этой Земле…

Станислав Петрович Шалухин (1952–2002) родился в Уфе. Работал преподавателем, журналистом. Последнее место работы – редактор отдела поэзии журнала «Бельские просторы»



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
1 (8).jpg
1 (8).jpg
Обложка Вечер в Египте (2010)
Обложка Вечер в Египте (2010) Ильдар Гильманов
Отвод р. Большой Бердяш
Отвод р. Большой Бердяш
Юрий Поройков
Юрий Поройков

Публикации
Сафронова Елена Валентиновна (http://magazines.russ.ru/authors/s/safronova/) родилась в 1973 г. Живет в Рязани. Окончила Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета в Москве. Прозаик, критик, постоянный автор "толстых" литературных журналов. Член Союза российских писателей,  Союза Писателей Москвы и Союза журналистов России.

Поэзия: что нового? Т. Бочарова (Подзорова) "Дождь в ладонях"

№ 6 (187) Май, 2014 г.

С зоилом спорить не пристало 
Любимцу ветреных харит.
И. Иртеньев

Татьяна Бочарова (Подзорова). Дождь в ладонях : стихотворения, поэма. – Рязань : Литера-М, 2014. – 144 с. : ил.

Это уже не первый случай, когда «новым» для нашей рубрики становится само имя поэта. Поэтессу Татьяну Бочарову необходимо представить широкому кругу читателей. О том же подумали издатели книги и подготовили развёрнутую аннотацию:
«Татьяна Бочарова (Подзорова) родилась в Рязани, окончила мединститут, работает по специальности, является и профессиональным поэтом. Член Союза писателей России, лауреат Всероссийских конкурсов имени Сергея Есенина и “Спасибо тебе, солдат”, автор стихотворных сборников “За гранью суетного дня”, “Ожидание”, “Игра теней”, “По ту сторону лета”. Печаталась в журналах “Молодая гвардия”, “Меценат и мир”, альманахе “Литературная Рязань”, трёхтомнике “Собрание сочинений рязанских писателей”, антологии “Поэзия – женского рода”.
“Дождь в ладонях” – пятая книга одарённого поэта. Страницы сборника наполнены искренним, светоносным чувством любви и памяти».
Аннотация подробно описывает биобиблиографию автора, и на том ей спасибо. А что в ней есть два пародийных момента: «работает по специальности, является и профессиональным поэтом» и «Страницы сборника наполнены искренним, светоносным чувством любви и памяти», – так об этих нюансах тоже пойдёт речь.
Я включаю книгу Татьяны Бочаровой в нашу рубрику книжных новинок, несмотря на её «местное» издание и небольшой тираж (впрочем, у поэзии сейчас «больших» тиражей не бывает), по двум причинам. Первая: Татьяна действительно интересный поэт, представляющий собой гармоничного «лирика-традиционалиста», и я уже не впервые пишу про её книги на уровне текущего литпроцесса (см. рецензию в журнале «Дети Ра» № 5 (67), 2010). Вторая: творческая и литературная судьба Татьяны Бочаровой типична для поэта из провинции, и всё, сказанное о ней, в равной степени относится к другим многообещающим авторам, живущим и работающим в Курске, Воронеже, Липецке, Архангельске и т. д.
«Литературная судьба» – так я называю изменения, происходящие со стихами имярека. На примере книги нашей героини эти изменения прослеживаются чётко, а звучат характерно. Между прочим, для дефиниции такого понятия, ни много ни мало, как «провинциальная литература». Мне бы не хотелось, чтобы оно существовало даже на уровне термина. Для меня есть только «великая русская литература», и она не делится на «малые российские литературы», потому что, дробя целое, мы неизбежно ослабляем его. И я всегда повторяю, что не бывает «столичной» и «местечковой» литературы. Однако реалии упорно возвращают к тому, что провинциальная литература существует, хотя бы количественно и формально, – в регионах действуют творческие союзы, выпускаются книги местных авторов, собираются и печатаются альманахи на «земляческом» материале, организуются литературные вечера, конкурсы и даже фестивали, вручаются собственные награды за творческие достижения и т. п. Всё это приводит к тому, что провинциальная литература проявляет себя и, так сказать, качественно. Как – разговор особый. Но мы к нему уже приступили.
Для Татьяны Бочаровой стихотворный сборник «Дождь в ладонях» – пятая книга. Она же в какой-то мере «рубежная» – выход этого сборника приурочен к юбилею поэтессы. Круглая дата, о которой не пристало напоминать очаровательной женщине, вместе с тем важна для человека искусства. Это возраст благодатный: сил много, созидательные импульсы «бьют ключом», но к ним добавляются опыт, знания, профессиональные и творческие наработки. Примеры русских классиков Ивана Гончарова и Фёдора Тютчева показывают, что силы творить порой пробуждаются в ту жизненную пору, в которую вошла и Татьяна Бочарова.
Лично я люблю стихи Татьяны Бочаровой уже более десяти лет и поэтому знаю их в динамике. Сравнение нашей героини с классиками, поздно взявшимися за перо, навеяно не только совпадением возрастных «меток» и пышностью юбилейного славословия. Русская классическая литература Золотого века априори социально ориентирована, реалистична и народна по духу. Это позже, в Серебряном веке, и прозаики, и поэты делали сознательные отступления от критериев социальности, народности и реалистичности. В наши дни русская литература гораздо более «разнородна», ибо унаследовала от прошлых поколений писателей все тенденции. Сегодня в «текущей литературе» представлены и лирика, и различные проявления «чистого искусства», и практики духовного и личностного развития, и реализм во всех его проявлениях. Иными словами, надо очень постараться и осмысленно захотеть, чтобы в таком многообразии выбрать именно «русско-классическое» направление – либо прийти к нему.
Татьяна Бочарова начинала поэтическую деятельность как чистый лирик. В её предыдущих книгах выходили красивые стихи о любви, о самоощущении в мире, о смене настроений, о детских воспоминаниях и драме взросления, открытия для себя огромного, зачастую враждебного мира… Эти стихи порой впадали в наивную «фольклорность» – писались в размере и эстетике частушек. Но в любом случае поэзия Татьяны Бочаровой сосредотачивалась на сокровенных переживаниях и помыслах, и за это хотелось ей сказать «полный решпект». Дело ведь в том, что такая «рефлексия» свойственна абсолютно всем авторам, да и читателям, только не все имеют смелость поделиться своими чувствами. Храбрость, с которой поэтесса высказывала то, что было у неё на душе, сопряжённая с точным владением словом и метафорой (что сообщало строкам необыкновенную певучесть), сделало её стихи художественным явлением:

Цвет осыпался тополиный,
Ветер улицы подметает.
То ли лето проходит мимо,
То ли я в стороне плутаю?

Я еще отгоняю мысли,
Что пошла не своей дорогой.
Вот и тополь был недотрогой,
А теперь все роняет листья…

И погода еще невинна,
И земля еще золотая.
Только годы проходят мимо,
Или я в стороне плутаю?

Или солнце все реже светит,
Подгоняя сырую осень,
Чтоб тебя не пришлось мне встретить
Ни в шестнадцать, ни в тридцать восемь?..

И за тающим птичьим клином
Прилетает снежинок стая,
То ли счастье проходит мимо,
То ли я в стороне плутаю?..

Это явление заметили: наша героиня удостоилась нескольких российских поэтических премий. Татьяна Бочарова – одна из авторов международной антологии «Поэзия – женского рода», вышедшей в конце прошлого года в Германии, куда вошли стихи более чем тридцати поэтесс из разных стран, пишущих на русском языке. В антологию вошло такое, например, бесхитростное на первый взгляд стихотворение Татьяны:

Сливается город
С вишневым закатом,
И вот уж во мраке
Дома не видны.
Лишь чье-то окно
Ярко-желтым квадратом
На небе горит
Чуть пониже луны.
Холодный туман
Фонари разъедают,
С деревьев слетает
Листвы пелена,
И чья-то луна
С понадкусанным краем
Из лужи блестит
Чуть пониже окна…

Но, судя по книге «Дождь в ладонях», несмотря на элегическое название сборника, Татьяна Бочарова теперь в своём творчестве старается равняться на примеры Золотого века. От личностных переживаний она переходит к тематике гражданской, исторической, даже антропософской – о становлении и изменении человека в горниле событий государственного масштаба. «Большие» темы требуют большой формы, и в книге Татьяны Бочаровой появилась поэма «Совдепия», в которой история её семьи переплетается, как и в реальности, с историей всего государства.

А вот Совдепия моя,
Одна шестая зона мира,
Номенклатурная семья,
Номенклатурная квартира.
Страна, где труд любой в почете,
Все одинаково живут…

Как ловко Татьяна Бочарова здесь «перекликнулась» с известным поэтом Геннадием Русаковым, который говорил о себе: «Я умею только о России. /
Ничего другого не могу» и прощался с империей:

Прощай, империя. Я выучусь стареть.
Мне хватит кривизны московского ампира.
Но как же я любил твоих оркестров медь!
Как называл тебя: «Моя шестая мира!»

К «моей шестой мира» Татьяна Бочарова добавила всего одно слово, но это слово обрисовало «Совдепию» с исключительной точностью.
Финал у поэмы открытый, и это естественно – ни глобальная, ни малая история ещё не завершены, но автор торопится записать то, что видел и помнит, хотя и не знает, кто будет читателем этих записок:

И тысячи лет, что крестьянин за плугом,
История медленно ходит по кругу.
На прошлое память скупа и пустынна,
Зачем я пишу это? Может, для сына…

Раскол СССР на «постсоветские государства», оскудение русской деревни, духовное «нищенство» современного русского человека – все эти проблемы нашли отражение в стихах Татьяны Бочаровой, составивших её новую книгу. Если бы не перепечатки из предшествующих книг, трудно было бы поверить в «трансформацию» задушевного лирика!.. Возможно, это и есть «взросление» литератора. Или такой подбор стихов в книге – следствие редакторской воли либо дань уважения вкусам и поэтическим традициям окружения Татьяны?..
Вот, собственно, и самый волнительный предмет для разговора о провинциальной литературе! Провинциальная литературная «тусовка» (хотя это хипстерское слово вряд ли применимо к сотне писателей и верных их читателей в отдельно взятой области) чаще всего становится анклавом, где царят местные вкусы, понятия о прекрасном и о «настоящей поэзии». А если похулиганить со словами – то даже и автоклавом, где «стерилизуется» местная литература от чужеродных примесей.
Не раз я в статьях («Проездом через Рязань», «О сверчках и шестках», «Почва для поэтической школы» и др.) и в вышеупомянутой рецензии на книгу Татьяны Бочаровой «По ту сторону лета» писала о положении дел в рязанской литературе. О том, что в ней официально признаны (в том числе на уровне регионального Минкульта и Минпечати) «классиками» несколько фамилий писателей и поэтов, по странному совпадению, все «почвеннического» духа, да и поколения давно ушедшего – Евгений Маркин, Анатолий Сенин, Александр Архипов, Валерий Авдеев, Борис Шишаев, Николай Родин. Особняком среди покойных классиков стоял Валентин Сафонов, брат которого Эрнст Сафонов был главным редактором «Литературной России» в 1989–1994 годах. Валентин Иванович утверждал, что литература не может быть «энской». К великому сожалению, его не стало в 1995 году, и прекратила звучать в Рязани эта мудрая заповедь. Напротив, её постарались забыть и развить другую максиму: рязанские поэты и писатели ни в чём не уступают московским! У Рязани с Москвой споры за первенство со времён князей Олега Рязанского и Дмитрия Донского. Но такие нематериальные вещи, как литературное тождество, тем паче превосходство, не декларируются, а доказываются делом. Это если есть с кем сравнивать.
По рязанским меркам, те корифеи были «известны в России». То есть при советской власти печатались в центральных журналах, у них выходили книги, которые социалистический книготорг распространял по всей стране. Основная известность этих авторов и основные социальные блага за литературную деятельность были розлива рязанского. Но в своё время это никого не смущало. Сейчас же обстоятельства изменились, и насколько сильно, никому объяснять не надо. Оставив за скобками всё прочее, укажу лишь на то, что наши дни – время коммуникации, открытого информационного и культурного пространства, возможности ориентироваться в сфере искусства не на локальных классиков, а на знаковые имена.
Когда региональная литература чувствует это веяние и открывается для всего мира, с равной готовностью отдавая своё и принимая чужое, она… перестаёт быть региональной, и это, на мой взгляд, одно из важнейших культурных прорывов современности. Есть такие… как их назвать, чтобы не путать с «союзами писателей» или «литературными школами»? – поэтические коалиции? – которые, несмотря на их «дислокацию» в провинциальных городах, вся читающая Россия знает. Таковы, скажем, коалиции нижегородских, вологодских и уральских поэтов. И есть анклавы, которым ничего со стороны «не нать», а то как бы дурному не научили!.. К моему искреннему, но привычному огорчению, это про Рязань. Покойные классики, Царствие им всем небесное, до сих пор «правят бал» в поэзии следующих поколений. По их проторенным дорожкам, по их темам и системе образов – деревня, пейзаж, война, Россия непобедима, гражданственность и религиозность – наставники «ведут» молодых. Молодым приходится буквально выбирать: оставаться ли принятыми в своём кругу, но ломать себя под его устои, или стремиться к литературному мейнстриму, но, попадая в него, наживать недоброжелателей по месту прописки.
Долгое время Татьяне Бочаровой удавалось оставаться в стороне или почти в стороне от декларативно-гражданской лирики. Но редактор её книги, маститый для Рязани поэт Владимир Хомяков, большой мастер именно такого рода стихов и ярый приверженец поэтического почвенничества. Однажды я брала у Хомякова интервью, и тот назвал образцом работы со словом стихи покойного Валерия Авдеева. Но, честно говоря, именно Авдееву принадлежит поэтический курьёз о Есенине:

Не ушел – такие не уходят
В мрачные загробные края!
Вон он, вон, в полдневной чаще бродит –
Чуб волнистый по ветру струя!

Год назад, готовя материал к 65-летию Авдеева, рязанское издание «провокационную» строчку заменило на более нейтральное «Чуб волнистый весело струя», но ведь из песни слова не выкинешь…
Находясь под магией имени, почитатели у «местных классиков» то ли не видят речевых и прочих ошибок, то ли стараются не замечать (ибо других-то классиков у нас нет!). Об их произведениях говорят всегда отстранённо-пафосно, типа «искреннего, светоносного чувства».
Эта предыстория делает понятнее, отчего в умелых стихах Татьяны Бочаровой встречаются такие досадные ляпы, как «дошкольное вольное лето». Слова с одинаковым началом или окончанием подряд стараются не ставить вообще, а уж в стихах – подавно (хотя само по себе стихотворение «Лето» замечательно своей концовкой):

Дорога казалась нам длинной,
Намного длиннее, чем жизнь.

Или:

За рекой зарделась
Липа золотая,
Словно приоделась
В шубы горностая.

Извините, но «шуба горностая» – белая как снег, с единственным чёрным мазком на хвостике.
Или одна и та же пара рифм, повторённая дважды в одном и том же стихотворении:

Чай кипит, пирог на блюде,
А за окнами зима.
Хорошо, что были люди,
Что придумали дома.

…Рыба сочная на блюде,
Заливное «с холоду»,
И придумали же люди
Эту вкусную еду.

По конструкции стихотворения видно – это не рефрен, просто оговорка.
В стихотворении «Святые отшельники» поэтесса формулирует:

Вы идёте за хлебом насущным…
Мир вам, братья, узревшие Бога!

«Хлеб насущный» – это именно пропитание, а не вера Христова. За чрезмерную заботу о хлебе насущном, как мы помним, Христос «пожурил» Марфу – но из стихотворения следует, что отшельники узрели Бога, то есть предпочли хлебу веру. На эту концептуальную ошибку редактор должен был указать автору.
Но стилистические казусы не так важны – подобные мелочи можно найти и у Пушкина, и у Пастернака. Мне при чтении «Дождя в ладонях» было жаль более нежного и самобытного голоса одарённой поэтессы, который в новых стихах почти утрачен. Каковы два магистральных концепта новой книги стихов Татьяны Бочаровой, легко проследить по оглавлению. Один отчётливо религиозный, словно курс занятий для воскресной школы: «Со Святой, Христовой песнею…», «Весь мир Своею Волею объемля…», «Как дальше жить, скажи нам, Отче…», «Зимняя ночь» (где «главный герой» – чудотворец Николай), «Рождество», «Апокалипсис», «Армагеддон», «В земле, что Богом облюбована…», «Вечеря», «Аэлия Капитолина» (о граде Иерусалимском), «Святые отшельники», «Первым снегом, Божественно белым…», «Вифлеемская звезда» и так далее. Другой – историко-государственный – то реквием СССР («Взошла страна из молота и стали»), то страницы становления государства Российского:

Большой строкой заглавной
Дорога мне легла
До Византии славной,
До древнего орла.
…Осколки прежней славы
Как памяти укор.
Лишь тот орел двуглавый
В России до сих пор.

Или:

Мы тот народ непобедимый,
В своей намешанной красе,
В обычной жизни мы как все,
И только в горе – всеедины!

Не обойдены вниманием и украинские вопросы – а ведь оперативная реакция на события больше пристала журналистам, чем поэтам!..

А когда беда нагрянет,
То поможет русский Ваня.
Он за братьев и за веру
Снова встанет под ружье.

Или:

Повернуть бы время вспять,
Пани и Панове,
Что нам стоит размовлять
На славянской мове?

Как мне кажется, поэтесса вместе с «несерьёзными» лирическими темами лишилась значительной доли своей поэтической самостоятельности, своеобразия. А это признак тревожный. Гражданские стихи для поэта – хорошо, но мало. К тому же в силу объективных причин они все друг на друга похожи, хоть в Рязани, хоть в Ставрополе... А что касается религиозного лейтмотива… Может быть, пусть православным просвещением занимаются те, кому по сану положено? – а то усердные миряне рады «лоб расшибить»…
Духовная тематика очень сложна и ответственна. Используя эти вечные сюжеты в произведениях искусства, необходимо проходить «по лезвию бритвы» между соблюдением религиозных канонов и эстетическими приёмами. Эти требования сложно совместить. Иной раз устоявшийся словесный оборот выглядит как банальное незнание предмета – что и произошло у Татьяны со «святыми отшельниками» и «хлебом насущным». Недаром православные просветители напоминают писателям Третью заповедь – «Не поминай имени Господа Бога твоего всуе» – и предостерегали от слишком вольного и слишком частого обращения к священному слову. А ведь это «всуе» касается большинства поэтов «почвеннического» толка. Гоже ли выставлять свою веру в стихах на всеобщее обозрение, точно бравируя, или вешать нательный крест (да ещё и драгоценный) поверх одежды?.. Демонстративность в вере сродни фарисейству.
Гораздо ярче говорит о Божественном начале мира четверостишие из стихотворения «Бабочка» – к счастью, оставшееся от «прежней» Татьяны Бочаровой:

Трава взмывает ввысь из гнили тленной,
Спешит весна, наивна и легка,
И бабочка пьет воду из цветка –
Большое чудо маленькой Вселенной.





Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


ги.jpg Гали Ибрагимов
Шакур Рашит.jpg Рашит Шакур
chvanov.jpg Михаил Чванов
максим васильев.jpg Максим Васильев
Тимиршин.jpg Радиф Тимершин
Kazerik.jpg Георгий Кацерик
bochenkov.jpg Виктор Боченков
Ломова.jpg Юлия Ломова


Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.