Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

25 октября в Уфе у памятника Зайнаб Биишевой (пр. Октября 4) в 12-00 жюри конкурса объявит победителя IХ Республиканского конкурса поэтического перевода им. М. Гафурова и подведет итоги народного голосования, которое пройдет в группе журнала "Бельские просторы" в Вконтакте.

Шорт-лист IХ Республиканского конкурса поэтического перевода им. М. Гафурова:

1.     Абдразяков Валерий, г. Октябрьский

2.     Андрианова-Книга Кристина, г. Уфа

3.     Гильмутдинова Лейсан, с. Кушнаренково

4.     Колоколова Любовь, г. Уфа

5.     Краснощёков Николай, г. Салават

6.     Чарина Марина, с. Большеустьикинское

7.     Шилкин Сергей, г. Салават

Переводы всех финалистов даны ниже.



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Прощание с Юлаем. 1998-01
Прощание с Юлаем. 1998-01 А. М. Мазитов
Ловушка. Офорт (1996)
Ловушка. Офорт (1996) Игорь Тонконогий
Мост через р. Сим. 575 верста
Мост через р. Сим. 575 верста
Полнолуние. Офорт (1996)
Полнолуние. Офорт (1996) Игорь Тонконогий

Публикации
Сафронова Елена Валентиновна (http://magazines.russ.ru/authors/s/safronova/) родилась в 1973 г. Живет в Рязани. Окончила Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета в Москве. Прозаик, критик, постоянный автор "толстых" литературных журналов. Член Союза российских писателей,  Союза Писателей Москвы и Союза журналистов России.

Поэзия: что нового?

№ 1 (182) Январь, 2014 г.

С зоилом спорить не пристало
Любимцу ветреных харит.
И. Иртеньев.

Антология «Поэзия – женского рода». Impressum Copyright: © 2013 «Поэзия – женского рода» Druck und Verlag: epubli GmbH, Berlin, www.epubli.de

Слово «поэзия» в русском языке – женского рода. Похоже, именно этим соображением руководствовались инициаторы издания международной антологии «Поэзия – женского рода», вышедшей в серии «Поэтическая библиотека Русского Автобана» (серия основана в 2010 году). Как пишет составитель книги поэт Елена Рышкова: «Её авторами стали поэты-женщины, рекомендованные в книгу представительной группой номинаторов. В книгу вошли как известные авторы, так и те, чьи имена не на слуху, но стихи которых можно смело назвать талантливыми. … В книгу “Поэзия – женского рода” вошли авторы, живущие в разных концах света, разнящиеся друг от друга возрастом и восприятием мира, но роднит их – талант, русский язык и женский взгляд на мир.
Можно долго спорить о том, является или нет гендер отличительной чертой женской поэзии, подразумевая под этой разностью другой язык или частотность использования каких-то слов. Но, если быть честными, то Бог создал нас разными, значит, женская поэзия имеет право быть названной таковой».
Лично для меня вопрос о существовании «женской» и «мужской» поэзии решён давно. То, что женщины и мужчины – безусловно, разные люди с разной психологией, не означает, что один какой-то пол «не предназначен» или «не приспособлен» для искусства или что произведения искусства, создаваемые тем или другим гендером, обязательно должны нести характерные для этого гендера признаки. Рассматриваемая антология о том и свидетельствует, что женщины говорят отнюдь не только о вещах и явлениях, которые принято соотносить с нашим полом – не только о любви, детях, семейном очаге, домашнем уюте и религиозной благочестивости (если вспомнить немецкие «три к» – «кюхе», «киндер» и «кирхе»). И уж тем более этот простой факт не означает, что половой признак можно использовать в качестве оценки. Некоторые представители условно мужского пола любят употреблять слова «женские стихи» как термин для обозначения изначально слабой, «слюнявой» и неинтересной поэзии. В моей практике громче всего доказывали, что «женские стихи» имеют право лишь на существование «вне поэзии», в рамках сантиментов и дамского рукоделия, существа в штанах, жившие на иждивении своих жён. Либо мужчины, принадлежащие к определённым этносам, в картине мира которых женщине отводится единственная роль – матери (хотя главнее этой роли нет ничего, ибо всех мужчин, и нормальных, и сублимирующих, рожают женщины).
Думаю, что команда, «выносившая» и «вынянчившая» идею издания антологии стихов, написанных современными поэтессами, прекрасно отдавала себе отчёт, что их детище столкнётся, в числе прочих реакций и отзывов, и с такой «гендерно кривобокой» оценкой, но пошла на реализацию своего проекта, потому что бояться глупых откликов – значит, вообще ничего не делать!.. Антология «Поэзия – женского рода» уже названием по-хорошему провокативна и призвана, я уверена, поставить жирный знак препинания в затянувшемся споре, бывает ли «женская» поэзия, и если да, то какая. Составители напоминают гордецам и горлопанам, что само слово «поэзия» – женского рода; значит ли это, что все мужчины, пишущие стихи, занимаются «женским» делом?..
Но довольно о гендере – важен факт появления на свет новой поэтической книги, а не «половой состав» её авторов. Несколько слов об истории создания антологии «Поэзия – женского рода». Издание подготовлено и осуществлено в рамках литературного проекта «Русский Автобан» (http://www.rus-autobahn.net/). Это международный литературный сайт, название которого пишется так: «Русский Autobahn». Сайт явился на свет в середине «нулевых» как совместный проект литературного интернет-журнала «Точка Зрения» и литературного конкурса «Согласование времён». Цели проекта были определены его основателями Еленой Рышковой и Алексеем Караковским с размахом и благородной дерзостью:
- создание культурного пространства взаимодействия людей, для которых русский язык является настоящей Родиной;
- создание культурного пространства взаимодействия русскоязычных авторов с не русскоязычным миром и развитие в этом мире интереса к новой русской литературе;
- создание условий для проникновения произведений авторов русскоязычной диаспоры на европейский, в частности немецкий, литературный рынок.
Задачи для реализации этих целей предполагались следующие:
- организовывать реальные встречи авторов, как на немецкой, так и на любой другой земле;
- осуществлять взаимодействие между автором, немецкими литагенствами и издательствами, с целью продвижения на немецкий литературный рынок русскоязычных авторов;
- осуществлять предиздательскую подготовку рукописи или способствовать таковой в литературных агентствах Германии.
Кроме того, проект «Русский Автобан» с 2010 года пополняет свою библиотеку книгами современных авторов, которые сам и издаёт, учитывая при этом лишь качество произведений, а не возраст, национальность или место проживания автора. Так подошли и к составлению антологии «Поэзия – женского рода». Но тут принципом «вседоступности» книги для талантливых авторов пришлось пожертвовать: в силу той самой упомянутой выше «провокационности» и ориентации на якобы слабый пол. Единственным «критерием отбора» стала принадлежность авторов стихотворений к «женскому роду». О критерии качества текстов нечего и говорить – в «Русском Автобане» других не издают. Отбирали поэтесс номинаторы, среди которых десять человек (в том числе и такие авторитетные, как поэт и литературный критик Кирилл Ковальджи, прозаик Елена Крюкова, директор творческого объединения «Театральный особняк», драматург Дмитрий Артис) и один «коллективный разум» – команда интернационального литературного конкурса «Согласование времён». У каждого поэта в антологию вошли примерно по десять стихотворений. К номинированию привлекли и автора этих строк – с моей лёгкой руки в книге оказалось творчество трёх талантливых поэтесс: Татьяны Бочаровой, Ольги Мельник, Светланы Нечай.
Особенность номинированных мною поэтесс в том, что они живут и работают не в столице: Бочарова и Мельник – в Рязани, Нечай – в подмосковных Мытищах. В силу географических причин дамы не вполне «в литературном мейнстриме», хотя, видит Бог, по уровню творчества давно этого достойны. Когда мне предложили номинировать авторов для международной антологии, я прежде всего подумала об этом аспекте: живёт и здравствует ныне множество поэтесс, чьи стихи я ценю и люблю, но большинство из них «на слуху», о них есть, кому позаботиться, а своим долгом я сочла «протянуть руку» международной антологии в провинцию. К моей радости, так же рассудили и многие другие номинаторы, и в антологии оказалось много поэтесс из российских городов (Барнаула, Санкт-Петербурга, Обнинска, Вологды), а также из бывших союзных республик – Литвы, Эстонии, Казахстана, Украины, Белоруссии. И, естественно, жительницы так называемого «дальнего зарубежья» (Израиля, Англии, Германии) – на самом деле, близкого, особенно по языку и культурному коду. Всего в антологии собраны стихи тридцати с небольшим поэтесс. Можно ли было собрать больше авторесс? Нужно ли было оставить меньше? Нет предела совершенству, но здесь и сейчас этот сборник разных поэтик, творческих методик, стилистик и психологий выглядит оптимальным по форме и содержанию.
Антология современной женской поэзии издана в немецком издательстве EPUBLI в режиме print on demand – это популярная нынче форма «печати по заказу», то есть печатных экземпляров будет сделано ровно столько, сколько у издательства запросят посредством интернет-заказа. Также она выпущена в виде электронной книги в издательстве «Book on the move»; электронный вариант очень удобен для чтения и наряден, как книжка с картинками на глянцевой бумаге. С этой версией книги можно ознакомиться с помощью электронной «листалки» по ссылке http://www.youblisher.com/p/766426-Поэзия-женского-рода/ или там же скачать в ПДФ-формате (бесплатно). Для большинства наших читателей такие «инновации» пока непривычны. Но, если вдуматься, будущее чтения за ними. Электронная версия в любом случае получит большее распространение, чем печатная, тем более что информация о книге будет широко анонсирована в социальных сетях, а также разослана в университеты Германии на отделения русистики. Антология попадёт в библиографический каталог изданных и продающихся в Германии книг и в национальную библиотеку Германии. На неё можно ссылаться, как на официально опубликованную в Германии в немецком издательстве книгу. Но для тех, кто любит перелистывать бумажные, а не электронные страницы, есть выход: книга будет продаваться в интернет-магазине AMAZON на немецком и английском сайтах, в магазине издательства и в книжных лавках Германии. Тоже непривычно, хотя стоит приучать себя к мысли, что современная русская поэзия интересна не только в России – огромной русскоязычной диаспоре за рубежом и большому количеству иностранцев, восхищающихся русской литературой, тоже хочется знать, чем живёт и дышит она сейчас!..
Книга получилась очень удачной. Не только на мой пристрастный взгляд одного из составителей. Авторы вступительных статей – Владимир Губайловский, Елена Крюкова, Юлия Подлубнова, Борис Кутенков – разными словами говорят об одном – о качестве стихов и достойности издания. Их покорила и порадовала радуга поэтических слов. Творящее женское начало создаёт светлое, созидательное настроение. К тому же у книги прекрасное оформление: на обложке работа фотохудожника Натальи Изотовой, стихи авторов сопровождают картинами художника, прозаика и поэта Каринэ Арутюновой, очень престижного книжного иллюстратора. Такая гармония называется единством формы и содержания. «Стихи удаются, если созданы при душевной ясности», – говаривал Овидий. В антологии «Поэзия – женского рода» все стихи написаны «при душевной ясности». Даже речь о чём-то болезненном и некрасивом (увы, а мир вокруг – не только гармония) льётся чисто, откровенно, незамутнённо.
Так, например, Юлия Али грустно каламбурит, но какой, не побоюсь громкого слова, драйв в её стихах!..

Попытка шить
Маме
На край себя
без видимых причин,
зависима от внутреннего снега,
я выйду.
Там насмешливо молчит
моё неповторяемое эго.

девка читает слова с листа.
тихо читает, сука. горят дома,
люди в квартирах громко идут с ума.

А Ольга Аникина с душевной смелостью, если не смирением, просит о юдоли – на практический взгляд – неприятной:

Память – как сталь. Потихонечку сточится,
и над причалом затихнут гудки.
Я принимаю тебя, одиночество.
Я обживаю твои закутки,
и, пролетая над тихою пристанью,
слушаю скрип твоих ржавых замков...
Дай, одиночество, что ли, прописку мне.
Не прогоняй из своих тупиков.

Александра Юнко находит собственные слова для выражения не нового в принципе чувства – невыразимой (тавтология намеренная!), необъяснимой любви к родине со всеми её грехами, в том числе виной перед своими детьми:

Родина
вид из окна
в другое
где целуются двое
а на столе натюрморт
селедка с хлебом
бутылка водки

Родина
тихий стук
в дверь
вековой испуг
узелок с вещами
депортация
сума да тюрьма
ссылка и каторга

Родина
голый прилавок
справочное окно
очередь
здесь ты одно
со своим народом
кто последний

Ната Сучкова волхвует словами, создавая красоту из уродливого:

Когда, когда приснится это лето,
когда, когда оно ещё придёт,
чтоб целовать цветки, как сигареты,
и набивать их лепестками рот?
…И так упасть, так заблудиться в этих
цветках – шмелей, жуков круговорот! –
как могут только мёртвые и дети,
всё дорогое прячущие в рот, –

и слава Богу, что на поэтов не действует закон о запрете курения!.. С чем только ни сравнивали цветы в стихах на моей памяти, но вот с сигаретами – впервые!..
Даже «пасторали», любимые жанры «почвеннической» поэзии, у авторов «Поэзии – женского рода» получаются очень далёкими от шаблонов, как «позитивных», лубочных, так и «негативных», упадочнических:

Соломко Марианна
***
Город ведёт на верёвке деревню:
Набок упасть петушиному гребню,
Белой корове вовек не доиться,
А мужикам – на кресты материться…
Город ведёт на верёвке деревню,
Тризну справляет заместо обедни,
В муках журавль, коченеет синица…
Осточертели пустые глазницы.

Линия «оскудения» русской деревни поддерживается в этой «транснациональной» книге ещё несколькими авторами, причём в каждом голосе звучат не только собственные интонации, но и «мыслеформами» рисуются уникальные картины с неповторимыми смыслами. У кого-то «деревня» значит конкретно деревню, максимум – сельскую, уходящую Россию, как у Татьяны Бочаровой:

Из одинокой деревеньки
Ушел последний человек.
Чуть слышно скрипнули ступеньки,
Вдруг замолчавшие навек.
Один лишь ветер, старый житель,
Гуляя от избы к избе,
Нашел последнюю обитель
В печной заброшенной трубе.
Отпели девушки за лесом,
Как откричали журавли,
И под соломенным навесом
Дворы крапивой заросли.
… А ночью ровным покрывалом
Укутал землю ранний снег.
Ему ничто не помешало –
Ушел последний человек.

У кого-то «деревенская» стилистика и ряд метафор означают, прежде всего, истоки, детство, память зари жизни, не престающую с годами – как у Марианны Плотниковой:

родине
родинки
и чтоб каждую
помнили
бабушке смородины
дедушке окуней
в печь огня и в туман огней
каждому глазу глаз
каждой груди молока
жить только раз
и умирать века, –

и отчасти у Елены Рышковой, хотя Елена не ограничивает угол своего «внутреннего зрения» только отчим домом и каким-то уголком белого света, который стереотипно называется «малой родиной»:

зов
от дома родного осталась речь
какая ни есть вавилонская,
я с ней научилась ругаться и печь
стихи пирожками и клёцками,
что пахнут отцовским рабочим столом
в чернильных слоях многоточий
и домом, ему без меня нипочём
не выстоять в одиночестве.
…мне каждой весной по утрам не спится
от зова его невнятного.

Фольклорные мотивы могут использоваться лишь как повод заговорить о чём-то огромном и страшном (наверное, жизни, смерти и предназначении человека в краткий промежуток меж тем и другим), как это делает Юлия Петрусевичюте:

заблудился я на белом свете,
на переплетении пути.
там полей холстину ткут дожди,
и рекой кроит рубаху ветер.
без иглы и шва, белым-бела,
надевай хоть в колыбель, хоть в сани.
мне дорогу скажет мокрый камень,
а не сломанная ржавая игла.

А Наталья Резник сознательно допускает небольшое литературное хулиганство из области изящных оксюморонов: частушечный мотив, русская разухабистость плюс «еврейский вопрос» оставляют впечатление неизгладимое:

Меланхолическое
Милая сторонка,
Лужа у дверей...
Как сказать ребенку,
Что и он еврей?..

Но, естественно, «всемирная» антология женской поэзии не может быть сосредоточена только на проблемах взаимоотношений поэтесс с их землёй и даже Землёй – не забудем, что пространство поэта всегда надмирно, трансцендентально, даже если трансцендентальность «сворачивается» в дудочку и носится с собой, как это демонстрирует Ольга Мельник:

(дудка)
не ворковать тебе голубем ласточкой не свистать
плоть твоя полая суть твоя пустота
полое тело пела внутри волна
мёртвое твоё дерево медные клапана
не оставляй меня господи я не смогу одна
нет твоей музыки где же твоя душа нет у тебя ни души
кто тебя пальцами гладил кто же в тебя дышал, –

и как подхватывает Наталья Никулина в строчках, похожих на афоризм:

мысль это дерево
живущее между небом и землей.

Парадокс состоит в том, что, возможно, читатели возропщут: что ж это, в женской антологии – и ни слова о любви, о детях, о страсти?! Поверьте, того, другого и третьего – предостаточно, притом то, другое и третье порой сплетается воедино:

Я всё ещё беременна тобой,
И я уже не родоразрешима.
Во мне любовь – строжайшего режима
(Без права на обед или отбой).
Я навсегда беременна тобой, –

признаётся Мария Кучумова, видя в обыденном процессе утреннего переодевания любимого мужчины события масштаба вселенского:

Все рубашки малы – так душа в ширину разрослась.
Ты меняешь их – в этом должна быть какая-то связь, –

Поэтесса и сама не знает, какова эта связь и с какой грандиозностью мирового порядка – но она её ощущает, притом скорее с угрозой, с отчуждённостью Вселенной от человека. Там – страшно; а здесь, в микрокосме – тепло и хорошо, потому что здесь существует главное, что делает личность:

Но если я есть, то я есть – любовь
К этому человеку, –

клянётся Мария Малиновская.

А Светлана Нечай говорит о безыскусной радости бытия, не разделяя её на «составные части»:

Как я рада, что я есть,
Что могу дышать и есть,
Что в потертом, бедном теле
Пробивается сквозь темень
Свет. Я рада, что жива,
Как синица и трава.
И трясусь над светом этим,
Будто нищий над монетой...

В антологии «Поэзия – женского рода» осталось ещё много сознательно мною не процитированных стихов; надеюсь, этот обзор подвигнет читателей на знакомство с нею.

Елена Сафронова 

Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


PA195822.JPG
18 октября в Художественном музее им. М.В. Нестерова состоялась торжественная презентация альбома-каталога "Арт Уфа - 2015", созданный на грант главы Республики Башкортостан Рустема Хамитова. Автор-составитель каталога , искусствовед, заместитель директора БГХМ им. М.В. Нестерова по науке Светлана Игнатенко. Редакция журнала "Бельские просторы", чьи статьи были использованы при работе надо каталогом, была тоже награждена этой уникальной книгой.


Редакция журнала "Бельские просторы" встретилась в уютном здании ДДЮТ города Туймазы с учителями и библиотекарями района.
в Туймазах групповая.jpg
Салават Вахитов покоряет публику:
PA135875.JPG
Сергей Бекасов перехватывает инициативу:
PA135934.JPG
Ответное слово:
PA135872.JPG
И, конечно, автографы:
PA135947.JPG
Ну танцы, танцы, танцы...
PA135861.JPG
PA135842.JPG
PA135826.JPG
 

Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.