Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Воспоминания коллег, друзей, поклонников о Дмитрии Масленникове


С того светлого пасхального дня, когда не стало Дмитрия Масленникова – легендарного ДБ, поэта, ведущего ЛИТО «Тысячелистник», учёного секретаря БГПУ им. М. Акмуллы, преподавателя, – никто из его друзей, родных, студентов, просто знакомых не стирает переписку в телефоне, подписанную «ДоБраJ». Как будто, сохранив весёлые и тёплые сообщения, можно удержать рядом их автора… 



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Анатолий Чечуха. Давным-давно в марте. 1972
Анатолий Чечуха. Давным-давно в марте. 1972
Эх, прокачу.jpg
ДК им. С. Орджоникидзе и улица Первомайская (Начало 1960-х)
ДК им. С. Орджоникидзе и улица Первомайская (Начало 1960-х) А.М. Виноградов
Здравствуйте, Александр Эрастович!
Здравствуйте, Александр Эрастович! Алексей Кудрявцев

Публикации
Наталия Николаевна Санникова родилась в д. Васильевке Ермекеевского района РБ. В 1998 году окончила отделение журналистики БашГУ. Автор и ведущая программ «Переплет», «Мысли вслух», «Такая история» и других на «Радио России – Башкортостан». Дважды финалист международного фестиваля «Живое слово» (Большое Болдино), дипломант всероссийского конкурса «Родная речь» (Ясная Поляна), лауреат международного конкурса «Кубок мира по русской поэзии – 2014» (г. Рига), обладатель Приза симпатий «Рижского альманаха» и Литературного интернет-журнала «Русский переплёт».

Всего лишь люди

№ 1 (182) Январь, 2014 г.
Утро рождения

В ночь океан отхлынул. И расступились воды.
Утро рождалось из пены и обретало плоть.
В застиранном белом халате в алых разводах
Бог принимал в ладони созревший горячий плод.
Похожий на птичий щебет новорожденного голос
Слушал с улыбкой Всевышний, глаза устало прикрыв…

Он отвлекся.
И было слышно
в белой палате голой
шум развода дежурной смены и по жести набухших крыш
нарастающий гул прибоя.
Он отвлекся.
И было слишком
больно
в наживую затянутых облаками
ранах.
Он отвлекся.
И было страшно
не досчитать до трех задержав дыхание океана
тревожно гладить его руками
и в это мгновенье
в глубине сокровенной
придонной
не расслышать ладонью
сердцебиенье.


Январь. В отрыв
(Из цикла «Имена года»)

Прядет метельную кудель подруга дней моих сосновых –
зима, затеявшая снова предпраздничную канитель
по заготовке хвойных веток. И мы под цитрусовым ветром
с катушек сходим, как с петель связующего нас пространства,
но не распустимся до пьянства, смакуя новогодний хмель.
А время, обретая градус искрящегося винограда,
пойдет, петляя, кое-как, икотою секундных стрелок
нас поминая, угорелых, и под счастливый бой тарелок
заснет у ветра на руках.
Мы, нагло пользуясь моментом, что пьяный стрелочник не бдит,
займем у вечности кредит под смехотворные проценты,
рванем в отрыв, где трын-трава, где нас не смогут оторвать
от тишины и друг от друга. Вспорхнет танцовщицей по кругу
пуховая метели нить, нас оплетая в нежный кокон.
Старушка, взбив седой свой локон (кокетка дряхлая моя) –
зима – ту нитку станет длить, из кружки пригубив с устатку,
и будет ласково и сладко оси земной веретено
жужжать. И вязь календаря продолжится, не обрываясь…
Очнется стрелочник, зевая. Он хмуро поглядит в окно.
А там – январь вечнозеленый, и нетрезвеющие клены,
и постпохмельные синдромы, рязановские типажи
с иронией, да и без оной, аборигены местной зоны,
мы – среди них, и нет резона из общей выпадать канвы –
в нее мы ввязаны узором. Морозным солнечным дозором,
глядишь, и лыжи навострим. В оздоровительный мейнстрим
нырнем, как в прорубь белоречья. И смыв наш век с его наречьем –
постмодерническим увечьем, заговорим по-человечьи:
воистину чудесна жизнь!


От и до

Зима беснуется, объевшись белены.
А мы с тобой живем, не обессудив,
что связаны запястья хрупких судеб.
Всего лишь люди. Этим и странны.

Встречать закат выходим – дорог гость –
в завьюженное стужей запорожье,
он, как всегда, увязнет в бездорожье,
рябины снегирям рассыпав горсть.

Обветренным пылающим лицом
заря приникнет к стылому окошку.
И скорый вечер сходу на дорожку,
не погостив, присядет на крыльцо.

С ним помолчим о пережитом дне.
Переживать как будто нет причины.
Подумаешь, болезни и морщины –
с годами к ним – терпимей, чем к родне.

Родные стены стерпят холода,
когда, казалось бы, пиши пропало,
и дрожь по ребрам как по рельсам-шпалам,
и замерзает в комнате вода.

Плясать от печки, вспомнив старину?
Центр мира заменили батареи.
И мы дыханием друг друга греем,
в подледную спускаясь тишину.

Ночь говорит на снежном языке.
Ее послушать – нет тепла на свете.
Всего лишь люди – ей мы не ответим.
Идем встречать рассвет. Рука в руке.


Периначальное

наяву когда тесный свой космос руками трогал
став подобным и образным внутриутробным богом
в нежном сне проплывали галактики – сквозь – не касаясь
только всплесками шепота будущими голосами
омывало несло в невесомости пело качало
еще не было речи времени и начала
до конца темноты наступившего как расплата
изгоняющей мертвой петлей возрождающей хваткой
в ослепительно яростный свет полоснувший горячим
по раздавленной плоти чтоб умер впервые зрячим
заглянул ей в глазницы – седой повитухе заплечной –
новоявленный миру мир мироточащий млечным
плод в себе и эдем и адам искушенный и логос
первой болью и первым криком прорезал голос
и шлепком чуть пониже спины был запущен в орбиту
вдохов-выдохов околоземных ее избитой
колеей будто луч ловко пойманный в фокус
приземленного тела тяжелым налитого соком
чтоб со скоростью тьмы разрастаться до света иного
истонченным любовью пульсом цветком сверхновой
до последнего
самого первого
Слова


Земляничный пирог

В избе, пропахшей ягодами, мятой,
чаевничали за полночь, когда
жара спадала, на скатерке смятой –
крестьянская нехитрая еда:
хлеб, сало, лук, печеная картошка
и земляничный праздничный пирог
по случаю Петрова дня, до крошки
его съедали, слизывая сок
со щек и пальцев, до блаженной лени –
все ею наполнялось всклень,
под сонными часами шли олени
на водопой и, не сходя с колен,
дремала память перед образами
в окладе самодельном из цветных
бумажных фантиков и детскими глазами
смотрела о далеком прошлом сны,
и свечи оплывали карамелью
ирис «Кис-кис», в ногах мурлыкал кот,
а за обитой дерматином дверью
ложилась ночь, как кошка, на живот
земли, сомлевшей от дневного зноя,
негромкий голос «Отче наш»
читал, чуть нараспев, от слов покоем
светился воздух, пела тишина
над ухом, мерно шевеля губами,
как колыбель раскачивался дом,
и чудилось: за чаем с пирогами
Он с нами вместе, за одним столом.


Один день из жизни

Легко толковать о жизни под шум дождя,
тем более, если времени – пруд пруди,
и кажется, будто страшное позади,
тем более, если вечность, не выходя
из комнаты, пьет по капле вишневый сок,
он по прозрачным венам течет к игле,
стальное жало – секущийся волосок
между землей и небом. Житейский грех
момент упустить, коль жадная боль молчит,
бьет в позвоночник тромбоцитарный ток,
воли не обещают, темнят врачи,
черту подвести бы, да к черту такой итог.

Иваныч из Благовещенска ждет звонка,
но не несет мобильник благую весть.
Андреич из Белебея извелся весь –
ему захотелось до смерти молока
козьего – вычитал, будто от всех хвороб,
выпишусь, баста, сказал, заведу коз.
Миелобластный у третьего, вышел срок.
А он не встречал в кроссвордах слово «лейкоз».
Ему голоса неразборчивы – в забытье.
И лучше не слышать в палате за стенкой плач.
И лучше не знать ничего о тех,
кому поутру заключение выдаст врач.

Иваныч зашелся в кашле: «Смолить пойду.
Адская химия. В легких открылась течь.
Как на грех, не достать балканскую здесь «Звезду».
Черт, угораздило наглухо тут залечь»
Поднял бутыль с катетером, будто груз,
чтобы от невесомости не взлететь.
«Пообещал заштопать хирург дыру
в правом боку. Но тянет, едрена медь».
Мастер цеха за словом не лез в карман,
по химической части недаром спец.
«Брошу курить. Хватает в крови дерьма.
Покоптим еще небо. Только бы не пи…»
Дверь, захлопнувшись, съела последний слог.
«Черт с рогами. Но много-то ведь не съест», –
продолжал Андреич свой монолог
про козу. А третий стонал во сне.

Отчего-то нечистое с языка
в этом чистилище, где промывают кровь,
просится. Белой крови река
зарождается из извилистых ручейков.
Отчего-то кажется, что Главврач
никогда не делает здесь обход,
оттого противно, жалея, врать,
отводя глаза, убеждать: придет.

После ужина в коридоре ТВ-сеанс
для ходячих. У хроников много тем,
например, новичков привалило на этот раз,
говорят, совсем нет свободных мест.

Нелегко – о жизни под шум дождя,
тем более, если времени – с гулькин нос,
тем более, если вечность стучит, входя,
в белом халате, вежливая до слез.

Под утро в реанимации – суета.
А в хирургии хирург над столом потел.
В палате – один. С ним – стерильная пустота.
На двух кроватях сменила сестра постель.


* * *

время не лечит оно притупляет боль
будто неправда будто бы не с тобой
будто не ты с закушенной до крови губой
просто в программе счастья досадный сбой
как искушенный врач время искусно врет
мол заживет до свадьбы до смерти заживет
а жизнь беременна болью и держится за живот
не заживет понимает окуклится переживет
носителя своего как непобедимый штамм
может душа навылет крестообразный шрам
тысячелетней памяти внутригрудной ожог
и время не тратит боль оно ее бережет


* * *

«Горько!» – неизменно по пятницам пьяно вопят
неофитам, ломятся в храм Гименея, срывая двери.
Юный бог принимает в жертву слепых котят
и, усмехаясь, думает: будет по вашей вере.


* * *

доведись там по душе рай
из земных даров выбирать

был бы дом, окно, книги, плед, камин,
чтоб в зрачках – огонь, чтоб с руки кормил
нежностью моих птиц,
под рукой – альбом из живых страниц:
мыслью потянись – миг любой воскрес,
тот, в котором радости до небес,
где лицом – в родник или родничок,
где топленый свет по весне течет
из окна со ставнями в млечный путь,
где летит на шарике Винни-Пух,
и луна серебряным пятачком
в тишину впечатана со сверчком,
и звезда на палочке – за щекой,
и закат вразвалочку над рекой,
двор сиренево-липовый – мая пазл,
и мы, по уши влипшие в урбоджаз…

в трубы медные выдуло прежний драйв
ты и там себе выберешь другой рай

Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


VlqOOYJHc1o.jpg
Активисты Общероссийского народного фронта в Республике Башкортостан намерены поделиться лучшими практиками в своем регионе по решению актуальных проблем граждан на «Форуме Действий» ОНФ «Россия устремленная в будущее», который состоится 18-19 декабря в Москве. Регион на итоговом форуме Народного фронта представят сопредседатели регионального штаба ОНФ, координаторы приоритетных проектов ОНФ и «Молодежки ОНФ», руководитель регионального исполкома ОНФ и победители конкурсов Народного фронта.



Вчера в БГПУ им. М. Акмуллы прошел вечер памяти Дмитрия Масленникова ДБ
Ректор.jpg
Ректор Р. М. Асадуллин
Артю.jpg
Света.jpg
еще2.jpg
садоков и санникова.jpg
еще3.jpg


радио.jpg

В начале была первая информационная революция. Она разгорелась из искры слова и охватила племена и народы. Это было время, когда из кипящей лавы протоязыка отливались чеканные формы древних наречий. Вторая информреволюция, по мнению ученых, связана с распространением чтения и письма, третья – с вступлением в «Галактику Гуттенберга». Наконец, с развитием кинематографа, звукозаписи, телефонной и радиосвязи начался новый этап в истории человечества.

В десятую годовщину Великого Октября – 7 ноября 1927 года – жители разных уголков Башкирии стали свидетелями докатившейся до республики мощной волны четвертой информационной революции: из репродукторов, установленных на площадях, в клубах и библиотеках, впервые на башкирском и русском языках прозвучали слова: «Алло-алло! Говорит Уфа!»…

Наталия Санникова



хамитов.JPG

Рустэм Хамитов обратился с ежегодным Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

В этом году позитивные тренды продолжились. За 10 месяцев индекс промышленного производства составил 102,3 процента. Доходы консолидированного бюджета достигли 160 млрд рублей. Поступления по налогу на прибыль выросли более чем на 14 процентов – до 40 млрд рублей. Почти на два процента прибавил оборот розничной торговли. Средняя заработная плата увеличилась на 6,3 процента – до 29,3 тысячи рублей. Отмечается миграционный прирост населения. Снизилась смертность по многим заболеваниям. Впервые преодолён рубеж ожидаемой продолжительности жизни в 71 год.


Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.