Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Песнь о соколах

О фильме "Время первых". 2017 г.

Фильм «Время первых» – о первом выходе человека в открытый космос – стал одним из тех событий, которые явственно обозначают пропасть между двумя типами людей, двумя типами общества. И судьба его прокатная – во всяком случае, на ее начальном этапе – показывает, в какое время живем мы, в какой пропорции в этом времени смешаны славное прошлое и все еще не совсем славное настоящее. Первое проигрывает с разгромным счетом.

Игорь Фролов



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Гнездо. Холст, масло.jpg
Гнездо. Холст, масло.jpg Камиль Губайдуллин
Уфимский кремль.jpg
Уфимский кремль.jpg
Владислав Меос. Холодное утро. Ул. К. Маркса. 1960-е
Владислав Меос. Холодное утро. Ул. К. Маркса. 1960-е
14. З015.jpg
14. З015.jpg

Публикации
Сафронова Елена Валентиновна (http://magazines.russ.ru/authors/s/safronova/) родилась в 1973 г. Живет в Рязани. Окончила Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета в Москве. Прозаик, критик, постоянный автор "толстых" литературных журналов. Член Союза российских писателей,  Союза Писателей Москвы и Союза журналистов России.

Поэзия: что нового?



С зоилом спорить не пристало

Любимцу ветреных харит.

                                И. Иртеньев


 

«Современная поэзия». Спецвыпуск № 1

Уж новинка – так новинка!..

Спецвыпуск «Современная поэзия» издан редакцией журнала «Современная поэзия» в характерном «серийном» оформлении этого журнала и его поэтической библиотеки. Редакционная коллегия спецвыпуска – та же: Андрей Новиков, Андрей Коровин, Александр Переверзин, Вячеслав Харченко, Илья Леленков – знакомые всё лица! Однако спецвыпуск – всё-таки новинка.

Спецвыпуск вышел вне графика журнала и без ситуативных поводов. По наитию, которое от лица редколлегии описал Илья Леленков (прямая речь):

«Как-то мы с А. Новиковым посетили выступление М. Немирова. Ну и разговорились – мол, автор-то выдающийся, но никто его не печатает. Сошлись во мнении, напечатать его в регулярном номере – не то. Есть тема – поэзия вне цензуры, т.е. вне литературных журналов. Но поэзия очень качественная и всяческого внимания заслуживающая.

И раскрыть ее – наша задача. Следовательно, нужно делать спецвыпуск. Там же на вечере предложили Мирославу поучаствовать. Как потом выяснилось, у Коровина была схожая идея – и в загашнике поэма В. Дмитриева (поэт круга Кенжеева и Цветкова, участник «Московского времени»). Далее проектом занимался исключительно я.

Авторы, которых я отобрал, определили стилистику сборника – мужская, т.н. брутальная поэзия. Подборки Степанцова, Лесина, Родионова и Панкина я намеренно собирал сам – т.к. хотелось показать их, что называется, во всей красе. Тот же Родионов печатался в «Новом мире», но представлен там, понятное дело, очень куце. Остальные присылали сами. Буковски и Лаэртского взял как патриархов жанра. К тому же Саша серьезно болен и хотелось ему хоть чем-то помочь, ему мы выплатили небольшой гонорар.

…Для меня этот выпуск – скорее не сборник стихов с матом, хотя, конечно, это сборник стихов с матом, – а сборник стихов с «мясом». Я лично результатом доволен».

С матом и «мясом», а также «мужской» поэзией, мы ещё разберёмся. Спешу успокоить ханжей и педагогов: знак «18+» на фронтисписе книги проставлен. А закон о запрете нецензурной брани в СМИ ещё только в первом чтении одобрен Госдумой, а на других уровнях встречает неприятие и критику, и, не исключено, даже будучи принят, не затронет этого художественного продукта (спецвыпуска).

Как видим, необходимость породить спецвыпуск современной поэзии «назрела» сразу у нескольких неглупых и компетентных людей – не у авторов, а у их поклонников, хотя оные поклонники являются также и авторами. Но здесь они – составители, и я тихо радуюсь тому, что возможно сделать поэтический проект не «под себя»!..

№ 1 на обложке недвусмысленно говорит о том, что за этой книгой последуют и другие. Таким образом, требованию найти в поэзии нечто новое для обзора спецвыпуск «Современная поэзия» удовлетворяет.

В спецвыпуске двенадцать авторов: Чарльз Буковски, Алексей Григорьев, Виталий Дмитриев, Александр Кабанов, Александр Лаэртский, Евгений Лесин, Мирослав Немиров, Борис Панкин, Андрей Родионов, Вадим Степанцов, Андрей Чемоданов, Михаил Авилов. Под одной обложкой эти авторы в таком составе ещё не фигурировали. Композиция новая, а поэты – «старые» – не в смысле возраста, но в смысле известности, «вписанности» в родную поэтическую речь. Недостаточные публикации – не повод называть Мирослава Немирова «новичком» в литературе или малоизвестным автором.

Мирослав Немиров – центральная фигура спецвыпуска. Он единственный представлен не только стихами, но и предисловием Евгения Лесина «Большой и громкий», где Лесин выводит формулу поэзии: «Тихая лирика, конечно, обижается и лежит в кустах нагой. Но что поделать? ...Как там у Мирослава? «О эти дамы без трусов / Зато в различных прочих штуках…» Вот-вот. Поэзия и должна быть – без трусов».

У Немирова оригинальная манера записывать стихи: с датировкой как полноправным элементом названия:

 

1982 05 1 утро жарит как рок эн ролл

 

Утро жарит как рок энд ролл.

Утро жарит, как, ещё верней – джаз.

Утро жарит, оно джазит,

                     джаст эн нау при эом,

                           то есть именно сейчас;

Потому что это – это лето,

       это лето, вот что это,

                эх ты гайда-тройка-распошёл!..

 

А за стихами следуют подробнейшие комментарии: то пояснения о персонажах стиха, то приметы эпохи, то городская топонимика, а то и замечания о собственной поэтике: «6. Ритмически – смесь амфибрахиев и дактилей, амфибрахиоидов и дактилоидов. Дольник, то есть. Довольно хитроумный».

Впервые встречаю поэта, который так позаботился об удобстве будущего рецензента! Сердечно благодарю!.. Как и за то, что Мирослав Немиров воспевает в стихах свою – и мою – родину, Ростов-на-Дону, и в совокупности стихотворных и прозаических строк сей град предстаёт сакральным:

 

И вот мы стоим посреди, прямо так и

                                   скажу, – Вавилона,

Который ревёт, и несёт, и грохочет,

                                                    и прочая…

 

«4. Магазин «Солнце в бокале» на Буденовском в месте пересечения его с Энгельса. Винный. Самый-самый центр Ростова. Винный отдел слева, большой, – а справа при нём же – небольшая кофейня, в которой был отличный кофе по-турецки по 20 коп. за чашку 150 гр.».

Пожалуй, «Стихи о красотках» Мирослава Немирова с эротическим весьма откровенным подтекстом, мощным личностным началом автора и словесной игрой («И эти дамы, вот, в их всей сияющей победности – / На этих вот картинках у немых, / Которы были ими продаваемы, / В вагонах поездов, которы мы, / С восторгом трепета являлись покупаемы…») – самое «яркое пятно» спецвыпуска. Его стихи так и брызжут радостью бытия; остальные поэты «восторга трепета» от него явно не испытывают.

Новую форму самовыражения «на старые дрожжи» предлагает Михаил Авилов в цикле «Песни национального раскрепощения». Циклу предпослано авторское пояснение: «Это никоим образом не переводы, это импровизация на заданную тему человека, который мог, но не захотел. В смысле стал водопроводчиком, а не рок-музыкантом». На ритмический рисунок известных песен западных рок-групп – «AC/DC», «Sex pistols» «The Beatles», «The Rolling Stones» и других – автор «накладывает» собственные соображения. Получаются новые песни на существующие мотивы:

 

Побег из тюрьмы

Моего друга посадили в тюрьму

 

Здорово, бродяги – сказал он

бывалым сидельцам

 

Ему определили место

у параши… –

 

и так далее. Мне этот «постмодернистский» ход кажется чрезмерным. «Каверы» на популярные песни стали неотъемлемой составной частью современной эстрады и шоу-бизнеса, потому что получаются они в основном юморными. У Михаила Авилова вовсе не смешные рассказы – меж тем технология затрудняет подбор определения, и назойливей всего выплывает слово «кавер».

Подборка стихов Алексея Григорьева «Спасибо, что живой» свидетельствует о том, что отнюдь не табуированная лексика была основополагающим признаком отбора и составления. У Григорьева на шестнадцать стихотворений – всего два условно матерных слова, причём одно вполне «детское»:

 

Летело вслед нечаянно-невольное

«Катись отсюда, дура, хер с тобой!» –

Во внутренней запущенной Монголии

Случался и до этого запой, –

 

и бездна удачных поэтических деталек, обогащающих «сюром» реалистическую и невесёлую картину мира автора.

 

была весна, сменялся снег

водою талой,

собаки бегали во сне,

а мы летали.

 

Это стихотворение называется «День космонавтики», и в нём отождествляется – в одном существительном – имя космической первопроходчицы Лайки и пачка сигарет, названных в её честь: «и пачку лайки, под шумок / у бати спёртую».

Алексей Гигорьев – мастер нюанса, как описательного, так и стилистического (особенно на виртуозные формулировки богат элегический цикл «Железнодорожное»):

 

«А я иду к метро не быстро,

Несу в кармане пирожок,

И снег идёт за мной без смысла –

Обычный мартовский снежок».

 

«Покамест снег валил на въезды,

Засыпав их на триста лет,

И подстаканником железным

Гремели утра на столе…»

 

«Пушилась верба в банке от нестле,

Размокло в чае жёлтое печенье,

И поезд уходил во всех значеньях,

Прямом и переносном, в том числе».

 

«Как поджарые тараканы,

Расползаются товарняки».

 

«Ночь вдумчиво носила вдоль путей

Пластмассовый фонарик

                                мэйд-ин-чайный».

 

«сугробы что второе Мажино

и солнце как стрелок на каждой крыше

и в целом соглашаешься с афишей

произнося спасибо что живой».


При всей качественности лирика Григорьева «депрессивна». Если уж стихотворение с ёрническим названием «Пазитифф» заканчивается словами «Была зима, никто из нас не умер, / И более мне нечего сказать», – то другие стихи, где не «заявлен» оптимизм, просто удручены свинцовыми мерзостями жизни и пытаются найти от них противоядие – то сладкую боль воспоминаний, а то и сарказм.

Но такова концепция всего спецвыпуска. «Правда жизни» во всей её неприкрытости и есть то самое «мясо», которым оброс костяк идеи – показать читателю «внецензурную» поэзию (выражение Ильи Леленкова, «вне цензуры» тоже надо понимать как минимум двояко). Не уверена, можно ли эту прямоту и грубость называть именно «мужской» поэзией – я вообще против деления поэзии по гендерному принципу, – но составители акцентировали так. Слово «брутальная» применительно к поэзии, если на то пошло, ещё хуже, чем «мужская». Брутальность всегда наигранна. А стихи в этом сборнике честные! Чёрный сарказм не вредит их искренности, а усугубляет её. Даже если поле, из которого растут стихи, не ведая стыда, фантазийно, как у Александра Кабанова.

Александр Кабанов, на мой взгляд, наиболее «литературен», если не мифологичен. Стилистически чётко он апеллирует к истории украинских драконов, кончине Зевса, «украденного и освежеванного» вечно голодной Азиопой, –

 

обед молчанья, кулинарный случай

подстережет в пути,

гори один и никого не мучай,

гори и не звезди, –

 

коктебельским будням, то ли позавчера, то ли в глухой античности, Эзопову морю, реке Лете, впадающей в Припять, Первой, Второй, третьей и четвёртой мировым войнам… Широкий кругозор, любовь к мифологемам, тонкая работа с образами и каламбурами выводит Александра Кабанова из круга поэтов-реалистов, поэтов-бытописателей. Однако и в своей ирреальной действительности Александр Кабанов не позволяет себе сусальной красивости (а ведь, казалось бы, мифология соблазняет!). Какой иронией проникнуто стихотворение:


Ветчина или вечность укрылась

                                     под сенью укропа?

Не мяукнет под вострым прибором

                                    протухшая тайна,

знать, лишен злободневный вопрос –

              доброты. Только сердце и ж..па –

демонстрируют миру свои одинаковые

                                                  очертанья!

...вот и Родина где? Вроде в сердце

                                       моём или в ж..пе?

Да, не сыщешь с огнем, не услышишь

                                             ответа никак. 

 

Отказ от красивости, пафоса, назидательности и подобных губительных для поэзии антикачеств – ещё одна «скрепа» спецвыпуска.

Подборка стихов Бориса Панкина называется «Лютики-цветочки». Да не обманет читателя невинная флористика словосочетания! Цикл раскрывает материалистический подход к жизни: она всегда кончается смертью, но на это наплевать, потому что материальному телу что дыхание, бухалово и писание стихов, что посмертная энтропия – одинаково естественны:

 

«…Вынимали из машины,

В топку жадную несли

Ящик полный мертвечины.

Заряжай, готовься, пли.

Постояли, поглядели

Равнодушно в небеса.

Всё забудут за неделю,

Через год не вспомню сам,

Чью спалили оболочку,

Кто ушёл в небытиё.

 

«докуривай пегас ли приму

прими на грудь ещё сто грамм

ты помнишь – жизнь неповторима

что прям сейчас проходит мимо

тебя прошла уже …»

 

«Лютики-цветочки» венчают материалистическую философию Бориса Панкина:

 

«лютики-цветочки васильки-ромашки

столбиками строчки стопочки-рюмашки…

…ну как стул сломается что

                                   с убогим станет

упадет закатится в самый пыльный угол

и никто не хватится ибо калиюга

ибо всё подложно выспренно натужно

ни на что не гоже никому не нужно»

 

Тема смерти – одна из сквозных тем спецвыпуска. Её развивает патриарх жанра «свинцовых мерзостей» Чарльз Буковски (в переводах Семёна Беньяминова): что в верлибрической поэме «Бегство Бонапарта», что в макабрической истории «Фабричные», что в запредельной (оттуда, из-за предела) исповеди покойника «Мама»:

 

вот я лежу в земле, мой рот открыт,

и я не могу даже вымолвить «мама»,

и пёс, пробегая мимо, остановился

и мочится на моё надгробие…

…я – в очень плохой компании.

 

Её живописует другой мэтр – Александр Лаэртский; его стихи по концепции похожи на страшилки, которые рассказывают в палатах пионерлагеря. Например, «И опасна, и трудна…» – история милицейского регулировщика, которому жали трусы, он из-за этого был зол, посигналил жезлом не тем, кому следовало, и его сшибли

Другое стихотворение – без названия – последовательно описывает самоповешение, а особенно – злорадство, которое испытывает самоубийца, представляя гаснущим сознанием, как будут с ним возиться те, кому он оставил табличку: «… вам, люди!».

Даже вещи – гитара, усилитель, медиатор – в представлении Лаэртского подвержены умиранию. Что вполне естественно в его парадигме.

Сборник выглядит разом гимном Танатосу и Эросу. Эросу воздаёт должное Вадим Степанцов. Его подборка называется куртуазно «Любовь продлится не дольше лета», но с Великим Магистром и Основателем Ордена Куртуазных Маньеристов как-то диссонирует. Сравним фрагменты «Утренней прогулки с прелестницей в осеннем парке»:

 

Охотничий домик,

                          обитель беспечности!

Мне ноздри щекочет тигриная шкура,

а дивные нижние ваши конечности

взвились к потолку,

                           как штандарты Амура...

и «Гудермеса» (из спецвыпуска»):

Мотал я перцем в караоке,

хлебнув литруху вискаря,

но девки были там жестоки,

не дали. Я разделся зря.

 

Возможно, это следствие «экспериментов с брутальностью». Или просто куртуазный маньеризм в чистом виде поднадоел Магистру, да и чувства оскудевают…

На тему смерти высказывается и Андрей Чемоданов; в его подборке «Как я был педофилом» фигурирует смерть и физическая, и духовная:

 

«…а в сарае ржавые лопаты

вспоминали грязные работы

эта – закопала нас когда-то

эта – откопала для чего-то»

 

«сотый раз в москве трещат морозы

следующий век уже настал

также хороши и свежи розы

и ментом бросаемы в канал».

 

Однако «одномерность» не свойственна авторам спецвыпуска. У каждой «чернухи» есть оборотная светлая сторона. У Андрея Чемоданова это – любопытная «социальная фантастика» в трёх актах:

 

1

как раз перед тем как закончилась нефть

СМИ сообщили что найден

наилучший источник энергии

и это – представьте себе – стихи.

 

Показательно социальна поэма Виталия Дмитриева в трёх частях и шестнадцати главах – ретроспектива от «позднего совка» до «раннего капитализма». Остросоциален, если не политичен, в своей подборке «Пост и Молитва» Евгений Лесин. Он «прохаживается» по растущей религиозации российского общества, по усилению подозрительности, поискам экстремизма в печатных текстах, российским выборам, службе судебных приставов, драме Юлии Тимошенко… На этом фоне выделяется стихотворение, сотканное из центонов – из ранней «а-ля блатной» песни В. Высоцкого «Я однажды гулял по столице», песни М. Круга «Роза» и «Одинокой гармони» М. Исаковского (Лесин замечательно пошутил над песенным наследием, но приведу лишь финальный куплет!):

 

В жизни всякое горе случается.

И тревожится сердце, лишь тронь.

По вагону бутылка катается.

Одинокая бродит гармонь.

 

Также удачен «Обобщённый портрет оппозиционера»:

 

Сайентолог и уролог,

А еще антифашист.

К проституткам часто ходит.

Дед служил в НКВД.

Спал со школьницами в школе.

Член к тому же небольшой… –

 

и так далее, внятная пародия на «претензии» к оппозиционерам. И стихотворение «из другой оперы», посвящённое Немирову – эдакое рондо, закруглённое эпохальной строчкой «Поэзия должна быть без трусов».

В спецвыпуске оно играет роль мощного заключительного аккорда. Становится лейтмотивом издания. И даже претензией на новый жанр: «поэзия без трусов». Заявка на правду и честность?

 


№ 3 (172) Март, 2013 г.





Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


Ананас-33.jpg
30 мая в Союзе писателей РБ состоялось собрание объединения русских писателей. Был избран новый председатель объединения. Собравшиеся выказали полное единодушие и избрали следующим руководителем ОРП заместителя главного редактора журнала «Бельские просторы» Светлану Рустэмовну Чураеву.



Вчера, 23 мая, редакция журнала "Бельские просторы" посетила Шаранский район, встретилась с библиотекарями и побывала на празднике Славянской письменности.
1.jpg
2.jpg
3.jpg
5.jpg
6.jpg
7.jpg


В течение двух дней в Белорецком районе проходили встречи с писателями, редакторами ведущих журналов и газет республики. От журнала «Бельские просторы» в встречах принимали участие заместитель главного редактора Светлана Чураева и редактор отдела прозы Игорь Фролов. 18 мая творческий десант принял участие в музыкально-поэтическом мероприятии для отдыхающих и коллектива санатория «Ассы». 19 мая гости прибыли в город Белорецк, где для них была подготовлена большая программа. Встречи проходили в нескольких школах и библиотеках. Заключительное мероприятие состоялось в школе №1.

Чураева Белорецк.jpg

Светлана Чураева знакомит читателей Белорецка с новинками журнала "Бельские просторы"

белорецк.jpg

Писатели РБ возлагают цветы к бюсту А. С. Пушкина

ф и ч белорецк.jpg

Игорь Фролов и Светлана Чураева среди читателей



Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.