Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Песнь о соколах

О фильме "Время первых". 2017 г.

Фильм «Время первых» – о первом выходе человека в открытый космос – стал одним из тех событий, которые явственно обозначают пропасть между двумя типами людей, двумя типами общества. И судьба его прокатная – во всяком случае, на ее начальном этапе – показывает, в какое время живем мы, в какой пропорции в этом времени смешаны славное прошлое и все еще не совсем славное настоящее. Первое проигрывает с разгромным счетом.

Игорь Фролов



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Гнездо. Холст, масло.jpg
Гнездо. Холст, масло.jpg Камиль Губайдуллин
Уфимский кремль.jpg
Уфимский кремль.jpg
Владислав Меос. Холодное утро. Ул. К. Маркса. 1960-е
Владислав Меос. Холодное утро. Ул. К. Маркса. 1960-е
14. З015.jpg
14. З015.jpg

Публикации
Сафронова Елена Валентиновна (http://magazines.russ.ru/authors/s/safronova/) родилась в 1973 г. Живет в Рязани. Окончила Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета в Москве. Прозаик, критик, постоянный автор "толстых" литературных журналов. Член Союза российских писателей,  Союза Писателей Москвы и Союза журналистов России.

Поэзия: что нового?


С зоилом спорить не пристало 

Любимцу ветреных харит.

                                И. Иртеньев



«Современная поэзия», № 2 – 2012 год

Интересно, к «новому» в поэзии, «старому» или уже «вневременному» относится творчество Алексея Парщикова?..

Риторический вопрос к тому, что Алексей Парщиков (1954–2009) – герой второго номера журнала «Современная поэзия». Ему посвящены статья Константина Кедрова «Парщиков на линии мировых событий» – предисловие к циклу стихотворений Парщикова «Дирижабли», краткое, но ёмкое, и эссе Сергея Соловьева, которое так и называется – «Парщиков». И, конечно, сама подборка, предоставленная вдовой поэта Екатериной Дробязко, стихи в коей расположены в том порядке, как их расставил сам Алексей Максимович. «Портрет поэта» складывается из двух описаний, как две стороны медали. 

Константин Кедров говорит о Парщикове: «…поэт трагический. Я это почувствовал с первой рукописной подборки его стихов… в 1974 году… Парщикова могли принять с такими стихами только по просьбе Андрея Вознесенского. «Царь рыба на песке барахтается гулко / И стынет, словно ключ в густеющем замке» – это не про рыбу, а про поэта и про поэзию и тогда, и сегодня». Всё эссе – «спрессованная» история становления школы метаметафоры. («Мне было абсолютно ясно, – пишет Кедров, – что на древе русской и мировой поэзии образовался новый годовой круг, который следовало как­то обозначить. Слова метакод и метаметафора пришли мне на ум восемь лет спустя, а пока я предложил два развернутых определения: «мистериальная метафора» (это для нашего круга) и открытое официальное – «метафора эпохи теории относительности». По смыслу это было то самое, что ныне закрепилось за метаметафорой».) И место Парщикова в этом процессе.

Для Константина Кедрова Парщиков не только «трагический поэт» – он был сложившимся поэтом ещё в пору их первого знакомства. Кедров мыслит символами и многие символы связывает с фигурой Парщикова. Так, о совместном путешествии в Симеиз и Бахчисарай, когда они не дошли до «рая», устали, выдохлись, чудом «поймали» грузовик, который повёз друзей назад, нещадно мотая, он высказывается как о «символе нашего совместного пути по извилистой и очень опасной дороге новой поэзии». Таким – человеком, идущим в ему одному видимый рай, самодостаточным, ни на кого не похожим поэтом – Алексей Парщиков видится Константину Кедрову и сегодня. 

Для «комсомольского секретаря» (реальной фигуры, олицетворяющей всю ограниченность и мощь советского государственного контроля за сферой искусства) – Парщиков был «подонком» («похвал» за строку «в шагу расклешённая корова»). Для Андрея Вознесенского – талантливой литературной величиной, нуждающейся в поддержке и популяризации своих творений (за последнее Андрею Андреевичу особое спасибо).

Эссе Константина Кедрова доведено до момента, с которого началась «поэтическая биография» Парщикова – до его первой публикации (поэма «Новогодние строчки» в журнале «Литературная учёба» (№ 1, 1984) с послесловием Кедрова «Метаметафора Алексея Парщикова» – где впервые прозвучала «жанровая дефиниция» автора).

Сергей Соловьёв не начинает с того, другого или третьего «водораздела» в биографии Парщикова. Он не может сказать, кем для него был Алексей Парщиков – другом, товарищем, любимым автором (недаром эссе называет просто «Парщиков»). Читатель видит, как Соловьёв то заявляет: «О человеке надо, о друге, а в последние годы – едва ли не единственном собеседнике. Об этом писать», – то исправляется: «Я был, наверно, не ближе ему, чем многие из тех, кого нередко перечисляли в одном с ним ряду через запятую». Так вот, Сергей Соловьёв эссе начинает с себя и продолжает собой: «Наверно, надо многое вспомнить, вспять по следу. Сотни часов, может, тысячи, проведенных вместе. Города, разговоры, прогулки. Письма…».

Ткань «памятных записок» Сергея Соловьёва так же причудлива, как и поэзия Алексея Парщикова:

«Инсценировка – один из ключей на связке.

Он там, где ангел с мечом огненным обращающимся пока еще минус ангел, только одна из возможностей, – между еще не оконченным раем и уже сквозящим изгнаньем».

Такой подход оправдан. Поэт пишет о «родственном» поэте. Сергей Соловьёв в поэзии и сам изъясняется метаметафорами. И в прозе, посвящённой Парщикову, он «шатается» меж «потоком сознания», навек смущённого стихами и разговорами с Алексеем Максимовичем, и попытками документализма: «Отношение к чтению, и шире – образованию (я не об академическом, их у него, как известно, три: киевская Сельхозакадемия, московский Литинститут и калифорнийский Стенфорд, а к самостоятельному, вольноотпущенному), было едва ли не тем же, что и к собственному письму. Поле риска и трансформаций».

Каждое слово, каждая буква показывает значимость того, кто на портрете. Концовка эссе: «Всю жизнь он был захвачен ловлей нерожденных миров, их неожиданных ракурсов, новых языков описания. Он был в поиске новой поэтики, новой оптики восприятия. И думал о новой поэтической школе – не той, которую сочинили ему. Не сейчас и не нам подводить черту. Он был далеко впереди, один, и остается там» – могла бы показаться патетичной. Она такая и есть. Об этом мастере нельзя иначе. Он уже давно стал безусловным культурным явлением и важной вехой в истории мировой литературы.

Отсюда и мой вопрос (см. выше). Парщиков – давно уже не «новость» в литературе, с 80­х годов нарастает его «популярность», насколько это словечко применимо к литературе, с той же поры в ходу термин «метареализм». Вся эта школа уже ближе к «классике», чем к «современности» – те, кто пишет «внежанровые» стихи и прозу, часто работают «под неё», сверяясь с признанными духовными «образцами». Публикация Парщикова с преамбулой Кедрова в журнале стоит в рубрике «Наследие». Стихи из цикла «Дирижабли» появлялись в разных комбинациях на бумаге и в сети: «НЛО», № 76 за 2005 г. – «Сельское кладбище» и «Заметки к “Сельскому кладбищу”» (http://magazines.russ.ru/nlo/2005/76/par14.html), на проекте «Textonly.txt» (http://textonly.ru/self/?issue=17&article=9522), не говоря уж о личном сайте Парщикова (http://parshchikov.ru/dirizhabli).

Однако почему же стихи Алексея Парщикова до сих пор читаются как прорыв?

Как правило, скептически относясь к современным новаторским методикам и приёмам в поэзии, иногда откровенно их не понимая и не видя в них прекрасного, я безоговорочно принимаю стихи Парщикова как парадокс. Нет – как чудо. Начиная с «чудаковатого» зачина:

 

«ДИРИЖАБЛИ (Movie Stills)

 Екатерине Дробязко

 

Действующие лица:

Тайкун Т.

Его зять Л.

Дочь Тайкуна Д.

Провайдер П.

Ручной филин Бубо–Бубо.

 

Завязка

Начать с того, что тайкун всю

                       Первую Мировую служил

в дивизии цеппелинов, а в конце ХХ века

он владелец их производства,

                        и видит их в виде пружин,

толкающих воздух вспять

                                от скорости звука.

Новые технологии, небесный покой!».

 

Это потрясающие композиции слов, которым не подобрать точного соответствия из лексикона критика:

 

«Дирижабли, вы — небо в небе.

                                Поэтому там вдвойне

ощутимо присутствие ангелов».

 

«В гондолу взбираются оба

            в пятнистых шубах до пят,

                        ужас сжимая во рту».

 

«Как представляли смерть мои коллеги?

                        Как выпадение из круга?

Поверили, что их вернёт назад,

                        когда теряли высоту?

Что их пропустит твердь,

как вынимаются со свистом друг из друга

два встречных поезда на длинном,

            трассирующем в ночь мосту?».

 

«Небо привстало, опираясь на дирижабли,

                                   словно на локотки

переносных, дюралевых,

трубчатых, замкнутых цепью кресел».

 

«Безветрие втиснуто между кругами

                        изрешечённых мишеней,

бумажных, разбосанных по полу

  пляжного тира к концу рабочего дня».

 

Парщиков таков не только в поэзии. Произведение «промежуточного» жанра – «Заметки к сельскому кладбищу» – вроде бы «сноска» к мудрёному тексту: «Это «Сельское кладбище» – вариация на Грея–Жуковского… Моя вариация входит в цикл стихотворений, связанных, по материалу, с историей дирижаблестроения», – на деле тоже поэма: «Отсюда мой выбор: элегия. Правда, я пропустил общую для Грея и Жуковского тему имущественного равенства перед лицом смерти. Но, может быть, это не последняя моя вариация «Элегии».

Нет, не последняя – хотя другой нет, но «последняя» – не то слово. Моя читательская благодарность «Современной поэзии» за обращение к творчеству Алексея Парщикова!

О герое номера можно разговаривать бесконечно (за то, что увлеклась, прошу простить!). Но этот номер «Современной поэзии» состоит не только из наследия Алексея Парщикова.

Текущая литературная жизнь представлена Международным фестивалем поэзии «Киевские Лавры», Международным литературным конкурсом «Русская Премия» и литературными переводами: краткая деловая «аннотация» мероприятия и развёрнутое художественное представление. Так, фестиваль «Киевские лавры» проводится в Киеве в мае с 2006 года, в этом году состоялся в седьмой раз. За время проведения в «Киевских Лаврах» приняли участие более 500 поэтов, прозаиков, литературных критиков из Украины, России, стран бывшего СНГ и дальнего зарубежья. Панегирик «Песнь о ”Киевских лаврах”» принадлежит Марии Ватутиной; душевный очерк, не столько о поэтической, сколько о «биоэнергетической» стороне фестиваля – как принимают гостей, чем потчуют, как проводят досуг; ключевое слово – «песнь». Точнее, «песни». Оказывается, поэты Алексей Цветков и Александр Кабанов замечательно поют городские романсы и украинские народные песни... Читать это без зависти невозможно.

Логически тема культурной интеграции продолжается и развивается поэтическими переводами: во­первых, это авторский перевод с румынского стихов поэта, прозаика, переводчика Лео Бутнару под общим заголовком «Из истории искусства». Интересные верлибры:

 

Пятна

Ангел парит неуверенно.

И мне кажется,

что на его крыльях различимы

несколько темноватых пятен.

 

Он что – летит

или падает?

 

Во­вторых, это презентация армянско­русского сборника поэзии «Буквы на камнях» – переводы современных армянских поэтов на русский, переводы русскоязычных поэтов Армении на армянский, творчество русскоязычных поэтов в оригинале и в переводе на армянский. Составители сборника – тоже интернациональная «команда»: Вика Чембарцева (Молдова), Елена Шуваева­Петросян, Геворг Гиланц (Армения). В журнале приведены стихи из «армянского» блока: поэтов Ованеса Григоряна, Ваге Арсена, Геворга Туманяна, Рузанны Восканян, Эдуарда Аренца, Грачья Сарухана и других. Переводы выполнены как в виде верлибров и белых стихов, так и в ритмо­рифмованной форме.

Международный литературный конкурс «Русская Премия» показывает литпроцесс ещё шире. Этот конкурс учреждён в 2005 году с целью сохранения и развития русского языка и поддержки русскоязычных писателей мира. «Русская Премия» — единственная российская премия для русскоязычных писателей, проживающих за рубежом. Премия присуждается ежегодно в номинациях «крупная проза», «малая проза» и «поэзия». Победителями 2012 года в поэзии стали Илья Риссенберг (Харьков), Алексей Цветков (США), Феликс Чечик (Натания, Израиль) за книги стихотворений. «Современная поэзия» знакомит читателей с подборкой стихов Феликса Чечика, занявшего в конкурсе третье место, «Я в этом бизнесе давно...».

Было бы преувеличением сказать, что «потребителя поэзии» надо специально знакомить с Феликсом Чечиком. Этот автор востребован «толстыми» литературными журналами (http://magazines.russ.ru/authors/c/chechik/). Буквально недавно я в «Арионе» (№ 1, 2012) читала его подборку «На развалинах двух держав». Стихи в «Арионе» и «Современной поэзии» разные, однако бросается в глаза почти дословно приведённая фраза­метафора: «седых пионеров отряд идёт, в барабан тарабаня, в небесные горны трубя». В прошлой подборке шёл на небо «пионеров седых отряд под бессмертные звуки горна».

Сквозных образов у Чечика несколько: в сравнительно небольшой подборке варьируется тема «бескрылости» в широчайшем спектре значений.

 

Пусть слов порядок был не тот,

но было, было…

А нынче – задом наперёд

ползу бескрыло.

 

возьми и отпусти

синицу к журавлю

прощальное прости

бескрылое люблю

 

Оперился птенец. И бескрыло

заливается, как вороньё.

 

…и проекции судьбы стихов на судьбу поэта:

 

Не верлибром ли дорога

вымощена прямо в ад?

 

За грехи –

расставанье с тобой.

И стихи

сублимируют боль.

 

Не простившись со мною,

жизнь растает, как дым,

безголосой весною

или летом немым.

 

А стихи мои, как дети,

сладко спали в колыбели.

 

Феликс Чечик – поэт из «невесёлых». Но «юмористов» и даже «иронистов» «Современная поэзия» пока не привечает: поэтический лад двух номеров этого года явно минорный. Включая книги, что стоят на «Книжной полке Германа Власова»: «Апрельский ангел» Ольги Сульчинской, «Переводы на человеческий» Андрея Нитченко, «В вересковых водах» Ольги Логош, «Всё всерьёз» Виктора Куллэ, «Бродяга/беглец» (двуязычное собрание стихов) Натальи Бельченко, «Неймдроппинг» Ольги Брагиной. Последняя книга и задаёт, как мне кажется, феноменологический код всего номера журнала: «Дуб – дерево, роза – цветок, Россия – родина, смерть – неизбежна...». Хотя и невольно. Но – в поэзии случайностей не бывает.

Щемящую ноту лирики Чечика в «Современной поэзии» № 2 продолжают «Ранние стихи» Игоря Меламеда (80­х годов) – трагические по фабуле (прощание с погибшей женщиной), по настроению и по словесной вязи, напоминающей о мертвенной изысканности декаданса:

 

В этом космосе,

                        хоть изломайся в мольбе,

даже призрачной памяти нет о тебе.

 

                    Т. М.

 

В глухую ночь ты снилась мне больною.

И медсестрой прозрачной над тобою

стояла смерть... На Спасской било три.

На кладбище – деревьев исступленье.

И ствол березы с Моцартом внутри

всю ночь играл, и Реквиема пенье

меня не отпускало до зари.

 

Более «житейские» стихи Андрея Баранова из цикла «Зима в Египте» не развеивают горького мироощущения: путевые заметки от хождения к бедуинам заканчиваются философски, но не оптимистически:

 

Все прошло, милая.

А то, что еще не прошло, еще пройдет

и станет спамом.

 

И давшая название подборке Баранова «Юлька» – посвящение собаке – на деле надрывное осознание отверженности от сладкого прошлого. «Краткосрочный свет» Инги Кузнецовой – жалобное скрипичное пение; «Лядской Сад» Эдуарда Учарова – томительный и страстный клич муэдзина с минарета (героя колоритного стихотворения «На Казанском базаре»). «Дуэт» Дмитрия Молчанова – Андрея Полякова «ZOO: Версия Андрея Полякова» – оригинальный проект рискованного подхода к российской истории стихосложения:

 

вот Зоопарк вам медленно дарить

тебе – его Читателю и Члену…

Поэт в Зверинце больше чем Зверинец –

 

ломаным языком вещают авторы. «Зоопарк» – эксперименты на предмет пародии, но не веселья ради, а постижения секретов чужой стилистики для. Потому для каждого текста найдено неожиданное, но точное определение: «аватара». Стихи­аватары ассоциируются у авторов с животными:

 

«Ручной кот» (Бродский­аватара)

Начнём. 

Не может пуфик родовой

обезобразить кисе подбородок

щетиной дорогой;

над головой –

предметов наблюдатель­зимородок,

пониже –

пятилетки годовой

переплетенья ласточек…

 

«Вечный вол» (Цветков­аватара)

Обмакни в копыто вчерашний мёд – 

кровь из раны завтра глотнуть попьёт,

а хвостом шевеля в надир…

 

«Волк­волчица» (Цветаева­аватара)

…русским Лосским на полке вот­вот,

а под этим – хазары и наши,

друг коверкая другу живот,

представляют кровавые каши.


И даже «Бесконечный змий» (Пушкин­аватара)

Какой немого оглушает

шипящей ночью букваря?

Кто скоро кольца управляет,

всем телом песню говоря?

 

Для единичного эксперимента неплохо; только бы поэтам не заиграться, не заблудиться в зоопарке, оставшись навсегда только с чужими – хотя и великими, кто спорит – аватарами (частицами божественной сущности). Всё же главная задача поэта – уметь говорить собственными устами, своим голосом, от своего сердца – как Мария Теплякова:

 

Глазасто небо, бабочка слепа,

Но повторяет в точности слова,

Которые от Господа слыхала.

 

Это уже рубрика «Строки», самая стройная и вместе с тем разноплановая в журнале. На мой взгляд, все «Строки» – качественная современная поэзия. Слава Богу, что она существует.



№ 11 (168) Ноябрь , 2012 г.



 


Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Сайт журнала после вынужденного простоя опять заработал. В ближайшее время будут вывешены майский, июньский и июльский номера.


Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.