Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

25 октября в Уфе у памятника Зайнаб Биишевой (пр. Октября 4) в 12-00 жюри конкурса объявит победителя IХ Республиканского конкурса поэтического перевода им. М. Гафурова и подведет итоги народного голосования, которое пройдет в группе журнала "Бельские просторы" в Вконтакте.

Шорт-лист IХ Республиканского конкурса поэтического перевода им. М. Гафурова:

1.     Абдразяков Валерий, г. Октябрьский

2.     Андрианова-Книга Кристина, г. Уфа

3.     Гильмутдинова Лейсан, с. Кушнаренково

4.     Колоколова Любовь, г. Уфа

5.     Краснощёков Николай, г. Салават

6.     Чарина Марина, с. Большеустьикинское

7.     Шилкин Сергей, г. Салават

Переводы всех финалистов даны ниже.



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Прощание с Юлаем. 1998-01
Прощание с Юлаем. 1998-01 А. М. Мазитов
Ловушка. Офорт (1996)
Ловушка. Офорт (1996) Игорь Тонконогий
Мост через р. Сим. 575 верста
Мост через р. Сим. 575 верста
Полнолуние. Офорт (1996)
Полнолуние. Офорт (1996) Игорь Тонконогий

Публикации
Сафронова Елена Валентиновна (http://magazines.russ.ru/authors/s/safronova/) родилась в 1973 г. Живет в Рязани. Окончила Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета в Москве. Прозаик, критик, постоянный автор "толстых" литературных журналов. Член Союза российских писателей,  Союза Писателей Москвы и Союза журналистов России.

Поэзия: что нового?


С зоилом спорить не пристало 

Любимцу ветреных харит.

                                И. Иртеньев



Воздух № 2 – 3 – 2011 г.

Попробую «обновить» подачу критического материала: начну обозревать сдвоенный номер журнала «Воздух» (№ 2-3 за 2011 год) с конца. С рубрики «Атмосферный фронт», где представлена статья Александра Скидана «Политическое/Поэтическое», и рубрики «Вентилятор» («Опросы»), развивающей эту тему. 

Чтение данного номера «Воздуха» было сродни медитации. Но материал Александра Скидана меня буквально «встряхнул». На мой взгляд, это успешный пример литературной публицистики, сочетающей литературоведческие наблюдения с анализом общественной ситуации. Статья «Политическое/Поэтическое» представляет собой «пунктирную» историю проявления в русской литературе «политических» текстов.

Александр Скидан ведет свою мысль от начала всей русской литературы – «Слова о полку Игореве». По мнению автора статьи, «Слово о полку Игореве» – классический образец «поэтического/политического»: «…не только потому, что речь в «Слове» идёт о политической необходимости (объединении русских земель), но ещё и потому, что саму эту необходимость — в качестве речи – необходимо донести, сделать действенной». Дискурс «Слова о полку Игореве» не соответствует его содержанию, ибо это не героическая реляция о победах русского воинства, а «горестная», «печальная повесть» о бесславном разгроме и пленении; повесть-предостережение и одновременно призыв, обращённый к удельным князьям, покончить с междоусобицами и раздробленностью… Стало быть, ей пристали иные «словеса», иной строй». Этот строй, по мнению Александра Скидана, не умещается ни в одно жанровое определение – не песнь, не героическая поэма, не воинская повесть, не погребальный плач, не лирико-драматический эпос. Жанрового определения для «Слова…» не находит и Александр Скидан, прибегая к цветистому описанию Виктора Сосноры. Но суть определения, по мысли Скидана, вот в чём: «…«Слово», которое было вначале, говорит помимо и поверх того, что говорит: вопросы поэтики, строя речи теснейшим образом переплетены со строем военно-политическим и с вопросом о том, какое место в нём занимает автор… Вопрос о «начале», об истоках поэтической традиции изначально заключает в себе вопрос о единоначалии, верховной власти, а также о рубежах, единстве и неделимости земли Русской. …Поэтическое высказывание несёт в себе следы бессознательно усвоенных властных практик, наличного соотношения сил, социальной стратификации, военных стратагем и т.д., одним словом – политического «бессознательного» своего времени». Да – одним термином тут вряд ли обойдёшься. 

Языковые особенности поэтического произведения отражают особенности политического строя в ситуации, которой посвящена поэма. «Слово…» задало этот тон всей отечественной литературе, что подчёркивал и Д. С. Лихачёв, и с тех пор такая «расстановка сил» периодически проявлялась у русских поэтов. Впрочем, не только у русских – просто исторически в России множество политических проблем, отсюда и сознательная «политизированность» образованной и «творящей» части общества. 

Ибо, «будучи структурным элементом определённой формации, произведение искусства в то же время обладает своей собственной – имманентной, внутренней – «политикой», непосредственные эффекты и отдалённое воздействие которой не просчитываемы заранее и не сводимы к политике в узком смысле».

Свой вывод Александр Скидан подкрепляет примерами «пиндарического отрывка» О. Мандельштама «Нашедший подкову» (1923), стихотворения Вл. Ходасевича «2-го ноября» (1918), эссе В. Маяковского «Штатская шрапнель» (1914), так как все они написаны на почве социально-политических потрясений, чреватых «разломами» привычного мира с его устоявшейся культурой. Упоминает он, разумеется, и Блока, Андрея Белого, Хлебникова, демонстративных нарушителей жанровых и тематических границ, принятых до того в структуре лирики. «Самый яркий пример жанровой трансгрессии, смещающей и смешивающей разные языковые пласты и регистры, — это, конечно, «Двенадцать» Блока». Прослеживает и развитие вопроса: «Вплоть до середины XX века (а в России гораздо дольше) «политическая» поэзия ассоциировалась преимущественно с другой моделью – прежде всего с ораторским, одическим стихом (не исключающим, впрочем, обращения к сатире и пародии) Маяковского, Брехта, Арагона, Неруды, Хикмета, раннего Одена». Эссе заканчивается стихотворением Пауля Целана из сборника «Роза-Никому» (1963) «In Eins» («В одно», «Воедино») – в этом стихотворении «воедино» смешиваются войны, бунты и революции нескольких веков, а равно и отношение к ним поэта.

Статью Александра Скидана читать было настолько любопытно, что стало жаль, когда она внезапно пресеклась на примере Пауля Целана. Такое впечатление, что это пунктирные наброски грядущей большой работы. Тема того заслуживает. Хотя, быть может, она несколько искусственна, навеяна сегодняшним положением дел в стране и обществе и «целит» в какие-то конкретные явления современности. С моей точки зрения, ценнее теоретическая часть.

Опросы, собранные в «Вентиляторе», характеризуют общественный посыл статьи Скидана. Поэты отвечают на вопросы:

«1. Поэтика и политика — близкие сферы или далёкие?

2. Возможны ли в сегодняшней культурной ситуации корреляции в ту или иную сторону между художественной состоятельностью — и определённой политической и гражданской позицией?

3. Связано ли как-либо то, чем Вы заняты в поэзии, с Вашими политическими, в самом широком смысле этого слова, взглядами?».

«Двойной» номер журнала «Воздух» готовился больше года назад, но особую актуальность эти вопросы к творческой интеллигенции обрели сейчас, после «известных событий» на рубеже 2011–2012 годов. Тогда смысл вопросов «о неравнодушии, честности, порядочности художника, о «не могу молчать», если угодно, нравственном императиве», как определил «задание» Константин Кравцов, ещё мог считаться умозрительным. Сегодня он уже практический…

Спектр ответов широк. Лапидарнее всех оказался Леонид Костюков: «Только в том, что накапливается опыт и наступает (рано или поздно) зрелость, а это отражается во всём, в частности, в тех двух сферах, которые тут выделены из ста. Например, уточняется и проясняется позиция – по всем вопросам». Зато пространно высказались Валерий Шубинский, Марк Шатуновский и Андрей Тавров. Для Шубинского «внутренний путь поэта, его картина мира, постоянно изменяющаяся и находящаяся в постоянном диалоге с внешними сущностями, как-то проецируется и на политическую реальность, создавая чрезвычайно причудливый рисунок». Для Марка Шатуновского, как и для Карла Маркса, «сегодня политика – это экономика... Нынешняя политика больше не способна обладать ярко выраженной дееспособной идеологией. А экономика сама по себе неидеологична», но только идеология сближает поэтику и политику. Для Андрея Таврова «Данте, Вергилий, Ломоносов, Маяковский, Бродский... – авторы, которых во многом направляла поэтическая утопия или реакция на форму правления», но сейчас пафос политической поэзии измельчал, свёлся к сплетням и «пиар-выходкам».

Разница позиций: от «политические пристрастия с одной стороны и поэтические пристрастия (а также поэтическая одарённость) с другой стороны являются совершенно различными аспектами проявления человека и не связаны друг с другом» Алексея Верницкого, которому вторят Дмитрий Веденяпин, Александр Уланов, Фаина Гримберг: «...Пожалуй, что далёкие, как поэтика и нравственность, к примеру», Гали-Дана Зингер: «Могут ли два столь близких по звучанию слова определять совершенно далёкие сферы?». До «у политического и художественного высказываний есть важнейшее сходство на базовом уровне — и то, и другое в основе своей опираются на обман и вдохновение» Леонида Шваба, то же самое, но другими словами, Александра Бараша, «любой художник, сумевший создать цельный мир (что случается крайне редко), – политик» Наталии Черных. Мудро изречение Полины Барсковой: «Ни поэтом, ни гражданином никто быть не обязан». Но ёмче всех высказался, по-моему, Павел Гольдин, оценив одним кратким словом нынешнее состояние нашей родины: «В этой ситуации делать вид, что «политика» – то есть гнойный распад общества – тебя не касается, – это маразм, а попытка лично участвовать в общественной жизни – самоубийство». 

Такая амплитуда ярко показывает, что ответ на поставленные вопросы невозможен (или их возможно бесконечное множество, что с точки зрения как математики, так и морали (выбора) тождественно). Этот опрос – из той же серии, что и «подначка» для выпившего: «Сможешь ли пройти по одной половице?». Идёт по «струнке» лишь тот, кто действительно нетрезв, а всякий рассуждающий о «дальности» поэтики от политики находится под воздействием политики, хочет он этого или нет. Такова данность мира, в котором мы все пребываем (а будь он совершенным и лишённым политики как архаизма, существовали бы в нём стихи?..). Но то приятно, что журнал «Воздух» обратился к «живой жизни». Это не в новинку, но в редкость для журнала. Потому так подробно рассмотрены эти две рубрики.

Похоже, весь номер построен на антитезе «поэтического/политического», и его художественный контент публицистичен. В «Вентиляторе» Александр Уланов упомянул Аркадия Драгомощенко: «Поскольку действия человека зависят от его мировоззрения, а (недекларативная) поэзия меняет это мировоззрение (индивидуальную этику, речь) глубже и точнее, то можно сказать, что Драгомощенко – гораздо более политический поэт, чем Фанайлова или Кирилл Медведев». Весьма кстати!

Аркадий Драгомощенко – «автор номера»; его представляет Андрей Левкин, но представляет как-то сумбурно. Да ещё и позволяет себе неосторожную фразу (говоря о поэтике Драгомощенко): «А уж как эта наглядная реализация собственного отсутствия в местных фишках и свобода могут быть поняты лицами без соответствующих опций – их проблема». Формулировка «их проблема» всегда звучит «базарно», но особенно это заметно в контексте обсуждения поэзии. Интеллектуальный снобизм вредит и образу Аркадия Драгомощенко, который создаёт Андрей Левкин. «Лицо без соответствующих опций» имеет право симметрично ответить: «Поэзия Драгомощенко – не моя проблема!». А ведь стихи Аркадия Драгомощенко заслуживают прочтения. Как считает Александр Скидан, Аркадий Драгомощенко – русский вариант американской «language school», «продолжает космополитическую модернистскую линию, восходящую к античному стиху и связанную в новейшее время с именами Гёльдерлина, Рильке, Паунда». По мнению Дмитрия Голынко-Вольфсона, тексты Драгомощенко всегда «обострённо актуальны», адекватны линиям становления мировой поэзии. По мнению Кирилла Корчагина, стихи Драгомощенко непонятны: «Он непонятен, и только отчасти… эта непонятность рождена интертекстуальной плотностью и энциклопедическими познаниями сочинителя. …такая непонятность… помогает познанию: действительно, расчленённое аналитическое знание по своей природе бедно… и с его точки зрения мир оказывается лишённым жизни, хотя и очерченным чёткими линиями».


По ресницам собирая ворс зе́ркала.

Зная скорость течения мёда, но не зная, когда.

Что́ тебе мёд,

            Крым, мраморная вода с серой,

Что́ известно, что там всегда на́ руки.

 

Это сочетание рефлексии

                        с её чётким осознанием:


Кто сказал, что умирают только старые

Умирают молодые,

                 но чаще умирают те и другие

А чаще — никто не умер,

                             поскольку никого нет

Потому что не досмотрели снов, которые

были положены временем

                                   и потому что сны

Которые видели,

                   были поспешны и нигде о том

Чтобы о печали и счастье,

                                   вступая в тень

Бережно, как если спускаться

                               по ступеням спиною

 

Ясность?

Подобно тому как сентябрьский лист дарит

Пребыванье падению, т.е.

                        мо́сту, ведущем(у)

Сквозь геометрию времени.

...

Терпение.

Словно осень и ничего рядом.

                                   Ничего больше.

 

Подобную манеру рефлексии перенимают и прочие поэты данного номера: Анна Глазова

 

во сне ты видишь себя

с никогда не остриженными волосами.

 

долгие дни уходят

в острые зубья,

 

ты, живущий меньше чем черепаха,

льстишь тверди,

 

засилье света,

и здесь, роговица,

 

– зеркало;

 

Елена Сунцова:


Трамваев новый быт

пятнадцать лет назад:

Литейный весь разрыт,

и рельсы в нём дрожат.

 

И – замшевый сентябрь

и северный Борей

в стальных твоих сетях,

форель, форель, форель.

 

Как зрачен Петербург,

как выдоен и сер,

как, в чёрный след обут,

блестит и облысел;

 

Елена Баянгулова:   


До и после – сплошная линия

параллельно полу

(не ведущая к половой

а в прямом смысле этого слова)

 

пусто – когда от квартиры одни ключи

никаких запасных – некому себя отдать

некого выкинуть нечего продавать

 

город намазан на бутерброд

рот открываешь

          и чувствуешь привкус чужих волос

 

В этом «Воздухе» не только проза становится «на грани стиха», но и стихи – на грани прозы. Таковы произведения Ильи Манилова, Дмитрия Голынко-Вольфсона (каталог лично-общественных воспоминаний «Чем запомнилось»), Юрия Цаплина (полотно «Космополиты смотрят футбол»), Павла Гольдина. Виталий Юхименко пошёл ещё дальше, сочетая в ткани одних и тех же произведений поэзию, прозу, публицистику и газетный памфлет о несправедливом восприятии гомосексуализма обществом. Эпичен «отрывок» из книги Марии Галиной «Всё о Лизе». «Лизина подруга рассказывает, что был такой случай…» – так, в передаче очевидцев, возникает «Лизин» эпос.

«Хасидские изречения – 2» Бориса Херсонского – среднее между теософией и философией:

 

И ответил Ребе: грешно просить

                        Всевышнего делать дела,

которые наша община

                           сделать бы не смогла.

А баньку себе протопить

                        и вправду я сам бы смог.

Тем более для меня это сделает Бог!

 

Ремесленник говорил:

                   я буквы возношу к небесам.

А как из букв слова составить,

                 Всевышний догадается сам.

 

И Всевышний, да будет благословен,

                                    херувимам изрек:

вот всем молитвам молитва!

 

Ибо человек даже в молитве нет-нет да и соврёт…

И, продолжая лейтмотив смешения жанров, «Проза на грани стиха» здесь – скорее публицистика. Это качественное эссе об эвритмии (эвритмике) Анатолия Барзаха «Die Lebensmüden»: начало и конец в нём из очерка, середина – из просветительского эссе. Эвритмика – это искусство ритмического движения – по мнению Барзаха, ключ к постижению космической истины и восстановлению утраченной гармонии со Вселенной.

Но встречаются в номере и тексты «без примесей» иных жанров: стихи Ирины Перуновой

 

Ты по спирали, по краю воронки,

воронки без края,

в какие края?

Верю — тобою, тобой — умираю,

выслушай мною и ты соловья,

выдыши ландыши, высмотри мною

всполохи белок в сосновом дупле,

и молоко детской речи парное

мною впитай на мгновенной земле;

 

Зинаиды Быковой, Олега Дозморова. Рассказ в прозе Сергея Спирихина «45», интересный, но без финала, точнее, с «началом уже (ужо) другого рассказа».

А вот хокку Татьяны Скарынкиной, нарушающие все мыслимые правила составления хокку, заставило в очередной раз констатировать, что я не понимаю русских хайдзинов.

 

УЛИТКА

Улитка напротив окна

подвального этажа

в потёмках у неё резиновые щёки.

 

ХОККУ НЕБЕСНОГО ЗУДА

Дева помолчит и песню вывалит

во время еды между ней и тарелкой

образуется горка ненужного.

 

Хокку Евгения Туренко более «соответствуют» образцам, хотя и называются «Опыты количественных инсинуаций».

 

* * *

Вечер прилип к дождю

Тупость дороже света

Якобы Бубер.

 

* * *

Козье как молоко

Утро и невпопад

Слышится ку-ка-ре-ку.

 

В рубрике «Откуда повеяло» стихи поэтов из Чувашии – Игорь Васильев (Кужак), Андрей Павлов, Дмитрий Воробьёв, Евгений Кремчуков, Григорий Галкин, но все они сознательно лишены признаков «региональности». Европейские поэты осваивают визуализацию поэтического пространства. Агнета Энкель (перевод со шведского Ольги Тимофеевой) – графически:    

 

друг дру        шаги над

га лиц            песок дождь

о песок            гнётся в волокнах    других лиц

от свет от   дуги, облако              шаги над

ражён             как рыба                   царапая

ный от           светит, в

 

а Юркки Киискинен (перевод с финского Сергея Завьялова) – цветописью и графикой:


Чёрный собор. Чёрное спасение. Чёрные черти. Синее небо.

Чёрная дверь. Белое окно. Белая Мария. Чёрный младенец.


В общем, без политики – никуда, а без поэтики – иногда можно.



№ 10 (167) Октябрь, 2012 г.




Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


PA195822.JPG
18 октября в Художественном музее им. М.В. Нестерова состоялась торжественная презентация альбома-каталога "Арт Уфа - 2015", созданный на грант главы Республики Башкортостан Рустема Хамитова. Автор-составитель каталога , искусствовед, заместитель директора БГХМ им. М.В. Нестерова по науке Светлана Игнатенко. Редакция журнала "Бельские просторы", чьи статьи были использованы при работе надо каталогом, была тоже награждена этой уникальной книгой.


Редакция журнала "Бельские просторы" встретилась в уютном здании ДДЮТ города Туймазы с учителями и библиотекарями района.
в Туймазах групповая.jpg
Салават Вахитов покоряет публику:
PA135875.JPG
Сергей Бекасов перехватывает инициативу:
PA135934.JPG
Ответное слово:
PA135872.JPG
И, конечно, автографы:
PA135947.JPG
Ну танцы, танцы, танцы...
PA135861.JPG
PA135842.JPG
PA135826.JPG
 

Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.