Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Три абзаца от Савельева

Привет, я Игорь Савельев. Каждую неделю на сайте «Бельских просторов» я буду отпускать комментарии по событиям литературного процесса. Надеюсь, со временем ко мне присоединятся мои молодые коллеги, хотя я и сам еще не очень стар.

По-настоящему серьезных и значимых литературных журналов так мало, что не удивительно, что все они наблюдают друг за другом с пристальным интересом. Условный приз за креатив этой осени может получить «Октябрь», презентовавший неделю назад сдвоенный российско-китайский номер. Оказывается, главный литературный журнал Китая тоже носит название «Октябрь» («Шиюэ»), он основан в 1978 году после т.н. «Культурной революции», то есть он сильно младше российского собрата, но тиражи, конечно, не сравнить. Вот «Октябри» и выпустили совместный номер, где напечатали многих заметных российских (Роман Сенчин, Евгений Попов, Валерий Попов, Александр Кабаков) и китайских писателей. Интересно, что происходит это на фоне ситуации, которая встревожила многих: власти Москвы выселили «Октябрь» из помещения, которое он занимал лет семьдесят. Несведущий человек скажет – ну, подумаешь, редакция переехала. Только, по-моему, переезжать было некуда (новый адрес журнала на сайте не значится, не исключаю, что его делают теперь дистанционно, «на коленке»), а во-вторых – потеря литературным журналом помещения в центре Москвы – трагедия, которая всегда рассматривалась в литературной среде практически как «смерть журнала».

 

Об этой опасности заговорили не в 90-е, которые принято называть «лихими» (и именно тогда журналы переживали обвал тиражей и обнищание), а в относительно сытые нулевые. Тогда-то, насытившись нефтедолларами, власть и обратила внимание, что «золотые» помещения в центре занимает такая непонятная бизнесменам и чиновникам культура, как толстые журналы, да еще и мало платит за это. Когда-то журналам установили льготные арендные ставки. Сейчас трудно вспомнить, для кого прозвенел первый звоночек лет десять назад. Кажется, для «Нового мира»: его здание, принятое на баланс еще Твардовским в конце 60-х, парадоксально оказалось бесхозным. Поскольку всё постсоветское время федеральный центр и московские городские власти не могли договориться – кому из них оно принадлежит, «Новый мир» подождал и тихонько выиграл арбитражный суд как «добросовестный арендатор бесхозного помещения на протяжении более 15 лет». Тут-то власти очнулись, сломали решение суда и заговорили о выселении «Нового мира». Помню, что именитые писатели подписывали какие-то петиции, и выселение удалось отменить. Сегодня «Новый мир» работает по прежнему адресу, но, естественно, без серьезных гарантий.

 

Тогда, объясняя, почему толстый журнал такой значимости не может делаться на дому или сидеть в каком-нибудь коворкинге на окраине, писатели объясняли: а место встреч литераторов, место, куда могут придти авторы из провинции?.. А уникальный архив?.. Библиотека?.. Прямо говорилось – стоит выселить такой журнал из «культурной среды» московского центра – и он умрет. Но оказалось, что, во-первых, эти аргументы чаще всего – пустой звук для чиновников, а во-вторых, толстые журналы более живучи, чем думалось даже их редакторам. В последние несколько лет тихо-тихо лишились помещений несколько журналов. Сначала из «Дома Ростовых» на Поварской попросили «Дружбу народов»: в 2012 году на эту тему было много публикаций в СМИ. Потом – уже совсем тихо – с Большой Садовой съехало «Знамя». Так тихо, что об этом даже мало кто знает из авторов, нечасто бывающих в редакции (теперь она сидит в Воротниковском переулке). Потом – эта история с «Октябрем», тоже окруженная странным молчанием: для всего литсообщества стала сюрпризом большая статья об этом – «Октябрь стерли ластиком»: ее опубликовал Павел Басинский в «Российской газете» https://rg.ru/2017/05/29/reg-cfo/basinskij-s-kulturnoj-karty-moskvy-nezametno-ischez-zhurnal-oktiabr.html. Сами сотрудники «Октября» ничего об этом не заявляли и довольно долго воздерживались от комментариев даже после выхода этой статьи.

 

Оказалось, однако, что продолжают выходить и «Октябрь», и «Знамя», и «Дружба народов», ничего не растеряв. Я не веду к мысли, что риторика «переезд равен смерти» оказалась неправдой. Я радуюсь тому, что запас прочности у толстых журналов остается большим. Они пережили и катастрофу с подпиской в 90-е, катастрофу с потерей массового читателя и тиражей, сейчас переживают период потери советских же помещений, но не сдаются. Но сколько испытаний им еще предстоит?    



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
1 (15).jpg
1 (15).jpg
3. Starik i more (4).jpg
3. Starik i more (4).jpg
В текст. Заря вроде.jpg
В текст. Заря вроде.jpg
Хаким Гиляжев
Хаким Гиляжев

Публикации
Нина Александровна Ягодинцева родилась 29 января в 1962 году в Магнитогорске. Окончила Литературный институт им. А.М. Горького, кандидат культурологии. Член Союза писателей России. Автор семи поэтических книг, курса лекций «Поэтика: модели образного мышления» и учебника точной речи «Поэтика: двенадцать тайн», многочисленных поэтических, критических и научных публикаций. Лауреат литпремий им. П. Бажова, им. К. Нефедьева.  Возглавляет областную литературную мастерскую (до 2003 г. при Челябинском отделении Союза писателей России, после – при областном фонде культуры).

Бастион иллюзий

Стихи



*  *  *

Эхо ловить – нежнейшая из забав:

Словно губами ловишь травинку, словно

Знаешь её по имени среди трав –

Тоненькую, поющую полусонно…

Эхо ловить – нежнейшая из забот:

Необъяснимым молчаньем встревожа душу,

Вдруг – отзывается… вспыхивает… зовёт –

И улетает прочь, тишину разруша.

Эхо ловить – опаснейшая игра.

Ибо из тех глубин, где твой голос тонет,

Часто приходят гибельные ветра

И за собой увлекают в бездонный омут.

Стой! Затаи дыханье! Глаза закрой…

Это проходит сквозь сердце твоё излука

Вечности, – полонённый её игрой,

Ты обретаешь младенческий лепет звука

 

И, превращаясь в речь, растекаясь в мёд,

Переплываешь сухой океан молчанья –

Это оно отзывается, тает, льнёт,

Мягким касаниям испуганно отвечая…

 

 

*  *  *

…Они ещё волки и братья по крови волкам,

И жажда струится по их филигранным клыкам.

 

Их плоские лица и гибкие злые хребты

Прижаты к земле невесомым столбом высоты.

 

В косые прорехи светящихся золотом глаз

Холодными искрами чёрная ночь пролилась.

 

Они ещё волки, весёлые дети беды:

Сухие века пролегли от воды до воды,

 

И стая летит, ощущая волнистой спиной,

Как небо, подтаяв, лавиной скользит ледяной…

 

 

Гости

И вина-то всем достанется,

И швыряют хлеб собакам.

Среди гула и беспамятства

Белым воском пол закапан.

Что за пир – а мы не позваны,

И не знают нас по имени,

Но с мороза щёки розовы

И ресницы в чёрном инее.

Рукава бобром опушены,

Пальцы струнами запутаны,

Очи строгие опущены –

За собою не зовут они.

Веселы, да не потешные,

Мы уйдём от вас в распутицу.

Наши песенки – нездешние,

Наша быль – не скоро сбудется.

 

 

*  *  *

Нам, переменчивым, как пламя,

Как свет, горящий вдалеке,

Нам трудно говорить с богами

На скудном нашем языке.

Но наступает, как проклятье,

Необратимый тайный час,

Когда учителя и братья

Уже не понимают нас…

 

 

*  *  *

Ты знаешь, как хочется нам красоты.

Ты видишь, насколько она невозможна!

Нахлынувший сумрак стирает черты,

Когда из дубовых дверей осторожно

 

Выходят под розовый свет фонарей

На пенье тишайшего снежного хора

Женщины в шкурах убитых зверей,

В сырых бриллиантах, в цепях из фарфора.

 

О, как драгоценная их суета

Хрустит под ногами, слепые осколки

Впивая в подошвы… Но полночь не та,

И небо линяет, и в городе волки.

 

Их стая черна, и черны вожаки,

Их жажда с амвона гнусаво воспета.

Свирепые джипы вонзают клыки

В горячую спелую мякоть проспекта,

 

И сразу за ними смыкается тьма,

Где еле видны из-за снега и дыма

Два тусклых, расплывчато-красных пятна,

Палящих, но тающих неотвратимо.

 

 

Бастион иллюзий

1

На секунду сердце смолкло,

Показалось: жизнь прошла…

Мандариновая смолка

Между пальцев потекла.

Нынче бабочки без платьиц

Спят, закутанные в свет.

Время бродит – что ты плачешь? –

Там, где нас с тобою нет.

У него в лугах сугробы,

У него в сугробах сны…

Ткани времени суровы,

Нити времени тесны.

Разве только недомолвка,

Да она почти не в счёт, –

Мандариновая смолка

Речкой по небу течет.

 

2

Цветёт луна, горит вода,

Плывёт слеза свечой сосновой…

Умри от нежности – тогда

Тебе придётся жить по новой.

 

Мы звери нежности – и в ней

Мы обитаем у истока:

Чем дальше в нежность, тем страшней

Волна высокого восторга!

 

Мы звери радости – и нам

Весь этот мир лучами выткан:

Здесь нас зовут по именам

И учат песням и молитвам.

 

3

О небо, небо, бастион иллюзий,

Твой гарнизон в осаде, но над ним

Горит звезда – сквозного света узел,

Горит звезда расплавом ледяным.

 

О небо, небо, крепость нашей тайны,

Направив копья в сторону земли,

Твой гарнизон стоит, гремя щитами,

И тайный мрак с горящими чертами –

Витийствует, пророчествует ли?..

 

О небо, небо, синий прах сомнений,

Что есть любовь, и что её закон? –

Огонь идёт по улицам селений,

Огонь целует золото икон!

 

4

Да, ваши жёны – как пух лебяжий,

А мы на огненный вдох похожи.

И рядом с нами – пустыня жажды,

И эта жажда – мороз по коже.

(А с виду вроде одно и то же…)

 

Мы не красавицы – мы красивы,

Когда мы в гневе, когда мы в небе,

Но нашей воле и нашей силе

В темницах ваших и жить-то негде!

 

Мы верим каждой полоске света –

Особенно если он не отсюда.

И нас опасно винить за это –

Но так же страшно любить за чудо.

 

5

Облака на закате меняют форму.

В гололёд асфальт становится глаже.

На морозе машины впадают в кому.

Бастион иллюзий меняет стражу.

 

Мы не видим снов. Мы не любим шуток.

Мы герои спецназа. Мы суперпрофи.

(Лично я люблю в это время суток

Перелистывать книгу за чашкой кофе.

 

Ненавижу войну. Что может быть гаже!

Ненавижу себя – тоже мне подснежник!)

Бастион иллюзий меняет стражу.

Эти парни, пожалуй, покруче прежних.

 

Бастион иллюзий, воздушный замок,

А вокруг него на сто вёрст – могилы.

Бросить эту бодягу да выйти замуж!

Как сказал Маяковский: «А вы могли бы?»

 

Да могли бы запросто! Но, покуда

Бастион иллюзий возносит башни,

Остаётся надеяться лишь на чудо –

Всё равно, ей-богу, – моё иль Ваше.

 

6

Это – горе, это – море, это – Волга.

Уплывает мандариновая смолка.

 

Это слёзы. Это сердце. Это холод.

Это сказано не нами: «Всё проходит».

 

В этой азбуке гордыни и смиренья

Буквы мая распускаются сиренью,

 

А в июне отзываются грозою,

А в июле расплетаются косою…

 

Вот и осень разворачивает знамя,

Вот и холод застывает зеркалами.

 

Остановишься – и дышишь долго-долго:

Ах, как сладко, – мандариновая смолка!


 

*  *  *

Кафешка, стёклышко, где мы с тобой сидели,

Где низок потолок, но всюду ариэли,

Летая по столам вперегонки,

Устраивали в сердце сквозняки…

Кафешка, закуток под боком шумной стройки,

Где окна в жалюзи линованы под строки:

Пиши что хочешь, благо не видна

По синеве чернил голубизна…

Кафешка сломана. Её хрустальный воздух

Блестит в пыли, змеится в острых звёздах

Рассыпанного по земле стекла…

Я плакала бы, если бы могла.

Но ариэлям, беспрестанно вьющим нити

Для невесомой голубой канвы событий,

Нужна свобода. Воздух между строк

Бывает так же радостно жесток:

Погибшие слова лежат в столетнем хламе,

То, что не названо, в восторге бьёт крылами,

И ты стоишь в изнеможенье сил

Пред тем, что сам на волю отпустил…



№ 4 (161) Апрель, 2012 г.


 

 


Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


владимир кузьмичёв.jpg

Уфимский писатель, автор журнала "Бельские просторы" Владимир Кузьмичёв стал лауреатом X фестиваля иронической поэзии «Русский смех», среди участников фестиваля были авторы-исполнители не только из России, но также из Германии, США, Казахстана, Латвии, Украины и других стран. Фестиваль проходил в городе Кстово. Владимир, помимо официального диплома, получил приз «Косой в золоте» (статуэтка весёлого зайца — талисмана фестиваля).



маканин.jpg
Владимир Маканин
  • Родился 13 марта 1937 г., Орск, Оренбургская область, РСФСР, СССР
  • Умер 1 ноября 2017 г. (80 лет), пос. Красный, Ростовская область, Россия
В 50-е годы жил вместе с родителями и двумя братьями в Уфе, точнее в Черниковске на улице Победы в двухэтажном доме номер 35 (дом стоит до сих пор). Окончил уфимскую мужскую школу № 11 (ныне №61). Ниже предлагаем интервью с Владимиром Семеновичем, взятым у него Фирдаусой Хазиповой в 2000 году.


Логотип журнала "Бельские просторы" здесь

Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.