Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь


Авторы номера:

масленников.jpg

Дмитрий Масленников

2009_S.G.Kara_Murza_interview.jpg

Сергей Кара-Мурза

Гафуров Т.М. фото.jpg

Тимур Гафуров

ya-s-trubkoy_ejw_1280.jpg

Владимир Кузьмичёв

Борис Курчатов.jpg

Борис Курчатов

Коркотян.jpg

Эдди Коркотян

мария Асадуллина.jpg

Мария Асадуллина

ольга ощепкова.jpg

Ольга Ощепкова

klassen15.jpg

Генрих Классен

Савельев Игорь.JPG

Игорь Савельев



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Граница
Триптих-КУРАЙ. 2007
Триптих-КУРАЙ. 2007 Рифхат Арсланов
С. Агиш (сидит), Ф. Биишев (1-й слева), М. Басыров, Н. Хафизов, И. Слободчиков, А. Штабель (соответственно 3-й, 4-й, 5-й и 6-й слева направо) в редакции журнала «Хэнэк»
С. Агиш (сидит), Ф. Биишев (1-й слева), М. Басыров, Н. Хафизов, И. Слободчиков, А. Штабель (соответственно 3-й, 4-й, 5-й и 6-й слева направо) в редакции журнала «Хэнэк»
Дом где жил ШАЛЯПИН. 2002
Дом где жил ШАЛЯПИН. 2002 Рифхат Арсланов

Публикации
Сафронова Елена Валентиновна (http://magazines.russ.ru/authors/s/safronova/) родилась в 1973 г. Живет в Рязани. Окончила Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета в Москве. Прозаик, критик, постоянный автор "толстых" литературных журналов. Член Союза российских писателей,  Союза Писателей Москвы и Союза журналистов России.

Поэзия: что нового?


С зоилом спорить не пристало

любимцу ветреных харит.

                              И. Иртеньев

 

«Арион», № 4 – 2011

Вопреки моему скепсису (см. обзор «Ариона» № 3 за 2011 год), в этом номере журнала «Арион» отыскалось кое-что «беспрецедентное». В рубрике «Групповой портрет» – статья Елены Погорелой «В поисках “кода со смыслом” (о книгах издательства “Воймега”)». По-моему, мне раньше не встречалось рассмотрение «продукции» какого-либо издательства как целостного культурного явления. Правда, учитывая специфику «Воймеги» (о которой подробнее будем говорить позже, как и о самой статье Е. Погорелой), такой «групповой портрет» вполне возможен.

Другой поэтической и культурной новостью, очень доброй, предстаёт публикация стихов Ксении Некрасовой (в рубрике «Анналы»), со вступительным словом Евгении Коробковой, подготовившей тексты к печати. С Евгенией мы познакомились на Совещании молодых писателей в декабре 2011 года, где она сообщила, что пишет диссертацию по творчеству Ксении Некрасовой, одновременно вовлекая в научный и культурный оборот неизвестные (либо основательно забытые) стихи этой незаурядной поэтессы. Каким одобрением и уважением было встречено это заявление!.. И вот месяц спустя вижу в «Арионе» довольно обширную публикацию стихотворений Ксении Некрасовой – с прекрасным предисловием, включающим информацию о поэте по всем аспектам бытия и творчества. Многозначительна сноска: «Все цитируемые материалы, кроме специально оговоренных, почерпнуты из архива Ксении Некрасовой, собранного ее другом филологом Львом Рубинштейном и переданного после ее смерти в РГАЛИ, сотрудникам которого я выражаю благодарность за помощь в работе», свидетельствующая о длительной архивной работе Евгении. Как бывший архивист выражаю Евгении Коробковой за это большое дело респект!

Это и полноценное изложение биографии Ксении Некрасовой, которой 18 января 2012 г. исполнилось бы 100 лет. Это и литературоведческие наблюдения, бережно следующие за строками поэтессы, в такой же мере открытия, как явившиеся Ксении: «Синий цвет – первый цвет, который увидела Ксения после того, как с ее глаз сняли повязки, – будет волновать ее до конца жизни. Это цвет и радости и боли одновременно. “Синие мысли” – согласно определению Ксении – это “грустные мысли”, но в то же время устойчивое выражение “белый свет” в поэзии Некрасовой навсегда превратится в “синий цвет”». «Будучи мастером сравнений, Некрасова виртуозно сочетала конкретное – с абстрактным, материальное – с бестелесным. К примеру, могла сказать, что звук был грубым, “как башмачная подошва”». «Но не только ритмы природы были ею использованы для создания стихов. Поэтесса не раз говорила о том, что стихи сочиняет, когда ходит пешком. Ритмические рисунки многих стихотворений подсказаны шагами либо другими ритмичными движениями (колкой дров, стиркой, уборкой: “с утра я целый день стирала” или “колоть дрова привыкла я”)… Но как только меняется интенсивность движения – меняется ритмический рисунок стихотворения». «В ее верлибрах можно наблюдать определенный ритм, музыку, созвучия. Еще один способ организации стиха у Ксении Некрасовой – “цветовая рифма”».

После того как все «секреты» мастерства Ксении Некрасовой «разжёваны и в рот положены», самое время познакомиться с её стихами, одно из которых хочу привести полностью:

 

 

ЛЮДИ

не помучившись

не научишься

 

Презренье к людям

Чувствовала я

В обиде на людей была

Что непонятна людям я

А как бы просто

Было им

Признать

Способности мои

Оказывается

Прежде чем

Признанье получить

Хребет невзгод

Нехоженных пройти

И душу исцарапать в кровь

От боли плачь

Но душу зарубцуй

Найди лекарство и покой

Опять у тех же

Спутников своих

Что названы

Землей людьми

А то какой же

Ты поэт

И проводитель душ.


Это актуальное стихотворение, уже потому, что «перекликается» заявленной темой предназначения и «нравственных ценностей поэта» с другими материалами в «Арионе» № 4–2011. Например, статья Дмитрия Тонконогова «Восьмая нота», продолжающая стратегию, начатую Глебом Шульпяковым в «Арионе» № 2–2011. Тонконогов употребляет эвфемизм, что мысль Шульпякова была: «разобраться в мотивации творчества», но, по сути, это была попытка выработать определение поэзии – не столько понятийное, сколько сущностное. Дмитрий Тонконогов подходит к этой мегацели ближе: «Поэзия – вполне реально существующая вещь, но для ее обнаружения не существует никаких измерительных приборов. Все оценки – интуитивны и приблизительны». Но тут же, противореча, по сути, собственному утверждению о приблизительности «определения поэзии», Дмитрий Тонконогов совершает умозаключение: «В основе восприятия стихов лежит опыт прочтения. В памяти откладываются моменты измененного стихами сознания, вспышки удовольствия и безоговорочного приятия, которые мы потом сознательно или бессознательно ищем в других стихах. Но опыт бывает разный. Кто-то ищет “приниженного гения могил” Мандельштама, а кто-то “Не ссорьтесь, влюбленные. Жизнь коротка” Дементьева. Объяснять последним, что такое развитый, а что – неразвитый вкус, бессмысленно: не думаю, что поклонникам творчества Дементьева и ему подобных будут интересны эти заметки. Нам же интересно, что именно считывает внутренний слуховой аппарат читателя, который попросту остается незадействованным в случае с Дементьевым». Высокомерие, сквозящее в этих строках, продолжается приведёнными Дмитрием примерами «не-поэзии» – а затем поэзии. Оказывается, это «“Крик черепахи”. Вот о чем “повествует” поэзия. Его нельзя нарисовать, сыграть на сцене, сфотографировать. Только поэт способен нащупать и воспроизвести эту несуществующую, отдельную восьмую ноту».

Всё это стройно и логично для поэта, уверенного в том, что он «сверхчеловек», однако, на мой взгляд, взаимоисключающе с великодушием и зоркостью Ксении Некрасовой, уверенной, что поэту надо «искать лекарство и покой у спутников своих, что названы землёй людьми», – иначе, мол, какой же ты поэт...

Признаться, позиция Ксении Некрасовой мне приятнее и кажется более достойной уважения.

Ксения Некрасова «отражается» и в тексте Юрия Орлицкого «Динамика освобождения (от полиметрии к гетероморфному стиху)» – это дотошное литературоведческое исследование феномена гетероморфного стиха и его отличия от свободного стиха (верлибра), акцентного стиха, дольника, тактовика и прочих «неклассических» ритмических рисунков. Гетероморфный стих, доказывает Юрий Орлицкий на примерах из текстов Г. Айги, В. Хлебникова, А. Введенского и других авторов, в том числе К. Некрасовой, без труда включает рифмованные и нерифмованные, силлабо-тонические и тонические строки. Заканчивается этот углублённый анализ выводом: «Иными словами, гетероморфный стих, построенный на принципиальном и непредсказуемом заранее нарушении существующих в стихе конвенций, оказывается столь же принципиально зависимым от традиции, как и привычный нам гомоморфный».

Так ли крупна литературоведческая проблема, связанная с гетероморфным стихом, специалистам виднее; мне это интересно лишь для общего развития.

Поскольку «начали с конца» номера, логично сейчас рассмотреть заметный публицистический материал Елены Погорелой «В поисках “кода со смыслом” (о книгах издательства “Воймега”)». Выбор темы обусловлен тем, что, по словам автора, «поэтическое издательство “Воймега”… успело заинтересовать текущую критику и утвердить себя – в глазах читателей и “экспертов” – в качестве одного из наиболее любопытных современных книжных проектов» (тут я согласна). «И дело здесь… не только в качестве изданных сборников, но и в той – неожиданной – общей издательской установке, которая явственно ощущается в воймеговских книжных сериях и заставляет воспринимать каждый вышедший сборник как реплику в разговоре о современной поэзии, а то и как попытку зафиксировать особый, “воймеговский”, извод поэтической ситуации», – продолжает Елена Погорелая. Дальнейшее содержание её статьи – подробной, оснащённой примерами, цитатами, представлениями поэтов как литературных персон (А. Василевского, М. Свищёва, И. Ермаковой и многих других прекрасных авто-
ров) – сводится к постижению характеристик данного «извода» поэтической ситуации. Ну, скажем: «…“единят” авторов “Воймеги” не столько “классическая” (об этом как раз можно спорить) стилистика и отказ от формального эпатажа, сколько общая внутренняя сюжетика и сознательный выбор “традиционного” жанра».
 «Они – при всей разности стилей, возрастов, внутренней зрелости и – иначе не скажешь – меры поэтического профессионализма – явственно предпочитают книгу стихов с ее жанровыми и смысловыми свое-образиями обычному сборнику, пусть даже сборнику “избранных” текстов». «Книги “Воймеги” в этой своей доказательности часто излишне тяжеловесны, раздумчивы, условная “общая” их стилистика нарративна, подчинена принципу “рейновской промокашки” – стирающей эпитеты и глаголы, оставляющей вещные существительные, призывая очистить пространство от “симулякров” и выявить очертания мира вокруг».

И так далее. Вплоть до некомплиментарного вывода: «Внутренняя уверенность в собственных силах, отсутствие гонки за поэтической модой, спокойное достоинство, свойственное издательству в своем выборе авторов, безусловно способствуют доверию читателя к “Воймеге”; однако здесь существует опасность предпочесть “сверхзадачу” и “смысл” якобы иллюзорному качеству либо поддаться обаянию собственного немодного, маргинального, но такого душевного круга и постепенно сделаться этаким камерным, радующим читательский вкус, но самодеятельным издательством для своих». Как мне кажется, любое некрупное издательство в той или иной степени «для своих». И большой беды в этом не видят ни издатели, ни писатели, ни читатели. И ещё один немаловажный момент: выбор книг (соответственно, и «извода» поэзии) «Воймеги», безусловно, чьё-то конкретное дело, субъективное, как и всё постижение поэзии (о чём и Д. Тонконогов говорит). Иными словами, стоит ли опасаться, что «уже субъективное» станет «ещё субъективнее»?..

В рубрике «Из книжных лавок» Марианна Ионова, Данила Давыдов, Евгений Абдуллаев, Ирина Роднянская рассуждают о книгах Аркадия Штыпеля, Владимира Ермолаева, Марии Степановой, Ольги Ивановой. Примечательно, что Евгений Абдуллаев пеняет Марии Степановой на «ложнофольклорность», а Ирина Роднянская указывает на «особым образом творимый миф собственного (и всеженского, и всечеловеческого) бытия: экстерриторизация внутреннего пейзажа личности с помощью сколь угодно разнообразных примет и подхваченных с лету словес внешнего мира – но не равных себе, а обустраивающих душевный интерьер» в поэзии Ольги Ивановой. Обращаю внимание на эти детали, так как они «рифмуются» с моей собственной рефлексией по поводу стихотворного блока «Ариона».

Читая «Арион» из номера в номер, я сложила на основе публикуемых в нём стихов мнение, что этот журнал транслирует своего рода «новую почвенническую лирику» – опирающуюся на те же признаки, что и «старая», только в закономерно иных формах. Вся условно называемая «городская лирика» (охватывающая широчайшие пределы – за обэриутов, до декадентов, если не ранее), вся философская и концептуальная поэзия может быть рассмотрена как новый фольклор (сказала бы «городской», да, боюсь, сразу же возникнет путаница с городским романсом) и даже как новый эпос.

 

Не помню толком, и не важно,

В каком окне она жила

Халупы четырехэтажной, –

Старуха та, что померла

И поселилась на кладбиґще –

Каком – не все ль теперь равно?

Что ж ветер так и свищет – ищет,

Которое ее окно?

 

Приметы быта прошлых лет,

Переходящие в предметы,

В конкретные фотопортреты

Того, кого не встретишь, нет,

Зайдя на почту иль в кафе,

Дворы обследовав иль скверы...

О где вы, милиционеры,

Заправленные в галифе?

(Юлий Хоменко)

 

В этом «современном эпосе» отчётливо проглянут некоторые критерии «почвенничества»: и осознание взаимозависимости судьбы своей и родины (без пафосной заглавной буквы в этом слове): «Бросила шить, машинку задвинула, / Разглядела клеймо завода Калинина./ Вечером вышла одна на прогулочку/ И свернула на тихую улочку» (Любовь Чиканова). Можно было бы сказать, что перед нами вторичное «а-ля русское народное» стихотворение, да ведь недаром оно называется «Чужая песня». И указание на шкалу жизненных ценностей, где малая родина – колыбель судьбы человека, точка бесконечно повторяемого возвращения к исходным духовным началам – уж какие они есть: «В окне открытом на стене – Крамского незнакомка,/ При свете лампочки – восьмидесятых обстановка, / Цветы – на подоконнике, набeґленная печь, / Жиличка-женщина – не разобрать, о чем там речь. / …А я гуляю берегом, я вижу все – сама, / Я здесь еще, я здесь еще, я не сошла с ума»; «На дворе стучат об стенку мячик / Пацаны, а из кафе “Лалвар” / Громко музыка летит навстречу, / Но мотив тот все же опоздал./ Клуб закрытый, клумба комбината, / И неподалеку – тополя. / Память, память, что ты мне осветишь, / Как факир сознанье опаля…» (Любовь Чиканова). И даже ощущение нерасторжимой связи с родной природой, которое иронически противоречит слащавому восхищению «русскими берёзками»: «Иногда ни с того ни с сего я срываюсь на машине из города./ Мелькают деревеньки, дачные места. / …Но где-то на сотом километре начинают раздражать и озер хрустальность, / и лес, дымком с торфяных болот отороченный. / Неужто мою усталость / снимет лишь одиночка?»; «Не осилив по деньгам гостиничный номер, / я нашел пристанище в оборудованном под жилье подвале. / …Неподалеку от подвыпивших каналий, / и тоже чуток косые, / другая компания / мараковала о судьбе России». (Евгений Карасёв).

На «новую мифологию» указывают и поэты из круга «Воймеги» – см. стихотворение Наты Сучковой в цитате Елены Погорелой:

 

Стоят, сполна всего помыкав

среди затоновской шпаны,

у бара «Золотая рыбка»,

торжественные, как волхвы,

чернее угря Вася-Череп,

белее моли Ваня-Хан,

стоят в рождественский сочельник,

фанфурик делят пополам.

И мимо них – куда им деться?

не раствориться никуда –

везут на саночках младенца,

и загорается звезда.

 

В этой мифологии присутствуют – как без них! – и герои:

 

 

*  *  *

Стоит зеленое ведро.

В ведре лежит Гагарин:

Орденоносец и герой,

Простой советский парень.

 

Его Леонов опознал

По родинке на шее.

А там, где самолет упал,

Воронка и траншея.

 

И святыни:

 

И вот, себя не понимая,

Стыжусь, вздыхаю и терплю:

Отца земного обнимаю

И в нем небесного люблю.

 

…Как некие итоги,

Как времени куски

Запомни эти ноги:

Узлы и бугорки,

Вонючие носки,

Седые волоски.

(Антон Чёрный)

 

Внешние цинизм и уродство описаний – на деле проявление глубоких, неподдельных и страстных чувств, которые раздирают жителей сего противоречивого мира (нашего). Он давно уже более реален, чем выдуманный «почвенниками» крестьянский идиллический мир. Недаром и героиня «пасторального» цикла Марии Галиной «Лиза на юге» – не сельчанка, а дачница в отпуске!..

Уверена, что в следующих номерах «Ариона» явятся другие стихи, отвечающие этой моей теории, и будет повод вновь обратиться к «почве» современной поэзии.



№ 2 (159) Февраль, 2012 г.




Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


Первый заезд Летней литературной школы "Корифеи"
9vRm_9_lDbw.jpg
DSC00790.JPG
DSC00858.JPG
DSC01066.JPG
DSC01162.JPG
DSC01249.JPG
DSC01273.JPG


Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.