Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Три абзаца от Савельева

Привет, я Игорь Савельев. Каждую неделю на сайте «Бельских просторов» я буду отпускать комментарии по событиям литературного процесса. Надеюсь, со временем ко мне присоединятся мои молодые коллеги, хотя я и сам еще не очень стар.

По-настоящему серьезных и значимых литературных журналов так мало, что не удивительно, что все они наблюдают друг за другом с пристальным интересом. Условный приз за креатив этой осени может получить «Октябрь», презентовавший неделю назад сдвоенный российско-китайский номер. Оказывается, главный литературный журнал Китая тоже носит название «Октябрь» («Шиюэ»), он основан в 1978 году после т.н. «Культурной революции», то есть он сильно младше российского собрата, но тиражи, конечно, не сравнить. Вот «Октябри» и выпустили совместный номер, где напечатали многих заметных российских (Роман Сенчин, Евгений Попов, Валерий Попов, Александр Кабаков) и китайских писателей. Интересно, что происходит это на фоне ситуации, которая встревожила многих: власти Москвы выселили «Октябрь» из помещения, которое он занимал лет семьдесят. Несведущий человек скажет – ну, подумаешь, редакция переехала. Только, по-моему, переезжать было некуда (новый адрес журнала на сайте не значится, не исключаю, что его делают теперь дистанционно, «на коленке»), а во-вторых – потеря литературным журналом помещения в центре Москвы – трагедия, которая всегда рассматривалась в литературной среде практически как «смерть журнала».

 

Об этой опасности заговорили не в 90-е, которые принято называть «лихими» (и именно тогда журналы переживали обвал тиражей и обнищание), а в относительно сытые нулевые. Тогда-то, насытившись нефтедолларами, власть и обратила внимание, что «золотые» помещения в центре занимает такая непонятная бизнесменам и чиновникам культура, как толстые журналы, да еще и мало платит за это. Когда-то журналам установили льготные арендные ставки. Сейчас трудно вспомнить, для кого прозвенел первый звоночек лет десять назад. Кажется, для «Нового мира»: его здание, принятое на баланс еще Твардовским в конце 60-х, парадоксально оказалось бесхозным. Поскольку всё постсоветское время федеральный центр и московские городские власти не могли договориться – кому из них оно принадлежит, «Новый мир» подождал и тихонько выиграл арбитражный суд как «добросовестный арендатор бесхозного помещения на протяжении более 15 лет». Тут-то власти очнулись, сломали решение суда и заговорили о выселении «Нового мира». Помню, что именитые писатели подписывали какие-то петиции, и выселение удалось отменить. Сегодня «Новый мир» работает по прежнему адресу, но, естественно, без серьезных гарантий.

 

Тогда, объясняя, почему толстый журнал такой значимости не может делаться на дому или сидеть в каком-нибудь коворкинге на окраине, писатели объясняли: а место встреч литераторов, место, куда могут придти авторы из провинции?.. А уникальный архив?.. Библиотека?.. Прямо говорилось – стоит выселить такой журнал из «культурной среды» московского центра – и он умрет. Но оказалось, что, во-первых, эти аргументы чаще всего – пустой звук для чиновников, а во-вторых, толстые журналы более живучи, чем думалось даже их редакторам. В последние несколько лет тихо-тихо лишились помещений несколько журналов. Сначала из «Дома Ростовых» на Поварской попросили «Дружбу народов»: в 2012 году на эту тему было много публикаций в СМИ. Потом – уже совсем тихо – с Большой Садовой съехало «Знамя». Так тихо, что об этом даже мало кто знает из авторов, нечасто бывающих в редакции (теперь она сидит в Воротниковском переулке). Потом – эта история с «Октябрем», тоже окруженная странным молчанием: для всего литсообщества стала сюрпризом большая статья об этом – «Октябрь стерли ластиком»: ее опубликовал Павел Басинский в «Российской газете» https://rg.ru/2017/05/29/reg-cfo/basinskij-s-kulturnoj-karty-moskvy-nezametno-ischez-zhurnal-oktiabr.html. Сами сотрудники «Октября» ничего об этом не заявляли и довольно долго воздерживались от комментариев даже после выхода этой статьи.

 

Оказалось, однако, что продолжают выходить и «Октябрь», и «Знамя», и «Дружба народов», ничего не растеряв. Я не веду к мысли, что риторика «переезд равен смерти» оказалась неправдой. Я радуюсь тому, что запас прочности у толстых журналов остается большим. Они пережили и катастрофу с подпиской в 90-е, катастрофу с потерей массового читателя и тиражей, сейчас переживают период потери советских же помещений, но не сдаются. Но сколько испытаний им еще предстоит?    



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
1 (15).jpg
1 (15).jpg
3. Starik i more (4).jpg
3. Starik i more (4).jpg
В текст. Заря вроде.jpg
В текст. Заря вроде.jpg
Хаким Гиляжев
Хаким Гиляжев

Публикации
Сергей Георгиевич Янаки родился в 1952 году в Уфе. Печатается в республиканских СМИ с 2002 года. Один из авторов коллективного сборника поэтов-связистов «Мелодии души». Лауреат журнала «Бельские просторы» в номинации «Перевод» за 2007 год.

Чистописание

Стихи


*  *  *

Как поздняя осень, вдруг поздняя совесть

Решится – ещё не чиста –

Из грязи да в князи – проверить на всхожесть

Озимое поле листа.

Но Чёрная речка с незажитым следом

Крутым рукавом повела:

Сначала отмойся михайловским снегом –

До боли, до слёз, добела.

 

 

Михайловский мужик

«Что это такое?» – спросила моя жена у одного

из находившихся здесь крестьян.

«А бог его знает что! Вишь, какой-то Пушкин убит…»

                                            Из дневника А. В. Никитенко

 

Неловко сгрёб треух овчинный,

Шагнул одной ногой в сугроб,

Из всей России – всех безвинней,

Как будто вправду самый крайний,

С лицом, распаханным ветрами,

Глядит потерянно на гроб.

 

Коль спросят: «Барина хоронят...» –

Ответит:

«Не – Поэт убит!..»

И трёт глаза, как бы спросонья.

И крестик чертит кнутовищем…

Сожжён Глагол.

На пепелище

Нам больше нечем говорить.


 

Есенин

Есть «святая корысть» –

За неё и держись:

Всем воздастся по собственной вере.

Рядом – вот она – высь,

Дотянись, дотянись...

Тяжелы потолки в «Англетере»…

 

«Эх, да что же вы так?!»

Кинул медный пятак, –

Щеголяем в рязанских обносках.

Что нам рай, что нам ад,

Всё одно – плагиат,

А тем паче когда про берёзку.

 

 

Поздние стихи

Дар нечаянный бабьего лета

Мне по чину – соврал сгоряча.

Золотого шитья эполеты,

Как влитые, лежат на плечах.

 

Паутинка – шнурком аксельбанта,

Лист – кокардою над козырьком.

И стою я отчаянным франтом…

Слава богу, не видит никто.

 

 

Липа

Липа! Деревце. Что в тебе ложного?

За какие грехи на беду

От прямого ствола – неподножные –

Ветви тянутся – все на виду?

Вновь навстречу, по-детски доверчиво...

Чтоб облыжное наше враньё

Запятнало святое и вечное

Непорочное имя твоё.

 

 

Новый взгляд

Чуть подсинена, накрахмалена

Молодою хозяйкой-зимой,

Проступает вдоль леса проталина,

Как подзорник с тесьмой кружевной.

 

И от бликов простынок ласкающих

Влажный след по щекам побежит,

И со взглядом сухим, немигающим

Нам уже не удастся прожить.

 

 

*  *  *

На снегу таджикская цыганка.

Под глазами чёрные круги.

Что ж ты – не торговка, не гадалка, –

Словно птаха, кормишься с руки?

 

В стороне – озябших два галчонка.

Тихий, жуткий свёрток у груди…

Ёкнет на морозе селезёнка.

Господи, пошли им за труды.

 

Словом и делами претыкаюсь.

За детишек малых помолюсь.

Лишнею монеткой откупаюсь…

Видно, никогда не откуплюсь.

 

 

Обыденность

И в космических двориках пыль

Оседает, и где-то в сей миг

Кто-то звёздный трясёт половик,

Как вон тот, расходившийся в пыл,

Наторевший в своём ремесле,

Распевающий навеселе…

Переврёт он мотив и слова

И пылинку смахнёт с рукава.

 

 

Неочевидное

Последние крохи сытней каравая,

Смети их в ладонь со стола…

А ты говорил, что любовь яровая

Твой дом стороной обошла,

 

И годы уже, как блокадная пайка,

Острят глазомер тоньше бритв…

А ты говорил, у судьбы попрошайкой

Не станешь и стыдно молитв…

 

А ты говорил…

но не будем жестоки,

А вдруг не смогли б мы узнать

Свой голос законный, когда бы не строки –

С сомнительным правом звучать.

 

 

*  *  *

Я шёл по утренней росе.

И лодка шла к речной косе.

И уходила вдаль дорога, –

Она, как мысль, искала Бога.

И тонкий луч к Земле тянулся.

И голос вдруг во мне проснулся:

«Она висит на волоске»…

И я рукой его коснулся.

 

 

Поэту

Не убоишься брани,

Отвергнешь рабский кнут, –

Тебе господский пряник

Печатный подадут.

Ему цена – копейка –

Такая же, как жизнь.

И шепчет плеть-злодейка:

«А ну-ка, откажись».

 

 

Стихия

В споре волны седые и ветр роковой

Треплют парус, затерянный в море.

Как пеньковою вервью, себя рулевой

Вяжет к мачте и плачем, и горем.

 

Вознесётся на гребень студёной волны, –

И восток ему близок, и запад.

И разверзнутся бездны, сомненья полны,

Он родных пепелищ чует запах.

 

И узрит он двух ангелов горний полёт,

Раздирая солёные веки.

Под худое крыло его чёрный берёт

И кричит он другому: «Вовеки

Не понять человеку, где правда, где ложь! –

Крик отчаянный виснет на рее. 

– Почему ты – на вздох, но всегда отстаёшь?

Почему тот – на взмах, но быстрее?»


 

*  *  *

Бурая да колкая стерня.

Вдоль просёлка скудные наделы...

Смотрит с неба мама на меня.

Все глаза, наверно, проглядела.

 

Это мне привиделось во сне –

Криком поминального листочка,

Как на чей-то холмик по весне

Я роняю чётные цветочки.

 

Первый гром. Черёмуховый звон.

Крестики невинные сирени...

Отпусти меня, недобрый сон.

Отпусти меня, хотя б на время.

 

Тянется живая колея,

Как дитя бездомное к окошку...

Мама, рукодельница моя,

Нянчит на подоле веретёшко.

 

 

Лютик

            В мастерской художника Вагиза Шайхетдинова

Когда мою странницу-музу

Погонят, как каторжанку,

И память о ней, будто фузу,

Смахнут мастихином – и в банку,

Где ей задыхаться и биться,

Острожнице и полукровке,

Чтоб волей чужой воплотиться

Грунтовкой на подмалёвке…

Возьму и цветок нарисую,

Не маслом, не акварелью,

Не кистью – а словом не всуе, –

Как выдох пастушьей свирели –

Далёкий, чуть слышный, тревожный.

(Неужто и он безответный?)

Преклонит колена треножник,

И радуга божья с мольберта

Прольётся на старый этюдник...

И, может, счастливой приметой

Кому-то придётся мой лютик.

 

 

*  *  *

Не бойся, осень поздняя. Уже

Мне стылый гнёт скупых небес не страшен.

Я старше истончённых рощ во рже

И откровенней обнажённых пашен.

 

И медленному снегу не укрыть

Пеньковых плах и времени отмашек,

Былых ветров ребяческую прыть

И мысли затаившейся: я старше.

 

Не бойся, осень поздняя, что грусть

Моя острей твоей всегдашней скорби.

Не застрелюсь я, даже не сопьюсь,

И груз – мой собственный – спины не горбит.

 

И порох твой полынный отсырел,

И сок рябины брызнул на рубашку,

И есть надежда, если уцелел

Последний лепесток вон той ромашки.



№ 2 (159) Февраль, 2012 г.


 


Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


владимир кузьмичёв.jpg

Уфимский писатель, автор журнала "Бельские просторы" Владимир Кузьмичёв стал лауреатом X фестиваля иронической поэзии «Русский смех», среди участников фестиваля были авторы-исполнители не только из России, но также из Германии, США, Казахстана, Латвии, Украины и других стран. Фестиваль проходил в городе Кстово. Владимир, помимо официального диплома, получил приз «Косой в золоте» (статуэтка весёлого зайца — талисмана фестиваля).



маканин.jpg
Владимир Маканин
  • Родился 13 марта 1937 г., Орск, Оренбургская область, РСФСР, СССР
  • Умер 1 ноября 2017 г. (80 лет), пос. Красный, Ростовская область, Россия
В 50-е годы жил вместе с родителями и двумя братьями в Уфе, точнее в Черниковске на улице Победы в двухэтажном доме номер 35 (дом стоит до сих пор). Окончил уфимскую мужскую школу № 11 (ныне №61). Ниже предлагаем интервью с Владимиром Семеновичем, взятым у него Фирдаусой Хазиповой в 2000 году.


Логотип журнала "Бельские просторы" здесь

Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.