Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Уважаемые читатели и авторы!

Сайт bp01.ru заканчивает свою работу, с января 2018 года журнал "Бельские просторы" переходит на сайт http://bp.rbsmi.ru Декабрьский номер (№12.2017) залит уже на нем. Вся информация на старом сайте останется доступной до того момента, пока сайт bp01.ru поддерживает хостер.

Главный редактор Юрий Горюхин



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Парад-алле.jpg
Колыбель для мельничного жернова. 1997
Колыбель для мельничного жернова. 1997 А. М. Мазитов
В. Николаев
В. Николаев Ирина Исупова
Владислав Меос. Ещё можно попариться. Баня Лаптева за кинотеатром «Родина». Нач. 1970-х
Владислав Меос. Ещё можно попариться. Баня Лаптева за кинотеатром «Родина». Нач. 1970-х

Публикации
Сергей Георгиевич Янаки родился в 1952 году в Уфе. Печатается в республиканских СМИ с 2002 года. Один из авторов коллективного сборника поэтов-связистов «Мелодии души». Лауреат журнала «Бельские просторы» в номинации «Перевод» за 2007 год.

Чистописание

Стихи


*  *  *

Как поздняя осень, вдруг поздняя совесть

Решится – ещё не чиста –

Из грязи да в князи – проверить на всхожесть

Озимое поле листа.

Но Чёрная речка с незажитым следом

Крутым рукавом повела:

Сначала отмойся михайловским снегом –

До боли, до слёз, добела.

 

 

Михайловский мужик

«Что это такое?» – спросила моя жена у одного

из находившихся здесь крестьян.

«А бог его знает что! Вишь, какой-то Пушкин убит…»

                                            Из дневника А. В. Никитенко

 

Неловко сгрёб треух овчинный,

Шагнул одной ногой в сугроб,

Из всей России – всех безвинней,

Как будто вправду самый крайний,

С лицом, распаханным ветрами,

Глядит потерянно на гроб.

 

Коль спросят: «Барина хоронят...» –

Ответит:

«Не – Поэт убит!..»

И трёт глаза, как бы спросонья.

И крестик чертит кнутовищем…

Сожжён Глагол.

На пепелище

Нам больше нечем говорить.


 

Есенин

Есть «святая корысть» –

За неё и держись:

Всем воздастся по собственной вере.

Рядом – вот она – высь,

Дотянись, дотянись...

Тяжелы потолки в «Англетере»…

 

«Эх, да что же вы так?!»

Кинул медный пятак, –

Щеголяем в рязанских обносках.

Что нам рай, что нам ад,

Всё одно – плагиат,

А тем паче когда про берёзку.

 

 

Поздние стихи

Дар нечаянный бабьего лета

Мне по чину – соврал сгоряча.

Золотого шитья эполеты,

Как влитые, лежат на плечах.

 

Паутинка – шнурком аксельбанта,

Лист – кокардою над козырьком.

И стою я отчаянным франтом…

Слава богу, не видит никто.

 

 

Липа

Липа! Деревце. Что в тебе ложного?

За какие грехи на беду

От прямого ствола – неподножные –

Ветви тянутся – все на виду?

Вновь навстречу, по-детски доверчиво...

Чтоб облыжное наше враньё

Запятнало святое и вечное

Непорочное имя твоё.

 

 

Новый взгляд

Чуть подсинена, накрахмалена

Молодою хозяйкой-зимой,

Проступает вдоль леса проталина,

Как подзорник с тесьмой кружевной.

 

И от бликов простынок ласкающих

Влажный след по щекам побежит,

И со взглядом сухим, немигающим

Нам уже не удастся прожить.

 

 

*  *  *

На снегу таджикская цыганка.

Под глазами чёрные круги.

Что ж ты – не торговка, не гадалка, –

Словно птаха, кормишься с руки?

 

В стороне – озябших два галчонка.

Тихий, жуткий свёрток у груди…

Ёкнет на морозе селезёнка.

Господи, пошли им за труды.

 

Словом и делами претыкаюсь.

За детишек малых помолюсь.

Лишнею монеткой откупаюсь…

Видно, никогда не откуплюсь.

 

 

Обыденность

И в космических двориках пыль

Оседает, и где-то в сей миг

Кто-то звёздный трясёт половик,

Как вон тот, расходившийся в пыл,

Наторевший в своём ремесле,

Распевающий навеселе…

Переврёт он мотив и слова

И пылинку смахнёт с рукава.

 

 

Неочевидное

Последние крохи сытней каравая,

Смети их в ладонь со стола…

А ты говорил, что любовь яровая

Твой дом стороной обошла,

 

И годы уже, как блокадная пайка,

Острят глазомер тоньше бритв…

А ты говорил, у судьбы попрошайкой

Не станешь и стыдно молитв…

 

А ты говорил…

но не будем жестоки,

А вдруг не смогли б мы узнать

Свой голос законный, когда бы не строки –

С сомнительным правом звучать.

 

 

*  *  *

Я шёл по утренней росе.

И лодка шла к речной косе.

И уходила вдаль дорога, –

Она, как мысль, искала Бога.

И тонкий луч к Земле тянулся.

И голос вдруг во мне проснулся:

«Она висит на волоске»…

И я рукой его коснулся.

 

 

Поэту

Не убоишься брани,

Отвергнешь рабский кнут, –

Тебе господский пряник

Печатный подадут.

Ему цена – копейка –

Такая же, как жизнь.

И шепчет плеть-злодейка:

«А ну-ка, откажись».

 

 

Стихия

В споре волны седые и ветр роковой

Треплют парус, затерянный в море.

Как пеньковою вервью, себя рулевой

Вяжет к мачте и плачем, и горем.

 

Вознесётся на гребень студёной волны, –

И восток ему близок, и запад.

И разверзнутся бездны, сомненья полны,

Он родных пепелищ чует запах.

 

И узрит он двух ангелов горний полёт,

Раздирая солёные веки.

Под худое крыло его чёрный берёт

И кричит он другому: «Вовеки

Не понять человеку, где правда, где ложь! –

Крик отчаянный виснет на рее. 

– Почему ты – на вздох, но всегда отстаёшь?

Почему тот – на взмах, но быстрее?»


 

*  *  *

Бурая да колкая стерня.

Вдоль просёлка скудные наделы...

Смотрит с неба мама на меня.

Все глаза, наверно, проглядела.

 

Это мне привиделось во сне –

Криком поминального листочка,

Как на чей-то холмик по весне

Я роняю чётные цветочки.

 

Первый гром. Черёмуховый звон.

Крестики невинные сирени...

Отпусти меня, недобрый сон.

Отпусти меня, хотя б на время.

 

Тянется живая колея,

Как дитя бездомное к окошку...

Мама, рукодельница моя,

Нянчит на подоле веретёшко.

 

 

Лютик

            В мастерской художника Вагиза Шайхетдинова

Когда мою странницу-музу

Погонят, как каторжанку,

И память о ней, будто фузу,

Смахнут мастихином – и в банку,

Где ей задыхаться и биться,

Острожнице и полукровке,

Чтоб волей чужой воплотиться

Грунтовкой на подмалёвке…

Возьму и цветок нарисую,

Не маслом, не акварелью,

Не кистью – а словом не всуе, –

Как выдох пастушьей свирели –

Далёкий, чуть слышный, тревожный.

(Неужто и он безответный?)

Преклонит колена треножник,

И радуга божья с мольберта

Прольётся на старый этюдник...

И, может, счастливой приметой

Кому-то придётся мой лютик.

 

 

*  *  *

Не бойся, осень поздняя. Уже

Мне стылый гнёт скупых небес не страшен.

Я старше истончённых рощ во рже

И откровенней обнажённых пашен.

 

И медленному снегу не укрыть

Пеньковых плах и времени отмашек,

Былых ветров ребяческую прыть

И мысли затаившейся: я старше.

 

Не бойся, осень поздняя, что грусть

Моя острей твоей всегдашней скорби.

Не застрелюсь я, даже не сопьюсь,

И груз – мой собственный – спины не горбит.

 

И порох твой полынный отсырел,

И сок рябины брызнул на рубашку,

И есть надежда, если уцелел

Последний лепесток вон той ромашки.



№ 2 (159) Февраль, 2012 г.


 


Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


новый.jpg
Читайте двенадцатый номер журнала за 2017 год на новом сайте http://bp.rbsmi.ru/


Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.