Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Песнь о соколах

О фильме "Время первых". 2017 г.

Фильм «Время первых» – о первом выходе человека в открытый космос – стал одним из тех событий, которые явственно обозначают пропасть между двумя типами людей, двумя типами общества. И судьба его прокатная – во всяком случае, на ее начальном этапе – показывает, в какое время живем мы, в какой пропорции в этом времени смешаны славное прошлое и все еще не совсем славное настоящее. Первое проигрывает с разгромным счетом.

Игорь Фролов



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Гнездо. Холст, масло.jpg
Гнездо. Холст, масло.jpg Камиль Губайдуллин
Уфимский кремль.jpg
Уфимский кремль.jpg
Владислав Меос. Холодное утро. Ул. К. Маркса. 1960-е
Владислав Меос. Холодное утро. Ул. К. Маркса. 1960-е
14. З015.jpg
14. З015.jpg

Публикации
Сафронова Елена Валентиновна (http://magazines.russ.ru/authors/s/safronova/) родилась в 1973 г. Живет в Рязани. Окончила Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета в Москве. Прозаик, критик, постоянный автор "толстых" литературных журналов. Член Союза российских писателей,  Союза Писателей Москвы и Союза журналистов России.

Поэзия: что нового?


С зоилом спорить не пристало

любимцу ветреных харит.

                              И. Иртеньев


«Воздух» № 2 – 2010

Как я и предупреждала в обзоре журнала «Воздух» № 4 за 2010 год (http://www.bp01.ru/public.php?public=1671), значительно позже него на «Новой литературной карте» (http://www.litkarta.ru/projects/vozdukh/) появились второй и третий номера в электронном виде.

В поле нашего зрения сегодня «Воздух» № 2–2010. Как обычно, я дышу другим «воздухом»; скорее всего, живу и действую в геометрии, а авторы «Воздуха» – в стереометрии. К существованию рецензентов и читателей такого «ретроградного» мировоззрения команда «Воздуха» давно и боевито готова. Одну шпильку в «традиционалистов» Дарья Суховей «воткнула» в рубрике «Состав воздуха» (хроника поэтического книгоиздания), характеризуя сборник «Аничков Мост. Современные поэты о Петербурге» (2010 г.): «Тексты книги, за отсутствием сведений об авторах и преимущественным обращением к традиционной поэтике, где необычное – только временами являет себя в игре слов и книжности образов, сливаются в единый, общепонятный широкому читателю текст, репрезентирующий, как правило, наиболее банальные аспекты обширного петербургского мифа – а то и вовсе топографию города. Издание ориентировано на читателей, которым неинтересна современная поэзия в её эстетическом развитии, но надо иметь представление о том, что о Петербурге и сейчас пишутся стихи». То, что слова «широкий читатель» употреблены как оценка и «припечатан» читатель, лишённый интереса к «современной поэзии в её эстетическом развитии», весьма характерно для «воздушной» сферы. Хотя всякий, кто говорит за других (особенно за абстрактного «широкого читателя»), рискует изречь неправду.

Однако разница мировоззрений – не трагедия. Прибегнем к методике доброго старого культурного релятивизма: взгляды, утверждающие множественность культур, путей их развития и ценностных систем, культурно-исторических типов. Тем паче что книга «питерских» стихов хоть и предназначена для «широкого» читателя, то есть плоха, а всё же входит в «Состав воздуха» – то есть хороша.

Похвалю рубрику «Хроника поэтического книгоиздания»: во-первых, эта масштабная «хроника» – подарок библиографам будущего; во-вторых, все эти поэтические книги нашли профессионального читателя и получили отклик, – то бишь ожидания поэтов релевантны.

Перед «хрониками книгоиздания» – «Вентилятор», рубрика опросов, где на сей раз переводчикам предлагались три вопроса: что и кто в сегодняшней русской поэзии кажется наиболее интересным и значительным? какая работа, связанная с современной русской поэзией, была для иностранных специалистов самой важной и увлекательной? и чему могли бы друг у друга поучиться ваша и русская литературы?

Отвечали зарубежные специалисты Ст. Сандлер (США), К. Зейтунян-Белоус (Франция), М. Петрович (Сербия), Д. Рамадански (Сербия), Т. Гланц (Чехия), Ю. Маллинен (Финляндия), П. Гальваньи (Италия), М. Маурицио (Италия), П. Голуб (США), М. Рутц (Германия), В. Вестстейн (Нидерланды). Почти все они отмечали большую активность литературной жизни в России, чем у них, и даже сложили мнение о большей востребованности стихов нашим читателем, в отличие от читателя Европы и Америки. Надеюсь, что со стороны виднее.

Теперь – о собственно стихах и содержании «Воздуха» № 2. «Герой» этого номера – Николай Звягинцев, которому объясняются в любви Данила Давыдов и Игорь Сид. Данила Давыдов почти лаконичен, выводя тезисы об основных качествах поэтики Звягинцева: «Стихо-творения Николая Звягинцева остаются в сознании целостными объектами, почти предметами… И не потому даже, что Звягинцев – профессиональный архитектор и художник. Дело в выборе объектов фиксации, в совершенно последовательном переводе материальных предметов, воспринятых чётким взглядом наблюдателя, в визуальный ряд… фиксированное самим бытием пространство, некое бытие-вне-наблюдателя. И лирическое “я” Звягинцева – это именно тот, кто придаёт этому бытию наличность сознательную, озвучивая культурную память и телесную реакцию». Игорь Сид продолжает эту же мысль о яркой «визуальной» составляющей поэзии Звягинцева, которую Давыдов определяет как «лепнину и мозаику», а Сид – как «огромную многомерную голограмму, пульсирующие фрагменты которой отражают полноту целого». Сид вычленяет основные качества поэзии Звягинцева: по его видению, это «зрелищность», – отсюда и метафора фрески, и «оптика слезящихся глаз»: «Притяжение слов стекольных, / Будто выкройка по лекалу...»; «Но если выглянуть, то спутники стареют, / Бегут на фары, как животные в лесу».

И «визитная карточка» Николая, приведённая и на «новой литературной карте»:

 

Крас. кирпич и шёпот мела,

города в товарняке.

Из чесночного предела,

из царапин на руке,

Буковиной оробелой.

В путь во Францию, к реке,

Пауль Целан вышел в белом

отложном воротничке.


Но «объяснение в любви» Игоря Сида длится и длится, захватывая и вовлекая в свою орбиту и грустную историю крымско-московской поэтической группы «Полуостров», к которой принадлежал некогда Звягинцев, и апелляции к прошлому Звягинцева, и допущения Сида о метареализме его героя, и сладостные воспоминания, как поэты играли в «ручеек». Текст Сида превращается в неконкретное эссе и, наконец, становится утомительным (уже пора читать стихи, а не о стихах!..).

Далее огромная подборка стихов Николая Звягинцева – действительно ассоциирующихся с мазками на картине, причём «художество» это – особого толка, состоящее целиком из деталей – как и признаётся сам поразительный живописец:

 

Бронзовая девушка пришла искупаться,

Вежливо кивнула монетам на дне.

У неё иголка в стареющих пальцах,

Как это бывает на гражданской войне…

 

…Чудом сохранившийся

                        распластанный воздух,

Словно непогашенный лежит парашют.

 

 

 

Стеклянный день

Она прочтёт и решит заплакать,

Решит сердиться на частый невод.

Какой красивой бывает мякоть,

Когда сожмут половинку неба.

 

Какой пугливой бывает кожа

Уже прозрачней листа бумаги,

Когда плывёт по реке прохожих

Знакомых лиц до смешного мало…

 

 

*  *  *

О странностях наклона головы

Художники поспорили на спичках,

О том, что среди листьев и травы

Всегда стоит случайная лисичка,

 

О том, как любят голуби и львы

Попасть на туристическое фото,

Где город объясняется в любви,

Ведёт свою весёлую охоту.


Тот, кто привык описывать, что видит, никогда не повторит этих пейзажей, портретов и натюрмортов – а также картин, изображающих архитектуру, которых так много в сборнике «Улица Тассо» Звягинцева. В интервью Линор Горалик поэт не скрывает, что «коллекционирует города, станции метро», а ещё рассуждает о воде, которая ему «интересна» вкупе с вещами, которыми люди её окружают, – зонтиками, иголками, лопатами… Вкупе со всеми этими вещами рассматривают поэта Звягинцева в отзывах Анна Голубкова, Евгения Риц, Станислав Львовский, Андрей Сен-Сеньков.

Далее начинается глубокое, неровное «дыхание» стихотворной рубрики (порой дыхание перемежается всхлипами и даже стонами, точно в недобром сне, как у Алексея Порвина):

 

Что за странный огород –

человечий надводный род,

так просторен, хоть пророс

в узком ветре зажатых слёз.

 

Основа поэтического языка Порвина – ритмическая неровность, разное количество слогов в строках и даже сбой ударений. Наверное, о мире, какой видится Порвину, стоит говорить именно так. Впрочем, и мир Натальи Горбаневской не светлее и не радостнее, её стихи сами – «стон»:

 

Бытие и событие

невнятно уму

и стонет небитое

под ножом стекло…

 

…Запустить – но в чей карман? –

когда чащи вкруг и топи

да утопий недобитых

отравляющий туман...

 

Естественно и живо воспринимается лишь стихотворение-диптих «На смерть Лены Шварц»:

 

До крайнего краешка, «краешка кромки»,

где, хрупкий и ломкий, ломается берег,

в духах и туманах, как тень Незнакомки,

спускается ночь на кладбищенский вереск…

 

Потом наступит май.

Не сдайся, не замай

открывшиеся шансы

и, отдавая шанцы,

плесни в лицо водой.

 

Но дальше – очень «человеческие» в обоих смыслах рифмованные фразовики Леонида Костюкова: «Человек готов любить человека, дай ему только повод, якорёк. Щурясь от колючего встречного снега, человек шаг за шагом бредёт в ларёк. Для себя бы не вышел…». И на них переводишь дух, хотя журнал предлагает это сделать позже, там, где появится «Проза на грани стиха», до которой мы ещё дойдём.

Прекрасные стихи М. Галиной для меня ассоциируются с её же прекрасной фэнтези:

 

Я белое войско гоню пред собой,

а красное войско летит за спиной,

и вечно от кали до юга

они окликают друг друга.

 

Николай Байтов, как всегда, вопиюще техничен и математичен. Не понимаю в высшей математике, но «Мёртвая тема» (название подборки) имеет к ней непосредственное отношение:

 

Нам предстоит обнаружить самку

Пустосимптомной Чумы.

Значит, признаков нет, по которым

мы опознаем её.

Даже прибавив к нашим приборам

эврику и чутьё,

мы залучим в таксонную сетку

только шум и абсурд.

Правильно эту безмолвную змейку

Мёртвой Темой зовут.

 

Арсений Ровинский представил подборку стихов под названием «Секретные города», и стихи его, под стать этому словосочетанию, бытовому, историческому, «советскому», исполнены социального абсурда, видимо отталкивающегося от усредненных образов, возникающих при этих словах.

 

 

*  *  *

соседка сказала Маше –

Маша, меня убьёт любовь

                        ко всему прекрасному,

в рай попаду, встречу поэтов великих,

художников слова спрошу

 

почему когда я дежурная

            к нам приходят одни алкоголики

почему если выйдешь на улицу

                                   сразу увидишь

кто счастлив кто нет

 

 

*  *  *

ящер стал

премьер-министром

вокруг гнезда всякая птичка

                        всякая тварь

рада стараться

 

«Счастьем поздним, вечерним» делится Зинаида Быкова, про поэзию которой А. Алехин сказал: «Отказ от условностей и ухищрений ремесла, вольное обращение с масштабом, простодушное смещение планов ради ясности высказывания, непритязательность композиции, а с другой стороны – втаскивание в художественную ткань повседневных, как бы случайных и малозначащих, а на деле много говорящих сердцу деталей – все это приметы “наива”». Стихи Зинаиды – наив и есть. Милый и славный. Сразу видно, что это поэт не из нынешнего поколения, – люди для него не функции:

 

Если у меня такой любящий,

заботливый отец,

если он так часто приходит

ко мне во снах,

разве могу я чувствовать себя

старой, никому не нужной –

ни в своей стране, ни в своём доме?

 

Стихи Лидии Юсуповой («У Вики тяжелый взгляд») сродни стихам З. Быковой, но абстрактнее и умозрительнее: в них действуют условно-исторические личности Вика, Рита Джо (поэтесса-индеанка), мисс Вилкинсон… Однако, при всей «историчности», в стихах проступают не судьбы, а иллюстрации к неким положениям, придуманным поэтом. Как и у Татьяны Скарынкиной, озвучившей «Насторожённость местности»:

 

Идём дурак

поищем вместе

мишку в метёлках травы

подбитого коммунистами

во время колхозной игры.

 

Владимир Лукичёв перебирает очень странные опции Орфея, базирующиеся на семантическом родстве, как у «оптики» и «опций»:

 

 

*  *  *

К сорока годам каждый 

            постигнет азы еврейства

выпьет стакан пыли

настроит оптику-скрипку…

 

А у Ксении Щербино в путаных аномалиях «Странных снов» всё же прослеживаются отчетливые и вечные смыслы:

 

 

*  *  *

монро спускается с луны

в неё все парни влюблены

её обол похож на мяч

а тут у нас футбол

 

там на луне сарай и рай

и снова юбочка в раздрай

а тут у нас забили мяч

и нам, и нам опять…

 

У Евгении Сусловой, кажется, самая поэтичная строчка в подборке – название «Закрывай за собою свет»: «уходя закрывай за собою свет / но не хлопай светом».

Так, с переменным успехом «подышав» стихами, приходим к «Прозе на грани стиха» – рубрике «Перевести дыхание», но его, наоборот, «в зобу спёрло». Это гигантский текст Дениса Осокина «Огородные пугала с ноября по март».

Судя по тому, что текст в анонсе номера осторожно назван «внежанровым произведением», даже собаку съевшие на экспериментальной прозе-поэзии люди затрудняются в его дефиниции. Впечатление, что Д. Осокин после конструирования художественной реальности для народа меря в «Овсянках» перешёл к таковому же процессу для народа латышей. Что-то мне подсказывает, что в жизни латыши и их бытование несколько иные… О да, это не просто проза, а поэтичная проза! Но… что поэтичного в таком видении: «валентинс только и успел что отстегнуть подтяжки – сбросить несвежие трусы – и выкинуть пару коленец – как пугало вдруг громко расхохоталось» – не знаю. Но, конечно, и пугала заслуживают чести войти в большую литературу – через удобный «служебный» вход прозостихов… Был ведь опыт художественного осмысления пугала – у детского писателя А. Волкова, придумавшего Страшилу… А это – сверхновые пугала… Выглядят вот так:

 

d    e    n     i     s

o    s   o   k   i   n

p    u     t    n    u

b  i  e  d   k   i

 

Дальше – «перевод», но он немногим яснее…

На чём отдыхает глаз, так это на рубрике «Атмосферный фронт», где помещены две содержательные статьи: «Негатив негативной идентичности. Политика субъективности в поэзии Елены Фанайловой» Марка Липовецкого и «Абсолютизация карт и пазл реальности» Марка Шатуновского (рассуждения о поэтике метареализма). Марк Липовецкий говорит о «политике лирического субъекта» Елены Фанайловой; о том свойстве, что делает этого поэта таким незаурядным и неравнодушным. «Параллельность этих двух процессов: нарастания политических мотивов и развинчивания ритмо-мелодической конструкции – свидетельствует о том, что по отношении к поэзии Фанайловой правильнее говорить не о политизации лирики, а о политике лирического субъекта, находящей своё воплощение во всех составляющих поэтического высказывания, от интонации до топики… источником новой поэтической манеры сама Фанайлова называет… личную трагедию, связанную со смертью любимого человека, и ужас Беслана, куда Фанайлова попала как журналист». Фанайлова – из тех редких авторов, кто не накручивает и не высасывает из пальца ужас бытия, ибо стоит с ним лицом к лицу.

Статья Марка Шатуновского о метареализме прежде всего познавательна, идёт от современности к прошлому, к истокам: «…метареализм может пониматься как “исправленный реализм”, избавленный от парадигматической ограниченности идеологий или даже деидеологизации. Т. е. не как обходящийся без парадигм, а как способный вмещать любые парадигмы, не зацикливаясь ни на какой из них. И не только вмещать, но и совмещать, игнорируя их кажущуюся несовместимость. Что и порождает выворачивающие мозги наизнанку метафоры метареализма». Истоки метареализма неразрывно связаны с именами Парщикова, Жданова, Ерёменко и других поэтов, без которых немыслим литературный «портрет» века ХХ, а также с учением Альфреда Корзибского (Коржибского), основавшего в Америке в 30-х годах научную дисциплину под названием «общая семантика»: «Наши представления о реальности можно сравнить с географической картой, а саму реальность – с местностью, изображённой на этой карте».

Вывод один: метареализм – это «не стиль, это стратегия миропонимания». С констатации разных стратегий мы, собственно говоря, и начали.




№ 1 (158) Январь, 2012 г.


Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


Ананас-33.jpg
30 мая в Союзе писателей РБ состоялось собрание объединения русских писателей. Был избран новый председатель объединения. Собравшиеся выказали полное единодушие и избрали следующим руководителем ОРП заместителя главного редактора журнала «Бельские просторы» Светлану Рустэмовну Чураеву.



Вчера, 23 мая, редакция журнала "Бельские просторы" посетила Шаранский район, встретилась с библиотекарями и побывала на празднике Славянской письменности.
1.jpg
2.jpg
3.jpg
5.jpg
6.jpg
7.jpg


В течение двух дней в Белорецком районе проходили встречи с писателями, редакторами ведущих журналов и газет республики. От журнала «Бельские просторы» в встречах принимали участие заместитель главного редактора Светлана Чураева и редактор отдела прозы Игорь Фролов. 18 мая творческий десант принял участие в музыкально-поэтическом мероприятии для отдыхающих и коллектива санатория «Ассы». 19 мая гости прибыли в город Белорецк, где для них была подготовлена большая программа. Встречи проходили в нескольких школах и библиотеках. Заключительное мероприятие состоялось в школе №1.

Чураева Белорецк.jpg

Светлана Чураева знакомит читателей Белорецка с новинками журнала "Бельские просторы"

белорецк.jpg

Писатели РБ возлагают цветы к бюсту А. С. Пушкина

ф и ч белорецк.jpg

Игорь Фролов и Светлана Чураева среди читателей



Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.