Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Уважаемые читатели и авторы!

Сайт bp01.ru заканчивает свою работу, с января 2018 года журнал "Бельские просторы" переходит на сайт http://bp.rbsmi.ru Декабрьский номер (№12.2017) залит уже на нем. Вся информация на старом сайте останется доступной до того момента, пока сайт bp01.ru поддерживает хостер.

Главный редактор Юрий Горюхин



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Дома. 1979. Офорт
Дома. 1979. Офорт Эрнст Саитов
14. З015.jpg
14. З015.jpg
Из Афганского альбома. Фото Я. С. Степанова. Подразделение царандоя
Из Афганского альбома. Фото Я. С. Степанова. Подразделение царандоя
Выемка на 613 версте
Выемка на 613 версте

Публикации
Светлана Алексеевна Смирнова (Пономарёва) родилась 30 января 1950 года. Окончила уфимскую среднюю школу № 3, Библиотечный техникум, училась на филологическом факультете Башгосуниверситета. Публиковалась в республиканских СМИ, в сборниках и альманахах Уфы, Москвы, Санкт-Петербурга, Новокузнецка и др. Автор книги стихов «Старые вышивки» (2006 г.).

Два рассказа

 


Яблочный сезон

По всей квартире плыл приторный запах яблок, и от этого слегка подташнивало. На кухне в большом эмалированном ведре лежали яблоки. Они уже начинали немного портиться. Круглые румяные бока были тронуты коричневым. Эти яблоки были предназначены для варки варенья, но стоило Кире взглянуть на них, как у неё тотчас же опускались руки. Не было сил заниматься этой однообразной монотонной работой. Нервы были скручены в тугой узел. Уже темнело, а Бориса всё не было.

На тумбочке, как сигнал тревоги, краснел телефон. Но он весь вечер молчал. Кира не знала, что и подумать, где и как искать мужа. У нее не было опыта в таких делах. А в свою личную жизнь посвящать посторонних она не любила. Да и что связывало их в последние годы? Привычка? Родственная забота друг о друге? Сложился привычный стереотип их отношений, ритуал которых он безукоризненно выполнял. И только. Она давно чувствовала, что что-то в их отношениях неладно. Но прятала это от себя, беспокоясь за свое больное сердце, убегая в работу. О том, сколько времени это могло продолжаться, она старалась не думать. Но всегда знала, что когда-то должен наступить конец. И вот сегодня, когда муж в обычное время не вернулся с работы, в сердце пополз нехороший холодок. Хотя, собственно, чего она боялась? Одиночества? Она к нему давно привыкла. Одиночество вдвоем страшнее.

Кира подошла к зеркалу. Из глубины на нее смотрела знакомая и в то же время совсем незнакомая женщина. Такое привычное с детства лицо, ее лицо. Те же темные, немного удивленные глаза, тот же нос с легкой горбинкой...

Но на всем, как невидимая маска, – прозрачная печать усталости, наложенная временем, прошедшими годами. И это было особенно обидно. Ведь в душе она чувствовала себя совсем молодой, она не ощущала пройденных лет. Наоборот, только сейчас она, наконец, по-настоящему поняла себя. В неё словно влился новый мощный поток энергии, который искал выхода и не знал применения. Ей казалось, что впереди у нее много новых творческих возможностей. И она потихоньку от мужа достала с антресоли свой старый мольберт и купила новые краски, от которых давно отвыкла. Краски манили ее своим разноцветьем, как манил этот неожиданно по-новому понятый и увиденный мир. И она вспомнила о своём художественном образовании. Ведь когда-то ей прочили славу живописца. Но на третьем курсе института Кира неожиданно встретила Бориса. И вначале, казалось, на время, пока подрастет дочь, а потом оказалось, что навсегда, рассталась с институтом. Борис говорил: « Чего тебе не хватает? Любая женщина тебе позавидовала бы». Жили они в достатке. Занятая дочерью, ее болезнями, она не замечала, как идет время. Но дочь выросла, вышла замуж и уехала в другой город. А они остались вдвоем. Положение домашней хозяйки стало её тяготить. Она заметила, что в их отношениях с Борисом появилась какая-то едва уловимая, незаметная трещинка. Ему стали скучны ее разговоры, ее заботы. Ему больше не нравилось, как она готовит, ведет домашнее хозяйство. Он стал ворчлив и несносен. И она уже была рада, когда он уходил на работу.

Покончив с домашними делами, она доставала краски и писала. Писала всё, что попадалось на глаза: убегающую вдаль, такую знакомую и родную улицу, цветы на окне, старую керамическую вазу, знакомое дерево. У неё уже накопилось много работ. Но показать их Борису она не решалась, боялась, что он будет смеяться. Да и не было у нее уверенности, что получилось хорошо. А показать кому-нибудь все же очень хотелось. И предварительно созвонившись, сегодня утром она, наконец, решилась и отнесла их своему бывшему однокурснику, теперь занимавшему видный пост в Союзе художников.

Илья разговаривал с ней вначале покровительственным тоном, немного свысока, хотя и по-дружески, про себя наверняка думая: «Ну, какие могут быть работы у домохозяйки, столько лет не бравшей в руки кисть? Ну, скучно стало бабоньке, дурью мается от сытой жизни, от безделья». Но когда он взглянул на небольшие кусочки холста, выражение его лица мгновенно переменилось. Оно стало озадаченным и серьезным. Он машинально взглянул на нее, потом снова на холст и, немного помедлив, сказал: «Ты знаешь, признаться, не ожидал...» На картине краснела ягодами рябина, полная осеннего света и грусти. Это был ее любимый пейзаж, он так и назывался «Свет осени». Илья задумчиво просмотрел ее остальные работы, отобрал еще два пейзажа, написанных маслом, и одну акварель. Сказал: «Это я оставляю у себя. Через месяц организуем городскую выставку. Может, пройдет». А она сидела ни жива ни мертва. У нее, как у девчонки, дрожали от сильного волнения колени, и она ничего не могла с собой поделать. Она не помнила, как добралась до дома. Не помнила, как поднялась по лестнице, отомкнула ключом двери.

Остаток дня она провела в нетерпении, ожидая Бориса. Ей захотелось поделиться с ним своей радостью. Но Бориса не было. Радостное настроение куда-то незаметно улетучилось, охватило тревожное предчувствие. Всколыхнулось все пережитое за последнее время. Она не боялась одиночества, она боялась подлости и предательства. Она знала, что это ее убьет.

Кира взглянула на часы, шёл двенадцатый час. За окном – совсем темно, в квартире – леденящая тишина. Она достала спрятанную пачку сигарет, чиркнула спичкой. Но горьковатый дым не успокаивал. «Нельзя же так нервничать, – подумала она. – Надо что-то делать. Нужно взять себя в руки». На лестничной площадке послышались чьи-то шаги, она прильнула к дверному глазку: «Нет, это соседка Аля среди ночи понесла мусор...».

Она не заметила, как всё же уснула от усталости и нервного перенапряжения прямо в кресле рядом с телефоном. Разбудил ее первый солнечный луч. Он так ярко золотился в прорези штор, бил ей в глаза. И она в первую секунду не поняла, что это такое, горячее и светлое, и только сладко зажмурилась. Свежее сентябрьское утро посылало ей свой привет, ободряя и обнадеживая.

Но тут же вспомнилась прошедшая ночь. Сердце легонько защемило. Она подошла к окну, отдернула тяжелую штору. Под окном краснела знакомая рябина. Медленно кружились, опадая, желтые листья. Мелькали и пропадали вдали редкие прохожие. Часы показывали семь. Чтобы немного прийти в себя, она пошла на кухню, заварила кофе. Приятный горьковатый аромат наполнил квартиру. Обжигаясь, торопливо выпила чашку. Поставила её на краешек стола и замерла, не зная, что делать дальше. Наверное, надо было куда-то позвонить, что-то выяснить. Но куда? Она не знала. Потянулись долгие, томительные часы. И она решила просто ждать. Ведь должно же это всё как-то разрешиться!

Наконец, в десять часов раздался звонок, она побежала к двери, но звонил телефон. Это был Борис. Он сказал просто и коротко: «Кира, прости. Я ухожу к другой женщине. Вечером зайду за вещами. Собери их, пожалуйста». И положил трубку.

Кире стало страшно. Так неожиданно оборвалась ее такая привычная, налаженная годами жизнь.

Сердце сжал уже знакомый неприятный холодок. Ноги стали словно ватные. Она медленно опустилась в кресло. «Вот и всё», – пронеслось в ее сознании. Но в следующую секунду почему-то вдруг стало легче. «По крайней мере, какая-то определенность»,– подумала она. Нет, удерживать она его не собиралась. Раз так решил, пусть уходит. Всё когда-нибудь кончается. Кира была деятельным человеком. Она пошла на кухню, подняла ведро с яблоками. Вышла на лестничную площадку, высыпала его в мусоропровод. Яблоки застучали как мелкие речные камушки, дробно и звонко. Теперь не надо было варить яблочное варенье, которое почему-то очень любил Борис.

1999 г.

 

 

Дом Евгении Гранде

Этот дом располагался в старой части города, на узкой, лениво взбирающейся в гору, пыльной одышливой улочке. Он выбивался из общей шеренги своих соседей, нахально наступая на тротуар, нависая над улицей, как корабль, всей своей неуклюжей громоздкой носовой частью, оставляя пешеходам всего лишь узенькую тропинку, окаймляющую его. Дом был неопределённого, скорее всего, сиреневого цвета, размытого многочисленными дождями и прожаренного беспощадным июльским солнцем, и вселял в мою душу какой-то нелепый страх и недоумение. Его высокие окна всегда были наглухо закрыты деревянными перекосившимися ставнями. Казалось, там, за его стенами, дремлет диккенсовская Англия с туманной удручающей погодой, со сложными взаимоотношениями между людьми. Или буржуазная Франция начала девятнадцатого века, описанная в романах Оноре де Бальзака. Казалось, что там происходит что-то такое, от чего надо держаться подальше, и поэтому мне никогда не хотелось разгадать тайну этого странного дома. Я окрестила его «домом Евгении Гранде».

Впервые я открыла для себя этот дом лет в четырнадцать-пятнадцать. Именно в этом возрасте мной овладело желание странствовать по городу, в котором я выросла, и открывать для себя неизвестные уголки.

С возрастом я поняла, что в этом доме не было никакого величия. Это был обыкновенный старый деревянный дом, почему-то стоящий поперёк дороги. И все об него спотыкались. Дом окружал тенистый сад. Но я ни разу никого не видела среди его деревьев. Только синее жиденькое небо светилось над ним.

Шло время, я из мечтательного подростка превратилась во взрослую женщину. На окраине города вырос новый многоэтажный микрорайон, в котором я теперь жила. И, проезжая мимо этого дома на автобусе, я никогда не забывала посмотреть в его сторону. Но в доме по-прежнему ничего не происходило: всё те же закрытые ставни, пустой сад...

...Но вот однажды, впервые за много лет, в один из тех весенних дней, когда солнце особенно ласково смотрит на землю и согревает наши сердца, а на деревьях набухают, готовые выстрелить новой зеленью, почки, я увидела, что дверь дома, выходящая в сад, распахнута настежь. Сердце моё забилось, я подумала: вот сейчас, наконец, я увижу обитателей этого дома. И в следующую секунду увидела рядом с крыльцом на мягкой весенней травке инвалидное кресло. Человека, который в нём находился, я разглядеть не успела. Автобус промчался мимо, и из моего поля зрения исчезли блекло-сиреневый дом, распахнутая в первое весеннее тепло дверь и человек в инвалидном кресле.

А когда наступила зима, однажды вечером муж сказал: «На Сочинской был пожар. Дом сгорел». Сердце моё ёкнуло. Я сразу поняла, что это сгорел мой «дом Евгении Гранде». Предчувствие не обмануло. В этом я убедилась на следующее утро. На месте «дома Евгении Гранде» чернели подёрнутые седым пеплом головешки. Пустой сад сквозил покоем и тишиной. Даже старые деревья не вздрагивали от ветра.

2006 г.



Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


новый.jpg
Читайте двенадцатый номер журнала за 2017 год на новом сайте http://bp.rbsmi.ru/


Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.