Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Тайная музыка невозможного

…Когда-то я пытался убить в себе сочинительство, чтобы жить как все нормальные люди. Заставлял себя не сочинять, но через некоторое время стихи просто произносились. Потом махнул рукой, приняв это как пожизненную неизбежность, как свой крест. И только теперь, когда лучшая часть жизни позади, с отчётливой, щемящей болью сознаю, что это всё-таки то самое дело, которое действительно люблю и единственно по причине которого и стоит хотя бы терпеть меня на этой Земле…

Станислав Петрович Шалухин (1952–2002) родился в Уфе. Работал преподавателем, журналистом. Последнее место работы – редактор отдела поэзии журнала «Бельские просторы»



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Домик на окраине. 1997
Домик на окраине. 1997 Рифхат Арсланов
Лен. 1976. Акварель
Лен. 1976. Акварель Эрнст Саитов
7. Синтетика, Аэрофлот.jpg
7. Синтетика, Аэрофлот.jpg
Мистерия Russia. Серия Парафразы.jpg
Мистерия Russia. Серия Парафразы.jpg

Публикации
Сафронова Елена Валентиновна (http://magazines.russ.ru/authors/s/safronova/) родилась в 1973 г. Живет в Рязани. Окончила Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета в Москве. Прозаик, критик, постоянный автор "толстых" литературных журналов. Член Союза российских писателей,  Союза Писателей Москвы и Союза журналистов России.

По страницам журнала «Кольцо А»

«Кольцо А» № 47–2

 

Номер 47–2 «Кольца А» настолько объёмен, что в нём, кажется, материалов на два-три номера. Тем не менее это один выпуск.

Поэтическая часть открывается стихотворением Владимира Нузова «Июнь 45-го». К нему «подвёрстано» послесловие Льва Аннинского «Поразительное стихотворение!». Поразили критика две финальные строчки, в которых мальчик… испугался и не узнал родного отца, пришедшего с фронта: «…заплакал вдруг: пустите меня, дяденька! / Пустите, слышите! Мой папа – на войне!..»

Лев Аннинский идёт от частного (наивности мальчика, озарения взрослого, боли и отчаяния поколения, выросшего во время войны) к общему: смыслу «проклятого века», в котором стала возможна (и чуть ли не обыденна!) такая драма. Он пишет: «Есть убийственный для сознания вопрос: почему произошло то, что произошло? И слепая мгла вместо ответа». Ответа разумного действительно нет; но есть ответ художественный, звучащий как мощный риторический вопрос.

Далее в поэзии – подборка стихов Андрея Дешпита «“Первый день осени” и другие стихи». Стихи, можно сказать, эстета – человека, знающего толк в живописи («Но небо цвета некрашеных старых брёвен / Несёт секрет обращенья воды во ртуть, / А листьев в золото…»), стихосложении («Мужские рифмы»), языкознании («…И станет сочинять стихи на русском, / Для будущего мёртвом языке»), но главное – музыке («ХТК Баха», «Очарование Стейнвея», «дождь, играющий Генделя / ночью без нот»). Страницы Елены Исаевой «“Этот март – как бумага смятая…” и другие стихи» – нежная и взволнованная лирика, выражающая кредо поэтессы:

 

Я – как пепел из древних амфор,

Можешь с ветром меня вдохнуть…

Сколько разных ещё метафор

Не утешат меня ничуть?..

 

Александр Говорков завершает свой цикл очерков «Сны о Пушкине». Тематика нескольких очерков в этом номере под общим заглавием – воистину, как сновидения, прихотлива и разбросана концептуально: от «откровения», что Пушкин настолько же немец, насколько арап (по прабабушке, жене Абрама Ганнибала; никого не интересующий, как заурядный для России, факт), до размышления, мог ли сам Александр быть автором злополучных анонимных «дипломов общества рогоносцев»; от анализа лейтмотива слова «печаль» в творчестве поэта до «эстафеты», переданной Лермонтову, с биографическими подробностями уже о Михаиле Юрьевиче и его дуэли. Читала «Сны о Пушкине» с удовольствием. Двумя веками раньше о такой увлекательной игре мысли принято было говорить: «Если это и неправда, то хорошо найдено!» – на стопроцентную правоту свою Говорков не претендует, но умозаключения строит логичные.

К просветительским очеркам я бы отнесла и «На будущий год в Иерусалиме. Письма паломника» Александра Нежного. Но информация в них довольно специфическая – вперемешку с израильскими зарисовками, в основном связанными с паломничеством по святым местам, следуют целые главки толкований Заветов, в которых непосвящённому легко запутаться.

Художественная проза этого номера «Кольца А» богата и разнообразна. «Массированным наступлением» завершается роман Михаила Письменного «Маракис», в коем опровергается математическая истина, что умножение ноля на любую цифру «обнуляет» её. В заключительных главах «Маракиса» появляется множество новых лиц, всё благодаря «человеку-нулю», ибо: «То-то и оно, что – в землю, чтобы нуликом стать, кружочком, упасть ничком и лежать молчком. Уравновеситься хочется, центром стать между бесконечными плюсами и минусами жизнишки этой людской. Хорошее желание, правильное. Ибо нуль, только нуль – непреходящая ценность на этой земле, знак вечности, сгусток потенций мира». Так вещает нуль-Маракис; и ему помогает самая высшая Сила мира сего.

«Маракис указал в даль, и Виктор Афанасьевич увидел, что явился Един в Трех Лицах “Был, Есть и Будет”. Он отразился разом во всех глазах, и стало тихо.

И в бесконечной тишине, в глубочайшем покое прозвучал Голос:

– Все прощается. Всем все прощается. Каждому прощается его жизнь».

И слава богу, что фантасмагоричный роман завершился так легко и душевно!..

Если кто предпочитает не философскую, а «жизненную» прозу, в этом номере тоже найдёт на чём остановиться: скажем, на мелодрамах. Их много, они на любой вкус: история воссоединения близких людей через годы и расстояния с помощью уникальной чашки Гарднера (Семён Каминский, «Сервиз Гарднера»); исполненные чёрного юмора жанровые сценки (Ирина Маруценко, «Ружьё Чехова»); проза-исповедь о неудельной судьбе, так и охарактеризованная автором (Светлана Петрова, «И стучащему отворят. Исповедь»). Либо же не «чистые» мелодрамы, но весьма сильно воздействующие на чувства читателя рассказы Ирины Горюновой («Дурь», «Сны Атлантиды») и Алексея Караковского («Машенька и Командор»). Либо же не «чистая» художественная проза, а с элементами мемуаров, – воспоминания Риммы Казаковой «Про няню Улю»; сердечные, тёплые, щемящие горечью невосполнимых утрат…

Рассказы некоторых авторов мне знакомы по прошлогоднему совещанию молодых писателей Союза писателей Москвы и по творческому вечеру участников оных совещаний за 1999–2010 гг. с презентацией сборника молодых писателей. «Старые знакомые» – изящная, хотя и отчасти «бытовая» фантастика Анны Ремез; глубокие философемы Сергея Алхутова; рассказы Евгения Сулеса, неизменно проводящие читателя через несколько пластов реальности, чтобы остановить его на точке обретения некоей истины; «турбореализм» Станислава Иванова, поражающий причудливостью воображения. Были уже читаны и «Хоттабкины сказки» Константина Ларченко – где вместо исконно русского героя типа Ивана-дурака действует исконно постсоветский герой Хоттабка, гастарбайтер (сам он из-под Вологды, просто его «все так зовут», явно не случайно). И рассказы Вячеслава Харченко, у которого в этом году вышла книга «Соломон, колдун, охранник Свинухов, молоко, баба Лена и др.» – просто-таки мониторинг национального сознания (или самоосознания)!..

Несмотря на то (а может быть, благодаря тому!), что на упомянутом совещании многим из этих произведений в горячих обсуждениях досталось по первое число, они достойны шанса обрести своего читателя. Я рада предложить их читателям – без лишних «рекламных» слов, ибо они не заменят непосредственного впечатления от чтения.

Несколько разочаровали на этом фоне рассказы Юрия Серова, дважды финалиста конкурса «Молодой литератор» по Приволжскому федеральному округу и участника Форума молодых писателей в Липках. Большинство историй в его подборке затрагивают болезненную тему социального сиротства – попросту говоря, детдомов либо усыновлений. Но эти имманентно трагические повествования почему-то изложены ученически-правильным и оттого безжизненным языком, и в них заметна твёрдая рука автора, ведущая истории к счастливому финалу. Один из рассказов – «Главные вещи» – посвящен Юрием «светлой памяти Егора Молданова». Это едва ли не самый оптимистичный рассказ в подборке, если не считать милой сказки (годной и детям, и взрослым) «Зелёный мир». Но беда в том, что «Трудный возраст» Егора Молданова – вещь необыкновенной силы, дающая читателю столь же интенсивный импульс сопереживания, как и астафьевская «Кража», и потрясающей откровенности, не оставляющей сомнения в искренности автора. А тщательно смоделированные в сторону «торжества добра» и «достижения благих целей» рассказы Юрия Серова оставляют впечатление описательности. Наверное, рукой молодого автора водило желание написать «не-чернуху», что, в принципе, похвально, – однако получилось у него далеко не так выразительно, как у Молданова, царство ему небесное…

Волнует малая проза Ганны Шевченко, хотя она с первого взгляда такая обыденная, такая «житейская»… В ряду её рассказов лишь одна фантасмагория – «Хорошие рыбы России»; остальные – жёсткие, неприкрытые «маленькие трагедии». Психологизм Ганны вызывает писательскую «белую зависть».

«Литературоведческим фейерверком» хочется назвать два пространных эссе Эдуарда Шульмана. Вообще «эксцентричное» литературоведение Шульмана мне симпатично. Однако на сей раз он, кажется, перещеголял самого себя, «оживляя» историко-культурные реконструкции. Отчего история «Казанова – Феллини» (с пышным «уточняющим» подзаголовком в столбик «Co-production, или Совместное производство Полупьеса для медленного чтения Искушение в семи текстах) воспринимается как набор эротических анекдотов эпохи Возрождения, оживающих, когда Федерико Феллини был на пике своего творчества. А «Центон и центонна», следуя концепции «центона», то есть известной «фразы» (назовём явление так), обыгранной в дальнейшем литературном, художественном или идеологическом процессе, распадается, точно картина-пазл, на самостоятельные характерные эпизоды и библейские аллюзии.

Очень хороша краткая, но энергичная статья Игоря Харичева «Во всём виновата гласность?» – своего рода ответ на постоянную публично выражаемую точку зрения политолога и театрального режиссёра Сергея Кургиняна. Игорь Харичев апеллирует к тому выпуску передачи «Суд времени» (5-й канал, Санкт-Петербург), где обсуждалась тема гласности. Цитирую Харичева: «Отстаивающий все самое мрачное и мерзкое в нашей истории Сергей Кургинян и его единомышленники всячески поносили гласность, обвиняя ее в наших нынешних проблемах: невероятном разгуле коррупции, преступности, ужасающем расслоении российского общества, продажности чиновников и сотрудников правоохранительных органов и т. д. Сам Кургинян высказался в том смысле, что гласность принесла ему немало хорошего, но если бы он знал, чем она обернется, к чему приведет, он бы от нее отказался заранее». По выступлениям Сергея Кургиняна в передаче «Исторический процесс», шедшей ещё недавно на канале «Россия», понятно, что он – сторонник государственно-центристской идеи, «восхищается Лениным и сожалеет, что не удалось спасти СССР» – сказано о нём в «Википедии». Такая точка зрения сегодня популярна у населения, что показывало большое число голосовавших «за» Кургиняна в «Историческом процессе»; правда, рейтинги голосов не учитывают мотивации, по которой подан тот или иной голос, а ведь это важно, по моему скромному мнению!.. Либо человеку не хватает знаний, либо – автономности мышления, либо ностальгия по дешёвой колбасе замучила… Игорь Харичев последовательно опровергает тезисы Кургиняна и старается развеять монструозный имидж, который сторонники «твёрдой руки» формируют либеральным ценностям: «Смешно и глупо обвинять гласность в том, в чем обвинял ее Кургинян со товарищи. Все те мерзости, которые мы имеем, возникли вовсе не потому, что их породила гласность или культивировали власти… А что же принесла гласность? Возможность открыто говорить о том, о чем раньше надо было молчать под страхом попасть в тюрьму… гласность помогла уходу быстро дряхлеющей тоталитарной системы, которая умела производить в большом количестве танки, ракеты, подводные лодки, но не могла обеспечить население продуктами питания и товарами народного потребления. Не гласность виновата в том, что мы не воспользовались появившимися благодаря ей возможностями и не смогли пока создать по-настоящему демократическую страну с развитой экономикой, живущей не за счет продажи нефти и газа, а за счет талантов наших соотечественников. В этом виноваты мы сами».

Что между этими максимами? Логический ход мысли, с которым советую ознакомиться.

Так как за прозой, к которой относятся и оригинальные очерки Э. Шульмана, следует публицистика И. Харичева, то все, что после публицистики, невольно оказывается в «отблеске» её гражданственного настроения. Видимо, это не случайность, а концепция. За выступлением Харичева следует «социальный» юмор К. Ларченко и В. Харченко, а за ним поэзия из серии «глаголом жечь…» и «нон-фикшн», тоже не свободный от политики.

Для детского и лирического поэта Сергея Белорусца остросоциальные стихи кажутся неожиданными. Но есть вещи, от которых «не спрятаться, не скрыться», не замкнуться в автоклаве гармонии и радости:


Однозвучно гремит аллохольчик,

Лёжа в кожаной сумке на дне,

И не то чтобы ты – барахольщик,

Но привязан к родимой стране.

 

Сколько боли в том полуневнятном

Ощущении общих задач,

И такая любовь к белым пятнам,

Что за каждым – мерещится врач...

 

…С неба капает краска бесцветная.

Льётся буднично муть несусветная.

 

По-змеиному жизнь извивается,

Но – идёт (это так называется…).

 

И – сквозь время – виднеется улица,

Где Россия с Антантой целуется…

 

И – достоин людского доверия –

Антикризисный менеджер Берия…

 

 

Не в бровь, а в глаз

Прозаик и публицист Анна Масс предлагает читателям два очерка из сравнительно недавнего прошлого: о «забытом писателе» Иосифе Дике; и о «певце Парижа» Иве Монтане – как в нашей стране возникла ажиотажная популярность, почти любовь, к «своему парню» из капиталистической Франции и как Монтан обманул ожидания всех советских людей, от партаппаратчиков до работяг, рассказав во Франции без прикрас, что увидел в социалистическом государстве. Читала – и скромно гордилась, что я помню Иосифа Дика! Не самого, конечно. У меня в детстве была книга, которую упоминает Анна Масс, «Зелёные огоньки». Рассказы мне нравились. Но я не знала, что этот добрый, самую чуточку нравоучительный писатель был калекой – с войны – и сыном расстрелянного в СССР румынского коммуниста.

В историческом эссе «Наказанная добродетель», посвящённом фигуре Анны Леопольдовны, регентши при малолетнем Иоанне Антоновиче (XVIII век), Лев Бердников доказывает, что прекрасные личные качества – милосердие, порядочность, доверчивость – не полезны, а вредны для политического деятеля. Особенно в России. Наблюдение актуальное и обидное…

В рубрике «Наши переводы» политика не исчезает. Там приведено стихотворение словацкого поэта Павола Орсага Гвездослава (1849–1921) памяти Льва Толстого, написанное в 1910 году, вскоре после смерти великого писателя. Стихотворение более эмоциональное, нежели выверенное, – следствие терзавших автора страстей:

 

...герой-пророк, поэт орлиной стаи,

ума шахтер в том, как по жизни шел,

все смыслы до последствий открывая

вослед Тому, с заоблачного края,

и знающему истины престол…

 

Можно было бы предположить, что отдельные неудачные обороты – погрешность переводчика; но, так как Михаил Письменный – переводчик опытный и умелый, скорее всего, первоисточник сам по себе «захлёбывается» словами на волне переживаний. Далее Михаил Письменный подробно разбирает книгу стихов Галины Нерпиной («Поперёк “Тик-так”»). И наконец, ставшая уже традиционной для «Кольца А» «личная рубрика» Елены Съяновой – небольшие, но вдумчивые исторические зарисовки. На сей раз лейтмотивом мини-эссе Елены Съяновой становятся всякого рода «непонятые одиночки» – «Друг народа» Марат незадолго до его убийства; или девушка, мечтавшая о сцене, а попавшая в тюрьму – да вместо двух лет на двенадцать… Горькие исторические анекдоты Елены Съяновой венчают солидный публицистический блок.

Оторвавшись от журнала, не оторвёшься ни от истории, ни от литературы российской. Боюсь, они – два источника и две составные части непримиримых противоречий «русского духа»…



Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


ги.jpg Гали Ибрагимов
Шакур Рашит.jpg Рашит Шакур
chvanov.jpg Михаил Чванов
максим васильев.jpg Максим Васильев
Тимиршин.jpg Радиф Тимершин
Kazerik.jpg Георгий Кацерик
bochenkov.jpg Виктор Боченков
Ломова.jpg Юлия Ломова


Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.