Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Воспоминания коллег, друзей, поклонников о Дмитрии Масленникове


С того светлого пасхального дня, когда не стало Дмитрия Масленникова – легендарного ДБ, поэта, ведущего ЛИТО «Тысячелистник», учёного секретаря БГПУ им. М. Акмуллы, преподавателя, – никто из его друзей, родных, студентов, просто знакомых не стирает переписку в телефоне, подписанную «ДоБраJ». Как будто, сохранив весёлые и тёплые сообщения, можно удержать рядом их автора… 



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Анатолий Чечуха. Давным-давно в марте. 1972
Анатолий Чечуха. Давным-давно в марте. 1972
Эх, прокачу.jpg
ДК им. С. Орджоникидзе и улица Первомайская (Начало 1960-х)
ДК им. С. Орджоникидзе и улица Первомайская (Начало 1960-х) А.М. Виноградов
Здравствуйте, Александр Эрастович!
Здравствуйте, Александр Эрастович! Алексей Кудрявцев

Публикации
Сафронова Елена Валентиновна (http://magazines.russ.ru/authors/s/safronova/) родилась в 1973 г. Живет в Рязани. Окончила Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета в Москве. Прозаик, критик, постоянный автор "толстых" литературных журналов. Член Союза российских писателей,  Союза Писателей Москвы и Союза журналистов России.

Альманах «Литеры»

Литеры. Проза. Поэзия. Драма. / Сост. В. Лебедева, Э. Сухова; Союз писателей Москвы. — М.: Воймега, 2011. — 288 с.

 

Сегодня мы обозреваем не периодический литературный журнал Союза писателей Москвы «Кольцо А», а издание, пока единичное, но которое, надеюсь, станет регулярным, – альманах «Литеры». Сборник этот выпущен к десятилетию Совещаний молодых писателей СПМ и посвящен памяти поэтессы Риммы Казаковой, бессменного организатора и руководителя этих мероприятий. Риммы Федоровны нет с нами уже три года, но в литературе царит принцип сродни монархическому: литературный процесс непрерывен и непоколебим, несмотря на смену его «лоцманов». Совещания молодых писателей СПМ продолжают собираться, стало быть, творческие материалы накапливаются, и «редакционный портфель» итогового альманаха уже снова оптимистически полон. Авось альманах «Литеры» вскоре будет называться «первый», «второй», «десятый»…

Но это – впереди. Пока рассмотрим, каким получился «беспрецедентный» для СПМ альманах произведений молодых (хотя многие из них, как отмечено и в аннотации, за прошедшие годы состоялись как писатели, то есть из молодых сделались матерыми).

В альманахе три крупных раздела – проза, поэзия, драматургия. Драматургию вообще публикуют весьма редко, и этим разделом «Литеры» отличаются от многих «собратьев».

Каждому из разделов предшествует вступительное слово ведущих мастер-классов. И, скажем, относительно прозы Евгений Попов заявил: «Прозаики, тексты которых вы прочтете, пишут для народа и о народе». Тут же становится интересно: «для народа и о народе» – это фигура речи или констатация ряда признаков, дающих право называть прозу «народной», точно это жанровая либо качественная характеристика? А может, чем черт не шутит, и политическая?..

Безусловно, «народна» в каком-то шукшинском смысле слова история девочки из села Большое Мокрое – глазами Ирины Богатыревой: бабушка, кошка, одиночество ребенка лицом в природу, деревенский дядька с пугающими, слишком взрослыми откровениями, его глумливая песня про подводную лодку (ту, что в степях Забайкалья погибла в неравном воздушном бою) на мотив государственного гимна и совершенно шукшинская интонация «обрыва» в конце. Все что надо, мол, уже сказано устами комичного, по-простонародному крепкого задним умом дядьки… Очень «народна», но в ином аспекте – выражает скрытые народные чаяния перевешать всех богатых – «Роза ветров» Петра Ореховского (рассказ из цикла «Подробности гражданской войны», что прямо тычет носом в правильность моей догадки). Правда, его герою, бывшему ракетчику, а ныне чиновнику-землеустроителю, перевешать богачей буквально не удается, как-то не с руки, но он компенсирует вынужденную внешнюю толерантность тем, что отводит бизнесменам участки на землях, отравленных радиацией в 70-е. С точки зрения ядерной физики, сказал мой муж, бывший физик, придумано здорово, но – все придумано. А с точки зрения скана психологии, пожалуй, верно подмечено (отчего и грустно – что ж мы за люди такие, что «наверху», что «внизу»?..). Отчасти смыкается и контекстом, и подтекстом с «Розой ветров» Ореховского «Быстро и почти просто» Михаила Земскова, где несколько молодых оболтусов грабят фирму по наводке одного из них, – в этой фирме наводчик работал и был выставлен, вот вам и месть… Характерно, что оба «сторонних» грабителя не понимают вопроса главы «операции», зачем они сюда пришли, – искренне думают, что за деньгами, а идейный вдохновитель Арман не знает, зачем он все это организовал… Драматизм рассказа в том, что парней «блокируют» в верхнем этаже офиса неспящие охранники, но им удается выбраться без жертв с обеих сторон. В ходе спасения героев драма становится фарсом. Но это не недосмотр автора, таковым рассказ и был задуман.

Народен рассказ Виктории Лебедевой «Ешь». Воистину плоть от плоти народа его героини – старушка, которая никак не может наесться за всю свою долгую, не очень везучую жизнь, ее дочь, живущая в перманентной ссоре с матерью, ее старшая сестра, пожилая дама с широким кругозором (не она ли в молодости приучила младшую есть без конца, когда танцевала с офицерами, а те совали ребенку котелок пшенки, чтобы не отвлекала?). Хороший и страшный рассказ.

Народен цикл рассказов Вячеслава Харченко «Принес пользу» – это тщательно записанные мысли человека «из народа», причем человек вовсе не боится и не стыдится того, что он может подумать что-то неправильно либо глупо. Думает – и тут же записывает. Естественно, при такой непосредственности рассказчика (ее еще можно называть бесстрашием) интонации у него звучат точно, а слова ставятся в предложение – ни убавить, ни прибавить. Самый пронзительный рассказ в подборке Славы Харченко – «Птичка», а самый забавный – «Принес пользу». Посвящается всем литераторам: написал мужик книгу коротких историй, да ее не приняли ни «толстые» журналы по частям, ни большие издательства целиком. Зато жене пригодились разрозненные листы упаковывать хендмейд мыло и духи. Покупатели мыла и духов со всего мира заодно читают короткие истории и благодарят. И все счастливы!

На этом традиционные формы малой прозы кончаются, как и «народность» текстов. В права вступает проза иного рода – альтернативная, подсознательная, философская и даже эгобеллетристическая. (Добровольное признание Александра Снегирева «Я намерен хорошо провести этот вечер». Провел его прекрасно, только одно беспокоит – почему все-таки целовался без языка? Боюсь, что эгобеллетристика хороша, когда есть подлинные события, о которых не грех и рассказать, а Александр Снегирев не смог в фактографической насыщенности своей истории конкурировать с Сергеем Довлатовым.) Сергей Алхутов в рассказе «Мотив к созданию рукописи» занялся исторической реконструкцией, предположив, с чего вдруг Лао Цзы взялся писать свою Книгу Пути и Благодати. Наверное, Алхутову виднее; меня, признаться, вопрос, что было до, мало интересовал, важнее, что получилось в итоге. Константин Ларченко придумал «Хоттабкины сказки» – по-моему, очень постмодернистские произведения, где роль Ивана-дурака, наделенного инстинктивной (или магической) мудростью Познания мира, достается гастарбайтеру Хоттабке. Хоттабка кажется воплощением самой Природы, ибо он взялся ниоткуда, имени человеческого не имеет и должен, по идее, и уйти в никуда… Но автор почему-то умертвил его смертью храбрых, когда Хоттабка подменял собой памятник неизвестному солдату с гранатой, который возьми да оживи… Жалко и несправедливо! Душа природы не должна умирать! Максимум – перерождаться!

Рассказ Марты Кетро «И поезд, и ветер», по сути поток сознания, показался не очень ловко слепленным из двух половинок, в одной лирические героини «я и она», в другой – только «я», упорно едущая «в дуры», «будто это какая-то деревня в средней России», – а та, «она», не доехала… Оставляет впечатление скомканности, а это жаль, ибо Марта пишет, в принципе, здорово. Рассказы Татьяны Замиревской «Бывшая. Жертва» и «Янтарные масла» – чистый сюрреализм, но весьма интересный. На стыке сюрреалистической композиции и притчи и «Фиолетовая листва» Улья Нова, о том, как «выжить» в загробном мире.

В целом раздел прозы в «Литерах» оставляет впечатление добротности. Правильно, грамотно, литературно даже там, где вполне «народно», то бишь социально. А что без фейерверка – так, насколько я понимаю, под «фейерверк» отведена третья часть альманаха, драматургическая. Но мы к ней придем своим чередом, через поэзию, где собрано много достойных имен: Ольга Нечаева, Всеволод Константинов, Мария Фаликман, Анастасия Ануфриева, Андрей Егоров, Инга Кузнецова, Александр Переверзин, Элина Сухова, Елена Лапшина, Елена Дорогавцева, Евгений Лесин, Алексей Кащеев, Евгения Тидеман, Анна Аркатова, Александр Герасимов, Елена Исаева, Наталья Полякова, Леша Ефимов. О своих «питомцах», хотя питомцы крупные, солидные, а иные – и зубастые, подробно рассказал всегдашний руководитель поэтического мастер-класса Кирилл Ковальджи, очертив московское («переделкинское», так как начиналось в знаменитом поселке) сообщество молодых поэтов, «деток» Риммы Казаковой, и объяснив, в чем состоит особость данной поэтической группы. «В здоровой основе, в любви к родному слову, в отстранении от патриотических спекуляций – с одной стороны, сухой формалистической игры – с другой. В остальном же – полное разнообразие». Действительно, почти все стихи из этой гигантской подборки выдержаны в традициях, я бы сказала, современной классики, приверженницей которой была и Римма Казакова. (В авангард играют, да не заигрываются, но темы поднимают воистину вечные. А многие авторы проходят через пласты истории человечества, облекая вечность в слова.) Полюбуйтесь:


На даче – лепота: пионы и люпин

Толкутся у стола, заглядывая в чашки.

Теплынь, а ты с утра ворчишь, и ты – любим

До каждой клеточки на клетчатой рубашке.

                        (Елена Лапшина)

 

потеряно посеяно в пыли

не вырастет не обретешь назад

все вышли утонули корабли

остался длинный перечень утрат

                        (Ольга Нечаева)

 

Только и дела тут в темноте,

   что рифмовать темноту и тщету,

Рифму не ту и слова

                    не те перекатывая во рту.

                        (Мария Фаликман)

 

Народ несет печать зимы.

Народ несет печаль зимы.

Зима неизъяснима.

В ее зрачке застыли мы,

Как неоконченаая мысль

И неудачный снимок.

                        (Инга Кузнецова)

 

Там Пенелопа стирает холсты над рекою,

Красные руки ее поднимаются мерно,

Время прошло, и окончился траур по Ною,

Впрочем, он звался тогда Одиссеем, наверно.

                        (Элина Сухова)

 

И я восстала из любви,

Как восстают из пепла.

                        (Елена Исаева)

 

Нету счастия поэту,

А поэт давно привык –

То размажут по паркету,

То порежут на шашлык…

                        (Леша Ефимов)

 

Верлибров маловато, что для сего дня даже странно, – но те, что есть, впечатляют, как, например, «За флажки» и «Нестихи» Андрея Егорова или изящный эксперимент Марии Фаликман, где «чистый» верлибр «…и добавить немного любви (без нее – никуда)» переходит в рифмованный фразовик с ритмикой движущегося поезда. Или замечательное «Наследство» Елены Дорогавцевой, посвящение памяти деда, эдакий псевдоверлибр с виду, на деле жестко зарифмованный, состоящий из сухих и жестких фактов, под стать теме – житие честного человека в советскую эпоху, начиная с 30-х. Кстати, по личным мотивам я очень благодарна Елене за строчку «Дед был убежденным партийцем без практицизма» – за доходчивую и точную характеристику таких редких людей.

О поэзии всегда есть соблазн говорить бесконечно, цитировать безостановочно – именно потому надо себя «сдерживать». Итак, общий вид поэтической мегарубрики «Литер» классичен по форме и содержанию. И небольшие вольности – что Евгений Лесин иронизирует надо всем подряд, от краткосрочного брака до марша несогласных, что Всеволод Константинов все время ищет путь, а может, и Путь, что Леша Ефимов называет вещи своими именами («…это с ней ты – шарик, а без нее – презерватив») – не изменяют впечатления от первого прочтения. Довольно ровный, гладкий, без шероховатостей подбор удачных стихов – но уже хочется чего-то большего… А то вкупе с прозой получается, будто альманах «Литеры» похож на полезную в хозяйстве многофункциональную вещь, ценную, но… немного скучную. Как ни крути, а в искусстве должна быть какая-то сумасшедшинка или хотя бы неправильность, – они-то сильнее всего и «цепляют».

Но выручает, как уже говорилось выше, раздел «Драматургия», предисловие к которому написала Елена Исаева и где, по понятным причинам, собраны только мини-пьесы: Вадима Леванова, Евгения Казачкова, Ксении Степанычевой, Ирины Чечиной, Александра Молчанова, Максима Курочкина. Но современная драматургия, сдается мне, тот случай, когда хорошо – это как раз мало. Иначе, будь в них больше текста или впрессовано больше эмоций, получился бы полный крышеснос. Ведь пьеса не оставляет читателю (тем паче зрителю!) выбора, как видеть мир, – обязательно рельефным, многогранным, а не плоским и описательным. А сейчас еще драматургия, как и вся литература, «заразилась» интересом к глубинам подсознания… Вот уж где впору заблудиться, точно в «Лабиринте» Вадима Леванова, где новый Тесей, сознавая свою беспомощность против Минотавра, рвется, будто камикадзе, навстречу монстру, и потом сержант со слов «нарика» пишет протокол о происшествии в метро, все порываясь внимательнее посмотреть на зрачки единственного свидетеля. Или как между мирами устоявшихся художественных реальностей, которые перебирает загадочная натура Катерина в «Песни пятой» Евгении Казачковой, – то она Калипсо, то Афродита, то Пенелопа, и даже участковый ей подыгрывает. Или будто между эпизодами жизни «Жертвы» Александра Молчанова, женщины, посвятившей себя служению одному человеку – гению и мужу. Или даже между землей и небом, обитатели которых никак не могут договориться о дне «сворачивания» («Небо» Максима Курочкина), – своевременная пьеса в эпоху эсхатологических ожиданий!.. Как и сугубо социальные, актуальные, как говорится, «поставленными проблемами» – нелегальных рабочих и жизни бок о бок с террористами – пьесы «Попутчик» Ксении Степанычевой и «Горячая точка» Ирины Чечиной. Все эти пьесы, по-моему, удались не только в качестве текстов для будущих инсценировок. Их можно просто читать. В половине случаев это вообще моноспектакли. Или пьесы, подразумевающие минимальное количество героев, зато выкладывающихся с максимальным психологизмом. Возможно, именно этой скрученной до предела «пружиной» психологизма меня и подкупил раздел драматургии в «Литерах».

Это, разумеется, не значит, что следующие «Литеры», буде они состоятся ко всеобщей радости, должны делать акцент только на современную драму. Скорее есть резон составителям альманаха постараться сделать подбор авторов и произведений более… пестрым, что ли. Единым, но разнообразным. Как алфавит. Как сами литеры, улыбающиеся с обложки данного выпуска (рисунки Ольги Золотухиной).



Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


Вчера в БГПУ им. М. Акмуллы прошел вечер памяти Дмитрия Масленникова ДБ
Ректор.jpg
Ректор Р. М. Асадуллин
Артю.jpg
Света.jpg
еще2.jpg
садоков и санникова.jpg
еще3.jpg


радио.jpg

В начале была первая информационная революция. Она разгорелась из искры слова и охватила племена и народы. Это было время, когда из кипящей лавы протоязыка отливались чеканные формы древних наречий. Вторая информреволюция, по мнению ученых, связана с распространением чтения и письма, третья – с вступлением в «Галактику Гуттенберга». Наконец, с развитием кинематографа, звукозаписи, телефонной и радиосвязи начался новый этап в истории человечества.

В десятую годовщину Великого Октября – 7 ноября 1927 года – жители разных уголков Башкирии стали свидетелями докатившейся до республики мощной волны четвертой информационной революции: из репродукторов, установленных на площадях, в клубах и библиотеках, впервые на башкирском и русском языках прозвучали слова: «Алло-алло! Говорит Уфа!»…

Наталия Санникова



хамитов.JPG

Рустэм Хамитов обратился с ежегодным Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

В этом году позитивные тренды продолжились. За 10 месяцев индекс промышленного производства составил 102,3 процента. Доходы консолидированного бюджета достигли 160 млрд рублей. Поступления по налогу на прибыль выросли более чем на 14 процентов – до 40 млрд рублей. Почти на два процента прибавил оборот розничной торговли. Средняя заработная плата увеличилась на 6,3 процента – до 29,3 тысячи рублей. Отмечается миграционный прирост населения. Снизилась смертность по многим заболеваниям. Впервые преодолён рубеж ожидаемой продолжительности жизни в 71 год.


Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.