Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Тайная музыка невозможного

…Когда-то я пытался убить в себе сочинительство, чтобы жить как все нормальные люди. Заставлял себя не сочинять, но через некоторое время стихи просто произносились. Потом махнул рукой, приняв это как пожизненную неизбежность, как свой крест. И только теперь, когда лучшая часть жизни позади, с отчётливой, щемящей болью сознаю, что это всё-таки то самое дело, которое действительно люблю и единственно по причине которого и стоит хотя бы терпеть меня на этой Земле…

Станислав Петрович Шалухин (1952–2002) родился в Уфе. Работал преподавателем, журналистом. Последнее место работы – редактор отдела поэзии журнала «Бельские просторы»



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Домик на окраине. 1997
Домик на окраине. 1997 Рифхат Арсланов
Лен. 1976. Акварель
Лен. 1976. Акварель Эрнст Саитов
7. Синтетика, Аэрофлот.jpg
7. Синтетика, Аэрофлот.jpg
Мистерия Russia. Серия Парафразы.jpg
Мистерия Russia. Серия Парафразы.jpg

Публикации
Сафронова Елена Валентиновна (http://magazines.russ.ru/authors/s/safronova/) родилась в 1973 г. Живет в Рязани. Окончила Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета в Москве. Прозаик, критик, постоянный автор "толстых" литературных журналов. Член Союза российских писателей,  Союза Писателей Москвы и Союза журналистов России.

Поэзия: что нового?



С зоилом спорить не пристало

Любимцу ветреных харит.

                       И. Иртеньев

 

«Арион» № 3 – 2010. Публицистика

Публицистика третьего номера «Ариона» за прошлый год вынесена в отдельный обзор, ибо ее в данном номере много, и она интересная, причем тесно связана с поэзией. Пока такое разделение номера на два обзора беспрецедентно, однако я думаю: почему бы не взять это правило на вооружение? Согласитесь, иной раз уместнее подробно рассматривать литературную периодику со всеми ее плюсами и минусами, чем скакать галопом по Европам…

В рубрике «Групповой портрет» – большая статья Евгении Вежлян «Литературная студия как исторический объект» (с кокетливым, но точным подзаголовком «заметки на полях одной поэтической антологии»). Евгения Вежлян предпринимает попытку, уникальность которой сама сознает: «Кажется, никто пока не озаботился написанием истории советских (особенно – позднесоветских) литературных студий. Между тем подобный труд помог бы многое понять в специфике советской литературной культуры. В частности, по поводу соотношения в ней официального и неофициального». Формальным поводом к написанию этого эссе явилось отмеченное так пышно и многолюдно, что, по сути, можно сказать «отпразднованное», сорокалетие студии Игоря Волгина «Луч» с пояснением: «учитывая, что студия возникла в 1968-м, юбилей был условным – празднование приурочили к выходу антологии “Alma mater. Литературная студия Игоря Волгина “Луч”. Поэты МГУ. Стихи. Воспоминания”, которую начали собирать к круглой дате – но по объективным причинам выпустить смогли только теперь». Я думаю, что эта временная вилка – деталь, в данном случае важны не даты, а факты. В сборнике «Alma mater», говорит Евгения, сошлось «множество знакомых имен – от лауреата премии “Поэт” Сергея Гандлевского до неоднозначно популярной Верочки Полозковой, от Евгения Бунимовича до Владимира Вишневского, от Веры Павловой до любимицы московских поэтических подмостков Марии Ватутиной». Из чего автор делает вывод: «Создается ощущение, что вектор истории студии и вектор истории поэзии удивительным образом совпадают, что первая – это точная проекция второй». Евгения Вежлян прослеживает этапы существования «Луча» – от создания в 1968 году, практически синхронно с политическим «похолоданием» в стране, когда «Волгин – этот мастер социальной адаптации – умудрился в советский жанр “литературной учебы” вложить содержание самое “несоветское”». То есть аполитичное. За аполитичность творческого процесса внутри этой студии Игорю Леонидовичу благодарны самые разные «студисты», не замеченные, как правило, в чрезмерной лояльности к власти и соцреализму: Бахыт Кенжеев, Наталья Ванханен, Евгения Славороссова, да и вся группа поэтов «Московское время», зародившаяся в студии подобно гомункуле в середине 80-х – как чуть позже зародился в ней же и «куртуазный маньеризм». Через «глухие» для всех, но продуктивные для «студистов» 80-е, когда «второе поколение студийцев в основном переходит в смежные с поэзией профессии (как Вадим Степанцов или Владимир Вишневский) или на смежные литературные территории (например, в студию Ковальджи – плацдарм поэтической “новой волны” середины 80-х)». Через третье поколение «лучистых» – что пришло в студию в 90-х и 2000-х: «Наиболее заметные имена этого призыва – женские. Анна Аркатова и Мария Ватутина появились на поэтической сцене врозь и совсем не в связи со студией. Их появление совпало с новым интересом к поэтической традиции, возникшим в 2000-е годы».

В целом путь студии «Луч» понят Евгенией согласно принципу историзма, в той степени, в какой возможно проследить взаимодействие творчества участников этой аполитичной студии со внешними тенденциями, социальной и политической историей, это сделано. Закономерным кажется вывод автора: «Перед нами – материалы к истории литературных студий и объединений второй половины ХХ века, которая только еще ждет своего исследователя. Без подобных книг – далеких от объективности, но передающих “дыхание времени”, – современная литература, не сохраняющая писем и черновиков, рискует утратить память о предшествующем ей контексте, который и складывался из этих, подчас неуловимых, человеческих взаимодействий, существовавших в разной степени “официальности” объединениях и кружках позднесоветской эпохи». Абсолютно согласна, что плоды литературного творчества есть исторический источник (рассматриваются в ряду источников личного происхождения). Единственно – как-то скомкан самый конец статьи, наиболее важная «буферная зона» между рассуждениями и выводом, быстро отрицает Евгения возможность воспринять антологию участников «Луча» как подведение неких итогов – то ли дела жизни Игоря Волгина, то ли сорокалетней работы творческого цеха. А ведь разобраться, отрицает ли одна ипостась другую, тоже любопытно… Впрочем, у каждого читателя статьи есть возможность проделать эту мыслительную работу самостоятельно. А мне понравилась заявка Евгении Вежлян на создание хроники литстудии – она права, следовало бы написать историю российских литературных студий. Труд, естественно, должен быть совместным, всероссийским, мало ли студий, клубов да литобъединений в провинции не имеют шанса заявить о себе громко…

Иллюстрацией к печальной истине – велика Россия, глубока провинция, не вдруг докричишься до центра, порой всей жизни на это не хватит – служит статья Эллы Крыловой «Колебание голоса» в «Пантеоне» о поэте Петре Боровикове, который «скончался 28 августа 2007 года в родном Смоленске в возрасте тридцати восьми лет. В 1997 году он написал: “И сердце вдруг остановилось / в час ночи ровно”».

Ни разу Петр Боровиков не был опубликован в «толстых» журналах, ни разу его книгой не заинтересовались центральные издательства, и в конце жизни он… читал стихи по ресторанам и даже был избит братками за то, что перед ними выступать отказался. Рассказ исключительно грустный. Судьба исключительно горькая. Представляю себе, как вызывающе выглядела книга стихов (единственное издание творений Боровикова, Смоленск, 2001 год) с латинским названием «Flatus vocis» («Колебание голоса») и акмеистическим содержанием!.. Боюсь, что в Смоленске в силу «родства» этого города с А. Твардовским и М. Исаковским официальные поэтические круги признают охотнее народные и лубочные мотивы, чем высокоумный слог:

 

Россия и Эллада пожимают друг другу руки:

Качает ржавчину цепи

тяжелый дуб с сухой листвою

и, как Гомер, в ночной степи,

клонясь, витийствует со мною.

 

Боюсь также, что феномен Валерия Прокошина (1959–2009), жившего в провинции, но обретшего известность и уважение в литературных кругах всей России (подборка в альманахе «Дикороссы» и книга «Между Пушкиным и Бродским» питерского издания), скорее исключение из правила – а правило таково, что «<в империи> лучше жить в глухой провинции у моря», но писать стихи здесь бесполезно – только в стол. Капусту выращивать над морем (над речушкой, над озерцом) куда продуктивнее…

На фоне «скорбного» портрета от Эллы Крыловой портрет Сергея Стратановского (в рубрике «Портреты») от Никиты Елисеева выглядит прямо-таки оптимистически. А названия у этих портретов меж тем похожи: «Колебание воздуха» и «Бормотание времени»…

Евгений Абдуллаев продолжает цикл статей «Поэзия действительности»; судя по обстоятельности, с какой он препарирует эту обширную тему, его очерками читатели «Ариона» обеспечены надолго. Но мне не жалко для Абдуллаева журнальных площадей, читать его приятно и интересно: большой, видать, затейник, на сей раз этот автор провел параллель со столетней давности петербургским литературным журналом «Аполлон» (первый номер вышел в 1909 году). «Аполлон» и сам по себе был заметным культурным явлением, ибо в нем во второе десятилетие ХХ века печатались все видные российские поэты, от Хлебникова до Гумилева. Правда, слегка язвит автор для разминки, нынешние «толстяки» не почтили юбилей своего архетипа никакими тематическими публикациями… Но история «Аполлона» привлекает Евгения Абдуллаева не автономно, а в контексте сопоставления журнала – как «зеркала» 1910-х – с литературой 2010-х, уже столь обширной, что никакого журнала, даже электронного мегапортала, не достанет, чтобы ее вместить.

«Но речь – как зачин к дальнейшему разговору – пойдет не о самом “Аполлоне”… Речь о напечатанном в первых трех номерах цикле статей Иннокентия Анненского “О современном лиризме”. Точнее, о теме “поэзия, город и действительность”, которой Анненский касается в разборе поэзии Брюсова, <который> “... экспонировал нам на диво сработанный, настоящий миф города”… Упрек Брюсову в попытке повенчать действительность с призраком и справедлив и нет. Не сам ли Брюсов не без эпатажа декларировал: “Я действительности нашей не вижу, Я не знаю нашего века”? И не сам ли Анненский, несколькими страницами ранее, призывал в восприятии поэзии “отказаться от непосредственных аналогий с действительностью”?.. Что такое вообще эта “действительность” (не в последнюю очередь – урбанистическая) для поэта? Какова она в современном – уже не Анненскому, а нам – лиризме?» – ставит вопрос Евгений Абдуллаев. Не буду пересказывать его дотошный ответ, очерк стоит чтения и потраченного на него времени. Перечислю только тезисы, на которых Абдуллаев зиждит нынешнюю «поэзию действительности».

– Осознание пещеры, открытой Платоном, с тоской заявленное еще И. Анненским, творчески преобразованной в систему пещер Пелевиным, с офортовыми иллюстрациями из стихов московских поэтов.

– Москвоцентризм. «Символизм – дитя города», – констатировал Анненский, а Абдуллаев припечатал: «Поэзия – как минимум несколько последних столетий – феномен урбанистический. Поэт может родиться в деревне, может жить в деревне. Но становится поэтом только в городе. Именно город – крупный, столичный – дает ему возможность общения с другими поэтами, знакомства с литературными новинками, издания и обсуждения своих стихов». Как мистически продолжается тут линия судьбы «невезучего» Петра Боровикова! Как оскорбит читателей из поэтической среды Рязани констатация факта, что поэтика Есенина «отразила мир умирающей деревни. И этим – тоже продолжает быть актуальна».

– «Путы метафоры», за которые Анненский пенял Маяковскому, а Абдуллаев не пеняет современникам – к примеру, Андрею Родионову. С эпатажным вопросом: «Наследует ли Родионов Маяковскому?».

– Современный город с его все более разрастающейся «второй реальностью», с его виртуальными грезами как объект поэзии действительности – вероятность благотворного проникновения в поэзию отрицательная. Скорее всего, потому что «жасминовые тирсы наших первых мэнад примахались быстро…», как заметил еще Аверченко. Так и тянет закруглить развернутое сравнение, проведенное Абдуллаевым, щемящим авеченковским финалом: «Знаем мы вас, – скептически сказал околоточный. – Напьются, а потом – тирсы!».

В «Монологах» – затяжное эссе Ильи Фаликова «Знать грамоте» о том, какую роль в литературных играх со словом играет банальная грамотность; эссе живое и в меру саркастическое, но одно не совсем понятно мне – какую речь брать за образец грамотности? Не букварь же, безукоризненно правильный, но победительно-скучный? И куда девать восклицание гениального шалунишки нашего: «Как уст румяных без улыбки, без грамматической ошибки я русской речи не люблю…»? Объявить стратегической ошибкой?..

Эссе Юрия Орлицкого «Маленький гимн сноске»; качественное литературоведение, все время вызывающее у меня лично ассоциации со студенческими годами, хотя я и вовсе не филолог… Но Юрий Орлицкий пишет так, словно лекции читает, и потому основной аудиторией его мне видятся студенты.

Наконец, под занавес журнала, в «Ойкумене», статья Андрея Василевского «Чему учить?», посвященная 10-летию практики созыва форумов молодых писателей в Липках. Статья-то статья, да короткая, будто газетная заметка, прости господи… к тому же малосодержательная и необязательная… Судите сами, вот ее финал: «Ну, допустим, что если он скажет то самое, что ему хочется, то над ним будут смеяться или его будут презирать, что он своим произведением причинит боль близким людям, или что об этом вообще нельзя говорить вслух, или что так сейчас не пишут и т. д. В результате автор пишет, но про другое, второстепенное, ему самому (а значит – и другим) ненужное. Вот и выходит то, что выходит. А “то самое”, это что? Да откуда мне знать? (Смайлик.)». Короче, Андрей Витальевич не знает сам, учит ли он чему-либо молодых авторов в Липках. А раз он сам в непонятках, то остальным, в особенности ученикам, как быть? Главный редактор «Ариона» Алексей Алехин в послесловии старается исправить впечатление об литературной учебе вообще: мол, можно «научить не сводом правил, а советом и пониманием… Ну а техника стихосложения – и правда дело техники. Не более того». Ну, слава Богу! А я уж испугалась! Как же – без литературной учебы-то? Вроде была, считалась нужной, но раз Василевский говорит про нее так скептически, может, и Липки, к черту, отменить?! Но Алексей Алехин расставил все по местам. И от сердца отлегло. Значит, Липкам и другим обучающим семинарам, замечательным «буфетам» большой литературы, – быть! (смайлик).



Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


ги.jpg Гали Ибрагимов
Шакур Рашит.jpg Рашит Шакур
chvanov.jpg Михаил Чванов
максим васильев.jpg Максим Васильев
Тимиршин.jpg Радиф Тимершин
Kazerik.jpg Георгий Кацерик
bochenkov.jpg Виктор Боченков
Ломова.jpg Юлия Ломова


Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.