Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Авторы номера:

Шалухин.jpg
Станислав Шалухин
Вахитов Салават.JPG
Салават Вахитов
абдуллина_предпочтительно.jpg
Лариса Абдуллина
михаил магид.jpg
Михаил Магид
Света Иванова.JPG
Светлана Иванова
Маслова Анна.jpg
Анна Маслова
полина ротштейн.jpg
Полина Ротштейн
Кондратьев.jpg
Сергей Кондратьев
Валерий Абдразяков.jpg
Валерий Абдразяков
Романова.JPG
Римма Романова



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Наслаждение (2002)
Наслаждение (2002) Евгений Севастьянов
Лето (2005)
2На Миньяре (2001)
2На Миньяре (2001) Ильдар Гильманов
3. Бог един.jpg
3. Бог един.jpg

Публикации

Светлана Рустэмовна Чураева родилась 13 июня 1970 г. в Новосибирском Академгородке. Окончила БашГУ. Автор нескольких книг прозы, поэзии, публицистики. Соавтор перевода на русский язык Государственного гимна РБ. Лауреат более десятка республиканских и федеральных литературных и драматургических премий. Член Союза писателей России, Башкортостана и Санкт-Петербургской ГО. Заместитель главного редактора журнала «Бельские просторы».

Трудности перевода — 3

Эпилог конкурса перевода стихотворения Рашита Назарова

 

Помните фразу из старого советского фильма, ставшую крылатой: «Счастье – это когда тебя понимают»? Не соглашаешься с ней, сочиняешь свои формулы счастья, а всё равно приходишь к тому, что понимание – фундамент, без которого рушится всё.

Закладка фундамента – самое трудное и грязное в строительстве дело: пока разметишь точно ориентиры, пока докопаешься до устойчивых надёжных пород, пока намесишь раствор и натаскаешь камней… Глядишь, и жизнь прошла. А ты так и не понят – даже самим собой.

Рашит Назаров в себе разобрался быстро – как положено поэту такого замеса. Но фундамент свой выстроил не на Земле, а на звёздах. И потянулись этажи один другого прекрасней – вниз, сюда, к человечеству.

Чудо поэзии Назарова в том, что, стоя на голове, он видел мир точнее и ярче, чем обычные люди, – так мог бы видеть ребёнок, если бы не утратил, обретая речь, талант понимания. Рашит Назаров сохранил этот редчайший талант и пронёс до конца своей трагической жизни. Безумец – таков был официальный диагноз. Поэт – таков был признанный титул. Его поэзия была понята сразу, она ворвалась в башкирскую литературу настолько чистым и мощным потоком, что просто нельзя было ни игнорировать её, ни отрицать.

Но, понятый собой, понятый современниками, Назаров до сих пор оказался не понят переводчиками на русский язык. В своё время так же не посчастливилось Байрону – его слава среди просвещённой российской публики больше опиралась на романтическую биографию и на мнение покорённой поэтом Европы, чем на стихи, звучавшие по-русски неверно. Ясный и яркий, прямой и сочный язык английского классика в переложении на русский стал выспренним и громоздким.

Радость назаровской поэзии сияет даже сквозь сети подстрочника, музыка её слышна и тому, кто не знает башкирский. Возьмите оригинал стихотворения «Мир всегда смотрел на меня с улыбкой…» («Бельские просторы», № 4, 2010), прочитайте вслух – пусть не понимая ни слова! – от неровного дыхания бегущего по судьбе человека собьётся ритм и вашего сердца.

Жаль, что никто из участников конкурса перевода, кроме Кристины Андриановой, не захотел сохранить живое дыхание Рашита Назарова. Впрочем, Кристина, увлёкшись, убежала слишком далеко в сторону…

Уже не приходится удивляться, насколько сегодня каждый всё понимает по-своему. Кризис в культуре, выразившийся в разрушении всех барьеров и ориентиров, резвится во всех жанрах – и в поэзии, и в драматургии, и в прозе. И – как ни странно – в поэтическом переводе, где, казалось бы, изначально предполагаются достаточно жёсткие рамки: размер и смысл оригинала, гармония родной речи. К сожалению, соблюсти все три этих критерии не удалось никому из финалистов.

В шорт-лист состязания переводчиков (см. «Бельские просторы», № 1, 2011) вошли личности очень разные, но все – весьма интересные. Полагаю за честь для конкурса, что в нём, заинтересовавшись, принял участие прекрасный московский поэт, секретарь Союза писателей России Николай Переяслов. Причина, по-моему, очевидна – притягательность стихотворения Рашита Назарова: поэт разглядел поэта. Выкроили время в плотном графике доктор экономических наук, профессор, поэтесса Лилия Кликич и молодая активная журналистка, поэтесса и переводчик Кристина Андрианова. И Лилия, и Кристина из года в год поддерживают переводческий конкурс участием, обе исправно выходят при этом в финал, Андрианова – стала победителем в 2008 году, предложив наилучший вариант перевода стихотворения Раиса Туляка «Белый фонтан». Второй год подряд принимает поэтический вызов Андрей Кадынцев – постоянный автор журнала «Бельские просторы», юноша неординарной и трагичной судьбы. Журналист и поэтесса Любовь Колоколова в прошлом году предложила свой перевод стихотворения Мустая Карима вне конкурса, а на этот раз дерзнула – и вышла в финал. Удачен поэтический опыт профессионального переводчика с французского и английского языков Эльвиры Муртазиной, очень искренним и тёплым получился перевод нашей читательницы Татьяны Басалаевой, в недавнем прошлом – учителя немецкого языка. Совсем чуть-чуть не хватило баллов работе учителя и поэта из с. Кушнаренково Александра Шуралёва, чтобы войти в шорт-лист.

Жюри подошло к предложенным работам с самой строгой меркой. Предлагаем вашему вниманию мнения тех членов жюри, которые пожелали высказаться подробно. Поскольку голосование было тайным, они не называют фамилии участников конкурса – только номера. Для пущей ясности мы в скобках раскрываем имена авторов переводов.

 

Один из ведущих переводчиков с башкирского языка, журналист, член Союза писателей России и Башкортостана Марсель Гафуров:

– На мой взгляд, ни один из семи вариантов перевода, переданных мне, нельзя назвать удовлетворительным. Попробую показать это на примерах.

Первую строку стихотворения можно почти слово в слово перевести так: «Мир на меня всегда смотрел с улыбкой...». Здесь и смысл, и стихотворный размер совпадают с оригиналом. Но ни в одном из переводов конкурсантов точный смысл и авторский размер не сохранены. Конечно, даже при переводе прозы достичь полного совпадения с авторским текстом невозможно. Тем более трудно в стихах, поскольку дело усложняется рифмовкой. И все-таки достаточная смысловая близость возможна. Я пробую продолжить перевод первой строфы: «...Хоть сотню в память загляну я раз, // Там все равно ни разу не увижу // Ни тучи на лице, ни хмурых глаз».

Как видим, ради ритма и рифмы мне пришлось «страну воспоминаний» заменить словом «память», к лицу добавить глаза. Но вот как выглядит эта строфа в варианте № 7 (Николай Переяслов – ред.):

 

Этот мир, что согнулся под грузом бесчисленных дел,

Что лишь раз в много лет озаряется радостью хлипкой, (?)

Нникогда в мою сторону хмуро и зло не глядел,

Но всегда озарял мою жизнь своей доброй улыбкой.

 

Здесь помимо того, что мало общего по смыслу с оригиналом, использован тяжеловесный размер, изнасилованы ударения (из-за чего местоимение «мою» превращается в глагол), неудобочитаемые словосочетания «что лишь раз в много лет» и «радостью хлипкой» могут у русского читателя вызвать лишь раздражение. Очевидно, этот вариант следовало отсеять уже при первичном отборе текстов на конкурс.

В башкирской поэзии в четырехстрочной строфе принято рифмовать лишь 2-ю и 4-ю строки. Наши переводчики стараются рифмовать также 1-ю и 3-ю строки. Это усложняет задачу, вынуждает вносить в перевод много отсебятины. Р. Назаров, играя словом «улыбка», разнообразит и форму, применяет и рифмовку двух соседних строк, появляется у него и тройная внутристрочная рифма. На эту особенность стихотворения никто из конкурсантов внимания не обратил. Не ручаясь за качество, пробую передать смысл и форму еще двух строф:


Мир улыбался мне звездой далекой,

И шалой, бурной по весне водой,

И девушкой, однажды озарившей

Всю жизнь мою улыбкой молодой.

Улыбка то цветком в саду цвела,

То сказочной жар-птицею была,

То зорьки прорезалась полосой,

Чтоб обернуться утренней росой.

 

А вот как эта часть выражена в переводе под номером 1 (Кристина Андрианова – ред.):

 

Но раз, когда далекая звезда

Улыбку подарила, что мечта, (? – М. Г.)

И шалая весенняя вода

Мне улыбнулась, –

Появилась ТА

Красавица, которой не забыть.

Ее улыбка тайною была,

Рожденною за горизонт манить

И до Венеры подымать крыла. (? – М. Г.)

Цветок весны, лучистая роса,

Хумай, что полюбил я всей душой, (? – М. Г.)

Что тянет в космос, манит в небеса…

 

Не вижу смысла премировать за такую отсебятину, неграмотный набор слов, тарабарщину. Таким образом, считаю, что варианты 1 и 7 от рассмотрения отпадают.

Если рассматривать представленные тексты безотносительно к тексту Р. Назарова, как самостоятельные стихи, то грамотностью выделяются варианты №№ 3, 4, 5 (Андрей Кадынцев, Лилия Кликич, Любовь Колоколова – ред.). К сожалению, и в них авторам изменяет местами чувство слова, не хватает точности в выражении мысли. Я не видел подстрочника, возможно, часть неточностей допущена в нем, конкурсанты в них не виноваты. Они, конечно, старались насколько могли, и это старание, по моему мнению, можно вознаградить поощрительными премиями, – имею в виду варианты 3, 4, 5.

От себя редакция считает долгом дополнить, что при голосовании совпали мнения Марселя Гафурова и председателя жюри конкурса, председателя Союза писателей Башкортостана Равиля Бикбаева.

 

Поэт, переводчик, член Союза писателей России, председатель русского отделения Союза писателей Башкортостана Владимир Денисов:

– Итак, проблема точного подстрочника... Чем он точнее для башкирского слуха – тем дальше от поэзии в русском варианте. Неопытные переводчики слепо идут следом, чем ещё больше убивают стихотворение. Если подстрочник не предполагает сильного чувства (а здесь – назывное пережёвывание, искусственный рефрен), надо писать свой подстрочник и только потом – переводить.

Наши авторы зациклились на «мир улыбался». Я бы варьировал, взяв за главное: мир был ко мне добр, и я его воспринимал без ожесточения. А то звучит, как в пародии на песню Малинина, про хозяйку корчмы: и где он только от неё ни прятался, и в кустах, и ещё где-то, а «хозяйка корчмы из кустов улыбается мне...». Вот и здесь тоже сплошные пародии! Вдумайтесь: «Иду, с трудом передвигая ноги, //А волк голодный скалится мне вслед...», «И голодный волк навстречу мне, // Улыбаясь, вышел на дорогу...», «Мир смотрел с улыбкой на меня, // Никогда не видел кислой мину...», «В темноте улыбнулись мне волчьи глаза, // Лишь Аллах уберег от голодной зверюги» (тут что-то одно: или «улыбнулись», или «голодная зверюга»). «И замер вдруг, увидев глаз огни // И волчью пасть в насмешливой улыбке...» Что-то особенно волку не повезло в этих переводах. Да вот кровь ещё, когда чужой кулак: «Мне ударил в нос, в снегу искристом, // Улыбнулась кровь моя, упав...».

Смешно. В общем, вот так.

Из лучшего, на мой взгляд, перевода – № 7 (Николай Перяслов – ред.) – две первые строчки не годятся уж слишком необязательным отходом от темы: «Этот мир, что согнулся под грузом бесчисленных дел, // Что лишь раз в много лет озаряется радостью хлипкой...». Да не нужен здесь никакой груз дел с одноразовой и хлипкой почему-то радостью! А дальше неплохо. Во-первых, он сократил стихотворение до восьми строф, потом улыбку стал пробовать менять на глагол. Про волка по-своему, чем-то даже Мандельштама напомнил по мысли: «Век тогда, словно волк, мне свирепою смертью грозил, // А два огненных глаза – смотрели мне в душу с улыбкой». Здесь тоже, казалось бы, надо оставить что-то одно, или смертью грозил, или с улыбкой смотрели, но как-то неожиданно в таком контексте это сочетается. Потому что метафора, потому что не голый волк, а волк-век. И написано без особых неумелостей. Единственное, что бы я поменял ещё, – пятую строчку, чтобы убрать эту «кОгду» (она, кстати, у многих). Можно было ведь и так написать: «Встретил он меня здесь, только я появился на свет».

Посоветуйте авторам, если будете их печатать, поправить кое-что. А то как-то стыдновато...

Итак, первое место (из предложенного, конечно) у меня сомнений не вызвало. Это № 7 (Николай Перяслов – ред.). А вот со вторым и третьим были сложности. По косвенным признакам, с учетом некоторых возможных переделок, я бы дал второе место № 5 (Любовь Колоколова – ред.), а третье – № 6 (Эльвира Муртазина – ред.). Но хорошо бы им избавиться от перечисленных выше пародийных строк. Пока всё.

 

Поэт, прозаик, переводчик, член Союза писателей России и Башкортостана Роберт Паль:

– Очень удачно выбрано стихотворение для перевода – яркое, ёмкое, настоящее назаровское. Оно увлекло всех переводчиков, никого не оставив равнодушным. И это радует. Правда, исполнение… Но это уже другое дело.

Первый вариант перевода (Кристины Андриановой – ред.) вызывает нарекание с первых слов: «Мой друг…» – у автора этого нет! Строки «И не могу припомнить никогда // Его лица, испорченного злом» удачны, а потом идёт много неточного и вызывающего вопросы. «Мир, плача, улыбнулся: встань, беги…» – в значении «убегай», что ли? Что такое и откуда взялось «небо янтаря»? Далее в каждой строке переводчик настойчиво «дополняет» автора, подменяет его. Зачем? Не его это дело. И вместо краткого и ёмкого авторского «улыбнулась алая кровь» – столько чужих необязательных слов! Дальше – ещё пуще. В итоге получилось семьдесят строк вместо пятидесяти авторских! Рост – за счёт ненужного украшательства, беглого пересказа, ошибочного понимания переводчиком своей задачи. Переводчик «соревнуется» с автором? Да, так говорят. Но это – неубедительное оправдание своей небрежности, поверхностного проникновения в оригинал, то есть – от лукавого.

Во втором варианте (Татьяны Басалаевой – ред.) с самого начала пошли дополнительные красивости от переводчика. А нужны они автору? К оригиналу важно относиться бережно, к автору – уважительно! Две хорошие строки: «Обида, боль и горьких слёз поток – // Но мир был добр, и он мне улыбался» – и всё. Не надо всех навороченных переводчиком «красот»! А также «роз» и «грёз». Автор в них не нуждался, зачем навязывать ему свои пристрастия? Тем более – банальные. Так переводить нельзя!

Третий вариант (Андрея Кадынцева – ред.) – это хорошо: почти не чувствуется, что перевод. И почти всегда – точно. Единственно – лишнее: «Улыбнувшись мне почти как другу // В этот поздний беспросветный час…».

Существенная ошибка в четвертом варианте (Лилии Кликич – ред.): «Мама с нежной улыбкой баюкала в зыбке», в оригинале – не мама, а мир, став мамой! Есть пара удачных строк, а в целом – беглый пересказ с добавлением собственного «виденья». Остался мотив. Всего лишь.

Пятый вариант (Любови Колоколовой – ред.) – ещё хуже: не перевод, а беглый подстрочный пересказ! Строфы безо всякой мотивации поменяны местами. Переводчик пишет:

 

Засверкала на цветах роса,

Птицей сердце радостно запело.

 

Но ведь важно, что не роса сама по себе появилась и не птица сама по себе поёт, а именно улыбка «стала лучистой росой» и «чудо-птицей».

«Искры, что посыпались из глаз» – это уже чересчур. Дальнейшее у переводчика расписано аж в шести строках:

 

И голодный волк навстречу мне,

Улыбаясь, вышел на дорогу.

Та улыбка хищника в лесу

Быть могла последней, что я видел.

Но судьба шепнула: «Пронесу!»

И охотник серый не обидел.

 

Это всё вместо двух строк оригинала. А зачем? И ведь всё приблизительно. Переводчику почему-то постоянно хочется поправить, дополнить автора. Если бы это было нужно, он сделал бы всё САМ. Со следующих строк переводчика прямо «понесло» – оригинал забыт, остались только мотивы. В итоге – гладенько, но это лишь беглый пересказ, переводом такую работу назвать трудно.

В шестом варианте (Эльвиры Муртазиной – ред.) вторая строка перевода никак не соотносится с первой: «Мне этот мир всегда благоволил – // Я жизни нить разматываю вновь». Что значит: «Мир улыбался, в нём – одна любовь»? И в четвёртой строке почему-то «мрачным» вместо «кислым». И так далее.

 

Всё же, при всех нареканиях, переводчикам – большое спасибо. Они хотя бы попытались понять – сегодня, в эпоху глобального потупления, искали пути к истоку чужого чувства, иного понимания мира. В наши дни это огромная редкость: литераторы читают только себя, ораторы или наслаждаются звуками собственной речи, или талдычат, не понимая сделанный для них спичрайтерами «подстрочник»… Такова природа всеобщего отупения: упёртость в себя – это возня в тупике. Стремление понять – хороший антоним самозацикленной тупости.

Непонимание – всюду. Очень сложно сориентироваться, что хорошо и что плохо, в литературе особенно. Когда списки бестселлеров возглавляют одни, шорт-листы когда-то престижных премий – другие, а третьи пишут хорошую литературу. И все участники литпроцесса искренне не понимают друг друга.

У тех, кто идёт к пониманию путём литературного перевода, по счастью, есть ориентиры – в отличие от заплутавших прозаиков и поэтов. Пусть указатели неоднозначны – даже мнения членов жюри нашего конкурса, как видите, бывают полярны. Но всё-таки путешествие в горние миры иноязычной поэзии, уверена, ведёт к пониманию и себя, и Вселенной, и тех, кто рядом. А значит, даёт шанс почувствовать счастье.

 

Мнение членов жюри обобщила Светлана Чураева


Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


Вчера, 23 мая, редакция журнала "Бельские просторы" посетила Шаранский район, встретилась с библиотекарями и побывала на празднике Славянской письменности.
1.jpg
2.jpg
3.jpg
5.jpg
6.jpg
7.jpg


В течение двух дней в Белорецком районе проходили встречи с писателями, редакторами ведущих журналов и газет республики. От журнала «Бельские просторы» в встречах принимали участие заместитель главного редактора Светлана Чураева и редактор отдела прозы Игорь Фролов. 18 мая творческий десант принял участие в музыкально-поэтическом мероприятии для отдыхающих и коллектива санатория «Ассы». 19 мая гости прибыли в город Белорецк, где для них была подготовлена большая программа. Встречи проходили в нескольких школах и библиотеках. Заключительное мероприятие состоялось в школе №1.

Чураева Белорецк.jpg

Светлана Чураева знакомит читателей Белорецка с новинками журнала "Бельские просторы"

белорецк.jpg

Писатели РБ возлагают цветы к бюсту А. С. Пушкина

ф и ч белорецк.jpg

Игорь Фролов и Светлана Чураева среди читателей



Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.