Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Уважаемые читатели и авторы!

Сайт bp01.ru заканчивает свою работу, с января 2018 года журнал "Бельские просторы" переходит на сайт http://bp.rbsmi.ru Декабрьский номер (№12.2017) залит уже на нем. Вся информация на старом сайте останется доступной до того момента, пока сайт bp01.ru поддерживает хостер.

Главный редактор Юрий Горюхин



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Парад-алле.jpg
Колыбель для мельничного жернова. 1997
Колыбель для мельничного жернова. 1997 А. М. Мазитов
В. Николаев
В. Николаев Ирина Исупова
Владислав Меос. Ещё можно попариться. Баня Лаптева за кинотеатром «Родина». Нач. 1970-х
Владислав Меос. Ещё можно попариться. Баня Лаптева за кинотеатром «Родина». Нач. 1970-х

Публикации
Игорь Викторович Савельев родился в Уфе в 1983 году, окончил Башкирский государственный университет, работает журналистом (обозреватель РБК в Уфе). Автор книг прозы «Терешкова летит на Марс» (2012, второе издание 2015), «ZЕВС» (2015), «Вверх на малиновом козле» (2015), «Без тормозов» (2016), выпущенных издательством «Эксмо» (Москва) в серии «Проза отчаянного поколения. Игорь Савельев», а также четырех книг, изданных в переводах на французский и английский языки. Лауреат Государственной республиканской молодежной премии им. Ш. Бабича (2013). Член союза писателей Башкортостана и редколлегии журнала «Бельские просторы».

Четыре коротких рассказа

Артур Кудашев. Кофе для чайников: рассказы. – Уфа: Вагант, 2010. – 88 с.

 

Это не рецензия, а скорее небольшие заметки «по поводу». Книга Артура Кудашева, выпущенная «Вагантом», тоже совсем небольшая. Издательская аннотация сообщает, что в ней собраны «четыре рассказа, написанные в 2009–2010 гг.». Четыре коротких рассказа – это скорее полноценная, добротная журнальная подборка. Впрочем, возможно, я ошибаюсь.

В аннотации издательства особо подчёркивается, что все рассказы связаны с небольшим провинциальным городом Арск – вымышленным; название напоминает Орск Оренбургской области; городок Арск существует в Татарстане; герб, изображённый на обложке книги, включает в себя верблюда, что указывает на Челябинскую область. Словом – речь о неком обобщённом уральском местечке. И довольно скоро читатель приходит к выводу, что под Арском в первую очередь подразумевается Уфа. Каждый школьник – если он, конечно, хорошо учил историю – знает, что именно здесь была провозглашена белогвардейцами Уфимская директория (эти события описываются в рассказе «Красная директория»). В корпорации «АРАЛ», небоскрёб которой возвышается над городом, и работающий на одном этаже не имеет права попасть на другой, без труда узнаётся «Уралсиб» (рассказ «Кофе для чайников»). Наконец, узнаваема топонимика. Автор и не пытается ничего зашифровать. В конце концов, на обложке красуется крупная надпись – «Уфимская книга». Это название «вагантовской» серии. Многие в нашей литературной среде критиковали столь нарочитое клеймление книг, особенно в связи с выходом коллективных сборников «Тайная история монголов» и «Голоса вещей – 2» (оба – 2008). В первом, например, было сказано, что это «заявка на вхождение в высшую литературную лигу России», и действительно – сборник рассылался по российским редакциям, в московских, уральских, сибирских журналах появлялись вдумчивые отклики... В таком контексте выпячивание «уфимского» на обложке казалось декларацией чего-то нарочито провинциального, некой замкнутости, келейности. Несомненно, это делается сознательно. В публицистике таких наших литераторов, как Александр Залесов, Айдар Хусаинов, это получило название «уфацентризм», была подведена даже некая теоретическая база. Издательство «Вагант» работает именно в этом русле. Всегда ли это хорошо – вопрос сложный.

Интересно поразмышлять, зачем такая демонстративная привязанность к «Арску» была нужна Артуру Кудашеву.

Вопрос отсылает нас к роману Эрнеста Винсета Райта «Гэтсби». Читателю это имя и название, конечно, ничего не скажут. Роман известен в филологии тем, что автор задался целью написать большой текст (пятьдесят тысяч слов), избегая буквы «е» – одной из наиболее употребляемых в английском. Вообще сие развлечение известно ещё с античности (так экспериментировал Пиндар) и называется «липограмма» – формальное буквенное ограничение. Это именно развлечение. Некое подобие спорта для писателя. Ты как штангист, который выходит на площадку с приятным волнением: смогу ли я взять такой вес. Американец Райт вышел и взял пятьдесят тысяч слов. Рекорд пока не побит. Упоминая эксперимент в «Записных книжках», Сергей Довлатов говорил, что от подобных упражнений есть польза: ограничение заставляет писателя мобилизоваться. Думается, подобным ограничением была и задача, которую поставил перед собой Артур Кудашев: создать несколько непохожих друг на друга рассказов, «заперев» себя в тесных улочках Арска, отталкиваясь от малого количества провинциальных реалий и набора городских легенд.

Эта мифология здесь именно не антураж, а основа всего. Особенно занимает автора, чувствуется, наложение новых течений на устоявшуюся, исконную жизнь. В рассказе «Кофе для чайников» это торчащий посреди старого города небоскрёб из стекла и бетона, в который искусственно перенесено из столиц да из заграниц выхолощенное офисное бытие. Молодой клерк, карьерист Женя Катюшин, как и окружающие его, то и дело спотыкается о чужеродные стандарты жизни. В чём-то он подобен героине Татьяны Пельтцер из «Формулы любви», старательно проговаривающей: «Сильву пле, дорогие гости». В рассказе «Подлинная история ресторана “Землянка”» это гротескно поданный, доведённый до абсурда «тренд», когда специфические советские явления, уже отжившие своё, обретают второе дыхание в мире постмодернизма и гламура. Несколько не в меру креативных солдат и офицеров из воинской части, связанных с кухней, открывают в Арске модный ресторан, в котором утончённая публика за бешеные бабки давится жуткой солдатской едой, глушит чистый спирт, сидит под брезентом при коптилках et cetera. Все эти химеры смены времён, столкновения базальтовых плит эпох, особенно заметные в замедленном ритме провинции, будоражат воображение прозаика.

Ценность этой книги для «уфацентристов» понятна. Если для автора это занимательный эксперимент, то для них – весомый вклад в теорию того, что «Уфа – центр Евразии», «город, чьё название никогда не менялось, и никто не знает, откуда оно взялось», «город, в котором не случайно родились... и не случайно бывали...», и так далее.

И всё же предположу, что для талантливого прозаика Артура Кудашева это превращение «Арска» в альфу и омегу книги, это ограничение стало причиной некоторых неудач. Чувствуется, что иногда в рассказах ему просто негде развернуться, ощущается некоторая бедность материала. Думаю, не случайно именно рассказ «Красная директория» был так тепло встречен высоким жюри премии имени Юрия Казакова. Вот там как раз пространства для манёвра хватает. Прозаик не просто достоверно описал виды, настроения, дыхание пыльного губернского городка, потрясаемого Гражданской войной, он перевоплотился в рассказчика столетней давности, идеально подобрал слог, ритм, каждое слово здесь на месте. Качество такой прозы видно сразу. Потому то, что рассказ отметили на конкурсе, абсолютно закономерно. Есть и другие удачи, когда чувствуется, что автор оказался в своей колее, скажем так, то есть пишет о том, что хорошо знает. Например, в «Подлинной истории...» – описание того, как боец, прибыв на военные продуктовые склады, спрыгнул в бассейн с квашеной капустой – прямо в сапогах, с вилами в руках. «Странное чувство того, что стоишь на еде».

Но офисная история («Кофе для чайников»), на мой взгляд, не особо удалась Кудашеву. В ней много чего-то едва уловимо искусственного, такого же, как трава в кабинете президента корпорации Алибаева – на полу вместо ковра (и в самой этой детали есть отзвук расстроенной струны, не находите?). Сюжет виляет между пьянящей, чуть абсурдистской мистикой (Женя Катюшин распечатывает сверхсекретный конверт, с которым его заставили носиться весь день, и находит в нём фото коровьих зубов, это в начале; смерть Катюшина – в конце) и предельно трезвой детективной коллизией, в которой всё объясняется столь настойчиво, что делается скучно... А про четвёртый, и до сих пор не упомянутый, рассказ «Анекдотт» я вообще промолчу.

Мне кажется, что Артуру Кудашеву не надо ставить перед собой барьеры. В книге «Кофе для чайников» эти барьеры угадываются. Но это не отменяет сути: сборник читается с интересом и удовольствием, местами так даже и с восторгом. Книга удалась. Жаль только, что она такая маленькая... Однако, написав это, я вижу – по контрасту, – что мои заметки затянулись.


Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


новый.jpg
Читайте двенадцатый номер журнала за 2017 год на новом сайте http://bp.rbsmi.ru/


Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.