Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь


Авторы номера:

масленников.jpg

Дмитрий Масленников

2009_S.G.Kara_Murza_interview.jpg

Сергей Кара-Мурза

Гафуров Т.М. фото.jpg

Тимур Гафуров

ya-s-trubkoy_ejw_1280.jpg

Владимир Кузьмичёв

Борис Курчатов.jpg

Борис Курчатов

Коркотян.jpg

Эдди Коркотян

мария Асадуллина.jpg

Мария Асадуллина

ольга ощепкова.jpg

Ольга Ощепкова

klassen15.jpg

Генрих Классен

Савельев Игорь.JPG

Игорь Савельев



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Шамиль Анак
Шамиль Анак
6. Живопись.jpg
6. Живопись.jpg
Май на волновой (1969)
Май на волновой (1969) Виктор Позднов
Первый снег.jpg
Первый снег.jpg

Публикации
Сафронова Елена Валентиновна (http://magazines.russ.ru/authors/s/safronova/) родилась в 1973 г. Живет в Рязани. Окончила Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета в Москве. Прозаик, критик, постоянный автор "толстых" литературных журналов. Член Союза российских писателей,  Союза Писателей Москвы и Союза журналистов России.

По страницам журнала «Кольцо А»

№ 46–2

 

Первый и второй выпуски 46-го номера журнала Союза писателей Москвы «Кольцо А» концептуально весьма отличаются друг от друга. В номере 46–1 наблюдалась линия гражданского пафоса, начатая публицистикой Сергея Филатова и поддержанная стихотворным разделом. В номере 46–2 солирующее место занимает ирония: в ироническом ключе выдержаны многие прозаические произведения, солидное число страниц отведено юмористической поэзии. Но – по порядку!

Александр Говорков, решавший в прошлых номерах журнала загадку провокации дуэли Пушкина – Дантеса, видимо, настолько увлекся исторической реконструкцией, что превратил ее в самостоятельное прозаическое произведение. У него получился рассказ «Четыре версии безвременной гибели капитана Ржевского, или Новые приключения барона Мюнхаузена (авторское написание. – Е. С.)». Далее по тексту встречаются и другие вариации фамилии барона: Фонминихаузин, фон Минигаузен, фон Мюнхгаузен и даже Менехгоузен. Три с половиной четверти рассказа я не могла понять, почему так трансформируется фамилия достоверного исторического персонажа, барона Карла-Фридриха-Иеронима Мюнхгаузена, тогда как капитан Ржевский (не путать с поручиком!) неизменно остается Ржевским. Подготовленная «пушкинианой» Александра Говоркова, я читала «Четыре версии…» как исторические изыскания. А что капитана Александра Ржевского, погибшего во время состояния на государевой службе ориентировочно в 1764–1765 годах, нет среди лиц с такой фамилией, красующихся на раскидистых ветвях Российского Генеалогического Древа, легко объяснялось как раз загадочной гибелью его в городе Кенигсберге во время выполнения секретного задания. Гибель капитана и обнаружение его останков спустя два с половиной столетия вкупе с таинственными артефактами и натолкнули Александра Говоркова написать рассказ, объединяющий четыре данных версии в интригующее повествование о новых приключениях барона Мюнхгаузена – которые не состоялись, так как капитан Ржевский до пункта назначения не доехал… Только на последних строчках эпопеи похождений капитана Ржевского, прямиком текущих в русло то ли переселения душ, то ли генетической памяти, до меня дошло: да ведь вся эта конструкция – литературный вымысел, искусно стилизованный под документальное исследование!.. Гигантское нагромождение исторической иронии, где факты перемешаны с домыслами (потому-то у героя и фамилия «пляшет»!), а те – с сарказмом. Вот дает интересный прозаик Александр Говорков! Глядишь, еще пара-тройка таких исследований, и он перещеголяет Бармина и Сулакадзева, знаменитых мистификаторов начала XIX века, поставивших чуть ли не на поток производство оригиналов «Слова о полку Игореве», пользуясь тем, что единственный сгорел в московском пожаре 1812 года… Александр Говорков вполне способен сочинить нового Мюнхгаузена для новых поколений!

Продолжает «игры разума» Михаил Письменный в своем романе «Маракис». Поскольку роман будет печататься в «Кольце А» с продолжением, а Михаил Письменный изъясняется образами и метафорами, сказать сейчас, о чем этот роман, несколько затруднительно. Реанимация бедного подпоручика Киже, на которую как будто намекает первая глава романа, быстро разбухает и перекрывает образ, пущенный Тыняновым в литературный оборот, примерно в таком же соотношении размеров, в каком дирижабль превысил бы габариты самого подпоручика Киже либо писаря, «породившего» его… Люди-«нули», экстрасенсы, ведьмы и профессиональные бюрократы множатся на страницах «Маракиса», насылая на читателя ощущение сродни мороку – которому тоже находится место в повествовании… Прибавьте к этой фабуле орнаментальный язык Михаила Письменного – и получите занимательное чтение с непрогнозируемым, как почти всегда у Письменного, развитием и непредсказуемым исходом.

Михаил Письменный в этом номере представлен в трех ипостасях: как прозаик, как критик-эссеист и как рецензент книг А. Половца и Л. Гомберга. Его эссе «ПОЭЗИЯ.ru» ставит цель глобальную, впору зажмуриться: осветить современную русскую поэзию – всю! Ого!.. Но Михаил Письменный не пасует перед неподъемностью своего груза и смело начинает: «Большая часть сегодняшней русской поэзии виртуальна – она почти не знакома с бумагой. Поэты развешивают стихи в Интернете, как хозяйки – белье на веревке. Но зато всё открыто для обозрения. Виртуальность делает поэтическую стихию родственной явлениям природы: ветрам, дождям, снегам, которые наполняют жизненное пространство России. Стихи теряют зависимость от человеческой воли. Они – в воле Божьей, которая насылает ветры и воду небесную, а также поэзию… В этих условиях единственная доступная классификация поэзии – это классификация стихий, то есть направлений. Метеорологический подход». И хотя год 2010-й от Рождества Христова доказал, что чаще метеорологов ошибаются только девушки, выходящие замуж за принцев, Михаила Письменного не смутила ассоциация. Стихий в поэзии он увидел три, о чем и поведал кратко, но емко: рок-поэзия, постмодернизм и патриотическое русское. О последнем направлении Письменный такого мнения: «Это – море, в котором бесконечное множество направлений. Главное здесь – не поиски нового в слове, но страдание за Родину-мать, которая уже тысячу лет гибнет и которую постоянно надо спасать. Сколько слез пролили в стихах о русских полях и лесах, о березах и соснах, о русской женщине и девушке, которая машет с холма платком! Подобные стихи писали, пишут и будут писать всегда. Их никто не читает, они являются, как бурьян, который лучше всего растет, где не ходят (выделение мое. – Е. С.). Поэты этого направления, как правило, не пишут верлибры. Все они искренне религиозны, но в своей категоричности бывают порой не по-христиански резки». Это мнение меня порадовало, ибо ответило на непосильный ранее вопрос: почему «русская патриотическая поэзия» рождается в основном в провинции? Видно, потому, что тут «позарастали стежки-дорожки» во всех смыслах…

С обширностью каждого направления автор справился просто: назвал ведущих представителей оного и обозначил, так сказать, идеальный рок – Виктор Цой, Земфира и – вершина – Борис Гребенщиков; идеальный постмодерн – Линор Горалик; и самого выдающегося поэта патриотического направления – Геннадия Русакова. Хороший выбор. И эссе очень толковое, хотя скорее грамотного читателя, чем мастеровитого литературоведа, – непосредственное и умное впечатление. Тонкие иронические нотки, неотъемлемые от творчества Михаила Письменного, дают право поставить это эссе в ряд с прочими насмешливо-серьезными произведениями данного номера.

В той же весовой категории – подборка мини-эссе Елены Съяновой «Маленькие трагедии роковых времен», продолжение, начало в номере 46–1. Это великолепные образчики черного юмора и «нарочно не придумаешь»: как юрист Петерс пытался вести следствие по делу Фанни Каплан в рамках закона и столкнулся с требованием «революционной сообразности» казнить ее без суда и следствия, на основании самопризнания, – и ведь казнил, после вмешательства Луначарского… Это был один из первых судебных прецедентов Советского государства, в котором «противостояние сухого блеклого закона и вечно цветущей целесообразности» завершилось в пользу последней. Как Бомарше остался собой, не приняв участие в массовом уличном избиении священников… Как навредили репутации Робеспьера, подослав к нему «злоумышленницу» с двумя ножичками величиной с палец… Как передали в НКВД из Комиссии партийного контроля при ЦК ВКПБ дело о маслобойках, лопасти которых… имели вид фашистской свастики: выпуск считать вражеским делом, всех, имевших отношение к конструированию и выпуску маслобоек, сами понимаете... Ядовито-красные листки на сухом древе истории…

Рассказы Владимира Познанского, на вид типичные байки, забавны лишь отчасти, когда писатель рассказывает про северное житье-бытье и про встречу с белым медведем. Истории же с эпиграфом из Шарля де Костера, словами Тиля Уленшпигеля «Пепел Клааса стучит в мое сердце», «Ночная гостья» и «Полонез», напрямую касающиеся сталинских репрессий, естественно, ничем не смешны. Хотя допускаю, что в отдаленном лучезарном будущем наши потомки в -надцатом колене будут пожимать плечами и усмехаться, читая, за какую мелочь могли посадить человека и каких накрутить обвинений на то, что муж вступился за свою жену в ресторане, где к ней приставал пьяный хам… Воспримут как курьезы; подумают, что писатель неловко пошутил, так не бывает… Но пока в наших сердцах еще стучит пепел Клааса, и мы отлично знаем: бывает и хуже. Поэтому если и улыбнемся над этими рассказами Познанского, то затем лишь, чтобы отогнать слезы.

Не то – серия рассказов Константина Ларченко, начиная с рассказа «Автобиография: низкий уровень культуры». Эту художественную автобиографию надо прочесть целиком. Комедия положений переходит в комедию психологий, и вы удивитесь, как парадоксально раскрыта тема «пятого пункта»… Остальные рассказы Константина Ларченко – «записки» (много их в русской литературе, на все случаи жизни их хватает, кратких, легких, необязательных… исповедальных или обвинительных). Взять, например, размышлизм «Пир». Цитирую:

«В восьмидесятые мечтали о Кафке, в девяностые Кафку читали, в нулевые едим. Тут тебе и “Превращение”, тут тебе и “Процесс”. Объелся Кафкой, ступай себе в Пушкин. Не по душе “Евгений Онегин”, возьми на поднос “Повести Белкина”, такая закусь равнодушным не оставит даже аскета.

Наконец-то свершилась мечта классика стала удобоваримой…

С зубочисткой в зубах приглядываемся к новым горизонтам. На наш век хватит. Ходят слухи о модном и вегетарианском Пастернаке. Для девушек строят Цветаеву. Стильная рюмочная “Довлатовка”. Открывается на Арбате грузино-армянский “Окуджава”, где шеф-поваром знаменитый Быков. Один ресторатор раскреативил даже Бутырку в арендованной камере кафе для снобов “Шаламов”. Суп назван баландой, место у параши стоит дороже, передачи с воли за отдельную плату, входящих шмонают. Записываются за месяц.

Классика возродилась. Обрела уважение, силу. Никто не открывает Донцову, Бушкова, Турецкого. Даже пельменных таких нет. Все стало на свои места. Культурная нация предпочитает культуру.

…Удалось сделали-таки Кафку былью. Теперь отмечаем».

Практически гениально. Смешно только с первого прочтения. Со второго уже обидно, а куда деваться – как с натуры списано…

Иронией брызжет и рассказ Евгения Степанова и Игоря Харичева «Тайны стихосложения» о дерзком эксперименте, которому подвергали поэта Виктора Стефановского. Поэта всякими научными способами раздражали, пугали и мучили, а он в ответ разражался стихами (стихи Евгения Степанова). После длительной экзекуции ученый пришел к уверенному выводу: «Стихосложение – весьма сложный процесс. Похоже, имеет место воздействие неизвестных пока сил» (на публику). И: «Хрен его знает, откуда они берутся, всякие стихи» (про себя). Вызывает улыбку, не правда ли?

«Закольцовывает» ироническую прозу данного номера «Кольца А» ироническая повесть Елены Сафроновой «Все время вперед!», в которую автор самонадеянно вкладывал смысл показать, во что превращается образованная интеллигенция, не имеющая четких нравственных ориентиров (то есть едва ли не каждый третий представитель «профессионально образованной» страты).

А если учесть, что в номере также опубликованы большая подборка иронических притч Сергея Белорусца «Притчи и прочее…» и юмористически-гражданских стихотворений Александра Вишнева (он же – Шурик Каром), то доминанта иронии в нем становится неоспоримой. К сожалению, юмор Александра Вишнева неровный, ибо автор предлагает высмеивать недостатки. Иногда – весьма грубо:

 

*  *  *

Простите. Вывод мой категоричен:

Наш президент, мне кажется, вторичен,

Как всякие модели и макеты,

И прочие бумажные пакеты...

 

*  *  *

А что? Электорат одет, обут…

Ему и заработать не мешают.

Но чувствую: по прежнему е…т.

Но ласково… Фактически сношают!

 

*  *  *

Всё чаще непредвиденные траты

Влияют на инверсии в судьбе.

Желаю, чтоб висели бюрократы

На каждом осветительном столбе.

 

Все понимаю: что достало (как кризис девицу Аленку, тоже героиню Вишнева), что так жить нельзя, что недостойно молча терпеть и смиряться… но вот художественные качества подобной поэзии мне представляются сомнительными. Собственно, автор почти не прикладывал усилий к написанию этих стихов, все за него сделала жизнь… Схема такая же, как в стихотворении про волшебство:

 

Волшебник я!

Не веришь?

Крибли… Крабли…

Ты чувствуешь, как искрами во мгле

Расцвёл удар разящий на челе?

Нет. Это был не фокус…

Это грабли!

 

Удар граблями, даже ловкий и прицельный, это не очень смешно и не очень тонко. Намного интереснее задействованы грабли у Сергея Белорусца (уж не в буриме ли играли эти поэты?):

 

Дело было, был воскресник.

В нём участвовал кудесник.

Только молвил: «Крибле, крабле...»

Бумс и наступил на грабли...

 

Поэзии без улыбки в номере 46–2 немного: подборки Ростислава Иванова (раздумчивое бытописание, достигающее апогея в стихотворении с финалом «Я никому насильно не был другом, / А потому ату меня… ату…»), Таи Лариной (ассоциативная поэзия), Людмилы Осокиной (фантазийный цикл «Кофейная девушка»), Татьяны Рудовской (экспрессивные стихи, лучший среди них – «Мое имя»), Алексея Смирнова (посвящение памяти И. Бродского, выполненное в его манере; простите великодушно, но первоисточник про Васильевский остров сильнее). Уверена, что в следующих номерах журнала окажется, наоборот, количественный и качественный перевес лирики над сатирой. А пока зато вдоволь посмеялись, поразмышляли, над чем смеемся… Опять над собой, куда же мы денемся от Гоголя.


Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


Первый заезд Летней литературной школы "Корифеи"
9vRm_9_lDbw.jpg
DSC00790.JPG
DSC00858.JPG
DSC01066.JPG
DSC01162.JPG
DSC01249.JPG
DSC01273.JPG


Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.