Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь

Авторы номера:

Шалухин.jpg
Станислав Шалухин
Вахитов Салават.JPG
Салават Вахитов
абдуллина_предпочтительно.jpg
Лариса Абдуллина
михаил магид.jpg
Михаил Магид
Света Иванова.JPG
Светлана Иванова
Маслова Анна.jpg
Анна Маслова
полина ротштейн.jpg
Полина Ротштейн
Кондратьев.jpg
Сергей Кондратьев
Валерий Абдразяков.jpg
Валерий Абдразяков
Романова.JPG
Римма Романова



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Декабрь. Подросток
Декабрь. Подросток
Юрий Борецкий. Автопортрет в окне
Юрий Борецкий. Автопортрет в окне
10. З010.jpg
10. З010.jpg
Течет река (Казанское полотенце). Оргалит, темпера. 100x120. 2005.JPG
Течет река (Казанское полотенце). Оргалит, темпера. 100x120. 2005.JPG Талгат Масалимов

Публикации
Сафронова Елена Валентиновна (http://magazines.russ.ru/authors/s/safronova/) родилась в 1973 г. Живет в Рязани. Окончила Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета в Москве. Прозаик, критик, постоянный автор "толстых" литературных журналов. Член Союза российских писателей,  Союза Писателей Москвы и Союза журналистов России.

Поэзия: что нового?

«Воздух» № 3–4, 2009 год


С зоилом спорить не пристало

Любимцу ветреных харит.

И. Иртеньев

 

В самом начале «Воздуха» № 3–4 за прошлый год Данила Давыдов объясняется в любви Виталию Пуханову. Виталий Пуханов – автор номера, носитель «Кислорода», по мнению Данилы Давыдова. Процитированные в «Кислороде» стихи Пуханова обжигают, как та субстанция, коей становится воздух при абсолютном нуле: «Я стал о Ницше говорить, / О Шпенглере молчать. / И всё ещё пытаюсь смыть / Арийскую печать» («Деревянный сад). «…За деревней у погоста / Настоящий холокост… / Утекает восвояси / Горя травного река. / Ты же любишь, сволочь, мясо. / Ты же хочешь молока».

Да, это сильно. При всем засилье «деревенской» поэзии в нашей литературе, никому не пришло бы в голову зарифмовать по звуку и по смыслу «холокост» и «покос». На одном дыхании читается тематическое интервью Линор Горалик с Виталием Пухановым, притом что в нем столько же личностного начала Горалик, сколько и Пуханова. Из хвалебных отзывов о поэзии Пуханова (о его прямоте, о его своеобразном лирическом герое, который будто «раздвоен», о «сдвинутой» системе ценностей, что поднимаются в его поэзии, о «невежливости» этого поэта, его борьбе с пошлостью) убедительнее всего отзыв Леонида Костюкова: «…Он не опускает поэзию до насущных нужд, а поднимает – социальное, сиюминутное – до настоящего, “золотого” уровня поэзии… Виталия Пуханова сближает с любимыми им Георгием Ивановым и Булатом Окуджавой одновременная простота исполнения и убедительность результата».

«Мой друг Серёжа сел за драку. / Аркадий в морге. В неглиже. / Максим завёл себе собаку. / А я завёл себе ЖЖ. / Пойди пойми, что мы не братья, / Четыре здоровенных лба: / Такие разные занятья, / Такая близкая судьба», – пишет Виталий Пуханов, и мимо его стихов нельзя пройти.

В поэтическом блоке «Дышать» журнала «Воздух» № 3–4 редакции удалось сделать невероятное: самый настоящий гипертекст. В него самоотверженно влили свои верлибры несколько авторов, опубликованных в этой рубрике. Предупреждения, что номер специально посвящен современному русскому верлибру, на титульном листе я не нашла. Тем не менее «дышат» в этом номере поэты, приверженцы разных направлений свободного стиха, мучительными, глубокими затяжками воздуха – а на выдохе выдают экзистенциальные зарисовки, схожие по конструкции, по концепции, по художественному смыслу и по стилистике. Подозрительно быстро теряешь нить авторства одного поэта – ан читаешь уже третьего!.. Как же это – не заметить перехода? А так вот.

Допустим, невозможно ни с кем спутать умудренное опытом прожитых лет «дыхание» Бориса Херсонского: «Варит твой котелок. На котелке – самовар. / Походил бы так, насмешил людей, испытал судьбу, / но, боюсь, уже невозможно – стар». Разве что – с Иосифом Бродским, но Бродский в сегодняшнем номере «Воздуха» не печатается.

Мне казалось, что выделяются из общего ряда горестные вздохи Александра Месропяна: мол, на житейских перекрестках приходится туго! Подборка Александра Месропяна носит официальное название: «Районная газета “Зори Маныча”. 5-я полоса. Рубрика “Житейские перекрёстки”». Свинцовые пакости жизни у Месропяна переданы акцентным стихом с широкой амплитудой вдоха-выдоха, от четырех до двадцати одного слога в предложении, составленном из слов, будто кубики набросаны: «случайный следак так сосед по столику в наливайке где-то около восьми / давай брат знакомиться говорит фима можно Серега / ещё по сто брат устал как собака кого ни возьми / все врут сил нет никаких ещё немного» (неравномерная интервальная разбивка – Александра Месропяна).

Но Данила Давыдов в своей прошлогодней рецензии на книгу Александра Месропяна называет его близкими авторами – в области чувственно-психологической поэтики – Станислава Львовского и Линор Горалик. Станислав Львовский идет следом. Он представил в «Воздух» № 3–4 подборку стихов не столько чувственно-психологических, сколько чувственно-политических, под многосимволическим названием «39, 41»: то «советские застольные песни» навыворот («плещут / холодные волны. / сами зарезали / корейца. / сами убили / китайца. / оскопили дагестанца. / забили якута. / сбросили на рельсы / таджика»), то аллюзии ко Второй мировой («над нами становится лето. / потом весна. / тридцать девятого / сорок первого. / тишина над нами / встаёт и стоит / тишина»), где не забыто даже «Я убит подо Ржевом».

Так, видимо, сделана заявка на раскрытие родства душ поэтов в «Воздухе» № 3–4.

Дальше – больше: Кирилл Корчагин, участник проектов по теоретической и прикладной лингвистике, объединивший в своей подборке «Крик Филомены» и «крик филомелы», завершает ее стихотворением: «…смотри как лежат вокруг / листья нашей родины / заточённые в чёрных мешках / каково им гнить в обществе себе подобных… / они несут её тело / вниз, на первый этаж».

Тогда как Игорь Лёвшин («неофициальный поэт», согласно определению Андрея Урицкого) начинает свой монолог «Три идиота» стихотворением «4 ноября 2008»: «Багрец и Золото / в чёрных полиэтиленовых мешках / ждут у края тротуара… / Равнодушная природа (грязноватые фасады офисных зданий) / внемлет потаённой беседе: / – Как-то так всё быстро, – сокрушается Багрец. / – Да, – соглашается Золото».

Не то странно, что поэты мыслят одними и теми же категориями и используют для выражения одни и те же слова и символы, но то странно, что два стихотворения со схожей образной системой стоят одно за другим, – или так было задумано, и из пазлов-стихов намеренно собирали целое панно?.. Или перед нами пример художественного воплощения «коллективного бессознательного», привет от папы Зигмунда – как бы люди ни разнились меж собой внешне, в душах и мозгах их одинаковая муть и схожие страхи?.. Да, но ведь хотелось бы поверить Андрею Урицкому, сказавшему про Игоря Лёвшина, что художник интересен не сходством, а различиями, и что «различия» этого поэта – близость к обэриутам (так и есть) и легко узнаваемая манера письма (а вот в этом позвольте усомниться!). Своеобразные манеры сливаются в одну…

Неоавангардист Максим Бородин отличается от постобэриута Игоря Лёвшина… графическим расположением строк в верлибрах, но в строках – тот же поток сознания вперемешку с констатацией мелких бытовых фактов. У Лёвшина: «Я смотрел на новый чёрный Рено / С капота через крышу на багажник / пятнышками грязи тянулись следы кота /мы смеялись и я жалел / что в моём мобильнике нет камеры. / В мае мы переехали».

У Бородина: «…свой день рождения / я начинаю праздновать ночью / выхожу на улицу / едва освещённую слепыми фонарями / беру большую деревянную лопату / и начинаю убирать снег / вокруг дома / по периметру / в глубину двора и к железным воротам…»

Порой удивляет искренняя уверенность верлибристов, что пошаговые дневники плюс-минус фиксация мыслей вслух безумно интересны и художественно ценны! У меня нет претензий к литературному русскому языку двух процитированных выше поэтов и к их образному ряду – но есть претензии к содержанию стихов. «Потоки сознания» тем и коварны, что тянут за собой единую стилистику и сужают лингвистический запас слов, применяемых в этой поэзии. Господа, это скучно! Хочется, как учил Аверченко, подойти к вам, взять за пуговицу и начать рассказывать, как я поживаю, да что поделываю, да чего боюсь, да о чем мечтаю, да что мне мерещится, со всеми деталями, но без знаков препинания, ровным монотонным голосом. Понравится ли вам меня слушать?.. Скажу ли я вам что-то новое, немыслимое и таинственное?.. Главное – нужное вам лично?

Но это еще далеко не конец, и «Песня» Максима Бородина (с эпиграфами из грузинских этнических песнопений), где ангелы недоумевают: «что мы будем делать без бога / ангелы / говорят / говорят ангелы», отражается в названии следом идущей подборки Сергея Тимофеева «Дни ангелов» и представлениях об ангелах этого поэта, мастера суггестивной иносказательности, по мнению Ильи Кукулина: «Ангелы – это очень медленные пацаны, / Которые курят в кулаки какие-то / Шоколадные сигареты. / Они переливают из пустого в порожнее / Там, на небесах».

А другое иносказание Сергея Тимофеева («Прямые мы животные, / Прямоходящие мы, / Упрямые мы животные, / Ходим и спрашиваем: Пицца? Пицца? / …И мы поднимаемся, зайцы, зайцы, / Надувные, красные зайцы, / Уже другого типа животные, уже») находит отклик в ужасном сновидении Григория Гелюты: «Крыши домов покрываются чешуёй, / жёсткой / с кристаллами соли в трещинах по краям, / люди-рыбы беззвучно открывают двери / и рты, /луч прожектора выхватывает из темноты / руки и плавники».

Восьмистишие Евгении Извариной «Свобода» с эпиграфом «Не подходите к ней с расспросами» из блоковского «На железной дороге» перекликается с фрагментом «атонального плача над гробом века» Татьяны Щербины: «Суть в конструкции – во рву некошеном / всё лежит и смотрит как живая, / на экране, записью скрывая / трын-траву от пристального коршуна...».

Алексей Алехин в статье «Без промежутков» («Арион» № 3, 2009) порицал современный литпроцесс за его неистребимую тягу формировать литературные сообщества посредством сетевой имитации бурной деятельности и широкого культурного общения, «создающей из суммы талантливых индивидуальностей коллективного автора» (цитата цитаты из письма к Алехину, автора которого он оставил неизвестным). Ибо такое тесное общение создает свою субкультуру, в которой волей-неволей возникает явление, что можно гордо окрестить «родством душ», а можно попросту подражательством друг другу. В ней индивидуальности «приметно нивелируются», заявил Алексей Алехин и привел в доказательство ряд стихотворений одаренных молодых людей, участников Липкинского форума, публикующихся в Интернете.

Боюсь, нечто подобное и мы увидели выше. Но хватит ловли совпадений. Я не хочу сказать ни что процитированные мною поэты подражают друг другу, ни что их круг общения скуден. Все они достаточно хорошо известны современной литературе, у них есть публикации в солидных журналах, свои книги, собственные культурные проекты, литературные премии и прочие достижения. Да и проживают они далековато друг от друга – в Москве, в Риге, в Днепропетровске, в Харькове, в Нижнем Новгороде, – чтобы «тусоваться» одним междусобойчиком. Однако же сходство между их творениями (особенно между верлибрами) местами жуткое, и зашкаливает вероятность простого совпадения. Ох, не пора ли родной литературе изживать моду на верлибры?.. А также на «я-поэзию» с ее наукообразной (сухой и дотошной) поэтикой анализа подсознания то отдельного, а то и коллективного автора?..

Выдохлась на верлибрах этого номера. Поэзия Антонины Семенец, Ирины Шостаковской, Павла Жагуна кажется спонтанной словогенерацией, что осуществляют неглупые, образованные, эрудированные, начитанные люди – то ли в раже экспериментов со словом, то ли в другом каком раже… В том же духе выдержана и поэзия молодых питерских авторов в рубрике «Откуда повеяло» – «Поэтическая регионалистика»: Петра Разумова, Андрея Сидоркина, Евгения Арабкина, Тараса Ткаченко, Тимофея Усикова, Никиты Сафонова, Антона Равика, Никиты Миронова, Алексея Афонина. Алексей Афонин гордо заявил: «у меня в карманах – весь голый свет и полынная чёрная вода, / мне не надобно вашего лирического мэйнстрима». Боюсь, что Алексей сам себе противоречит. Пока он, стремясь выпасть из контекста «лирического мэйнстрима», плоть от плоти его.

Есть в нынешнем номере «Воздуха» выпадающие из контекста стихи, и на них глаз отдыхает: на живых восьмистишиях Евгении Извариной, на апокалиптических пейзажах Александра Самарцева (потому что этот автор свободен от поэтического эгоцентризма), на «аптечке поля» и «капельнице леса» Ольги Дерновой. Правда, ее же наблюдение «Да трещит кузнечик голенями в кальсонах, / как апостол Павел» меня поставило в тупик.

Верлибры Натальи Азаровой – упражнения на аллитерации, среди них есть упражнения и на пятерку: «спелось не спелось / неспелое слепком / слепком нелепым / вплавь».

Андрей Сен-Сеньков подарил «Воздуху» астрологический бестиарий: «Созвездия: астрофилия неизлечима» из сорока пяти примерно таких высказываний: «ВОЛК. LUPUS. волк серая ресница слепого леса / если животное сможет угадать из какого мокрого зелёного глаза она упадёт исполнится любое желание / даже не превратиться в домашнюю собаку». Нечто среднее между «Бестиарием» Аполлинера и детской познавательной игрой «Найди созвездия» с краткими рассказами о них, созвездиях. Читать те безыскусные легенды было приятнее, чем эти чрезмерно искусные. Странно, что в ряду словесных эквилибров делает стройное и человечное стихотворение: «МАЛЫЙ КОНЬ. EQUULEUS. помните был мультфильм с песенкой про то что у пони длинная чёлка / тогда мой шестилетний брат специально отрастил такую же / ему нравилось походить на маленькую лошадку / сейчас у него уже второй курс химиотерапии / волос нет совсем / на каширке много тех для кого вместо четырёх коней апокалипсиса – пони» (разбивка Андрея Сен-Сенькова)

Обилен в этом номере «Воздуха» блок поэтических переводов, и широка его география: Англия (Дональд Ревелл), Австрия (Альфред Губран), Грузия (Шота Иаташвили), Польша (Мартин Светлицкий), Украина (Тарас Федирко).

«Перевести дыхание» после пространных верлибров удается на «Прозе на грани стиха» Владимира Рафеенко – из романа «Невозвратные глаголы». Несколько вполне сюрных глав, наиболее гармоничны из них, на мой взгляд, «Дефект масс», «Сурчины» и «Ларя». Фрагмент романа «Адам» Сергея Соловьева загадочен и парадоксален (еще бы, дело происходит в Индии, одно из главных действующих лиц там – Брахма), однако на любителя экзотики – географической, сюжетной и стилистической.

Особенно глубоко и ровно дышится на «Запасе воздуха» – на сей раз его роль играет глубокое и сочувственное эссе Ильи Кукулина «Сгустки одиночества: у истоков поэтики Михаила Файнермана» (1946–2003) и публикация стихов Файнермана, подготовленная Борисом Колымагиным. Стихи в этой посмертной публикации – клоты, «сгустки», поэтическое изобретение Михаила Файнермана: «Клот № 3. Наши жёны умерли / Когда мы были ещё детьми / И лепили гробницы / В которых легко / мог бы уснуть / Жук / Или бабочка / Но уж никак не мёртвая женщина».

В начале 1970-х всякий, кто писал такие стихи, автоматически становился изгоем из «порядочной» поэзии и обретал множество неприятностей и в работе, и в творчестве… а теперь они усилиями продолжателей и подражателей превратились в мейнстрим.

В очерках-портретах, словно в увеличивающих зеркалах, отражаются достоинства творчества выпуклее и ярче, а недостатки как бы микшируются. Приятно читать проникнутые пониманием эссе, не все же соблюдать обычай поэтов «в круг сойдясь, оплевывать друг друга». Илья Кукулин понимает и чувствует Файнермана, несмотря на разницу в поколениях. Целый пантеон в «Вентиляторе» – литературные деятели говорят об умерших поэтах: Алексее Парщикове, Льве Лосеве, Евгении Сабурове, Михаиле Генделеве, Всеволоде Некрасове…

В «Атмосферном фронте», творящем литературную погоду, эссе о живых: Евгений Сошкин – о Гали-Дане Зингер (в связи с изданием ее книги «Хождение за назначенную черту»), Анатолий Барзах – об Аркадии Драгомощенко. Дальше – стандартная для «Воздуха» хроника поэтического книгоиздания.

И все же взгляды «извне» в этом номере «Воздуха» численно проигрывают взглядам внутрь себя, и квинтэссенцией идеи номера просятся стать слова Татьяны Щербины: «Воздуха нет – это моё дыхание, / заполоняющее собой / щели в городе».

Маловато здесь абстрактного и всеобщего воздуха, только чьи-то дыхания нам заменяют порывы свежего, свободного, «ничьего» ветра.


Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


different-people.jpg
По поручению Главы Республики Башкортостан Р.З. Хамитова в целях реализации указов Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года подготовлен ряд решений Правительства Республики Башкортостан о дополнительном выделении из бюджета Республики Башкортостанболее 3,9 млрд. рублей на обеспечение оплаты труда свыше 142 тысяч работниковобразования, культуры, здравоохранения, науки и социального обслуживания населения, из них 2,3 млрд. рублей будет направлено муниципальным районам и городским округам для обеспечения обязательств по оплате труда работников муниципальных учреждений;

Принимаемые меры позволят в 2017 году обеспечить выполнение установленных на текущий год показателей повышения заработной платы для педагогических и медицинских работников, а также работников учреждений культуры и науки и довести уровень их заработной платы до установленных значений установленных постановлением.



заставка.jpg
11 мая на большой сцене опорного гуманитарного вуза – БГПУ им. М. Акмуллы состоялось открытие III Всероссийского Молодёжного литературного фестиваля «Корифеи».
к1.jpg
к2.jpg 


Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.