Учредитель: Правительство Республики Башкортостан
Соучредитель: Союз писателей Республики Башкортостан

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ
Издается с декабря 1998
Прямая речь


Авторы номера:

масленников.jpg

Дмитрий Масленников

2009_S.G.Kara_Murza_interview.jpg

Сергей Кара-Мурза

Гафуров Т.М. фото.jpg

Тимур Гафуров

ya-s-trubkoy_ejw_1280.jpg

Владимир Кузьмичёв

Борис Курчатов.jpg

Борис Курчатов

Коркотян.jpg

Эдди Коркотян

мария Асадуллина.jpg

Мария Асадуллина

ольга ощепкова.jpg

Ольга Ощепкова

klassen15.jpg

Генрих Классен

Савельев Игорь.JPG

Игорь Савельев



Читать далее...

Уголок журнала

Из картинной галереи
Уфимский аэропорт и проспект Октября (1963)
Уфимский аэропорт и проспект Октября (1963) А.М. Виноградов
12_DSC_3423А.jpg
Умчи меня, олень.jpg
Дождь.Астры
Дождь.Астры Алексей Кудрявцев

Публикации
Чванов Михаил Андреевич - родился 25 июля 1944 года в Салаватском районе РБ. Окончил филологический факультет БашГУ. Автор многих книг прозы и публицистики, лауреат Большой литературной премии России, премий имени Константина Симонова и Сергея Аксакова, секретарь Союза писателей России, председатель Аксаковского фонда, вице-президент Международного фонда славянской письменности и культуры. Почетный гражданин города Уфы.

Неудобные мысли


Какой-то неудобный я человек. Может, потому, что родился в неудобное время – в войну. Неудобным был для прежней власти, потому ни в какое начальство не выбился. Еще неудобнее оказался для нынешней. Неудобный для близких. Неудобный для самого себя. И мысли из меня лезут все какие-то неудобные. Лезут, и не знаешь, куда от них деться.


● Однажды проснулся с безысходным чувством, что живу в стране, в которой давно уже правят инопланетяне, которые меня и подобных мне до поры до времени терпят, так как вреда от нас особого нет, – так, путаемся у них в ногах, патриотически шумим в своих малотиражных газетах и журналах, которые, кроме нас самих, никто не читает, но реально никак им не мешаем. Иначе говоря, им, инопланетянам, до нас просто нет дела. Мы для них вроде копошащихся у нас под ногами муравьев. Или выползших после ливня на асфальт дождевых червей, которых прохожие давят башмаками, машины колесами – совсем не по злобе, а потому что путаются под ногами. Оставшиеся в живых потом, когда просохнет асфальт, куда-то уползают, и мы о них забываем до следующего дождя.

Постепенно это чувство – ощущать себя чужим в родной стране, которая только для конспирации все еще называется Россией, притупилось, но совсем не прошло, просто я свыкся с ним, как с обыденностью, с которой ничего не можешь поделать, как ничего не могут поделать с нами муравьи и дождевые черви, а это, наверное, еще страшнее, безысходнее.

С этим или подобным чувством живет большинство российского народа. Власть сама по себе – с таинственными и непонятными для народа, почти инопланетными, целями, народ сам по себе – давно уже без всяких целей, только сегодняшним днем, как в войну, лишь бы выжить, впрочем, в войну живут надеждой на окончание войны. А ныне даже это животно-первобытное чувство – лишь бы выжить – утухает, народ травит себя паленой водкой, наркотиками, словно действительно освобождая место для инопланетян.


● Или я полный дурак, или за дурака меня принимают? Или дураки в нынешней российской власти, или в дураков играют? Только я никак не могу понять: может ли быть нормальным государство, министры, финансисты и экономисты которого больше всего обеспокоены тем, как бы не укрепилась национальная валюта. Или на самом деле все они тайно работают на какое другое государство? Или все-таки это обыкновенный дурдом, где по невежеству все поставлено с ног на голову? Согласитесь: разве может быть нормальным государство, в котором укрепление национальной валюты во вред отечественной экономике?

Царский червонец, кстати, был одной из самых конвертируемых и уважаемых валют мира.


● И во время так называемого татаро-монгольского ига правили Русью, оказывается, иудеи. Они откупали у монгольских ханов право дани.


● Иногда проснувшееся национальное самосознание страшнее национальной беспамятности. Ибо первое, не одухотворенное нравственностью и исторической памятью, принимает уродливые формы. Всегда есть опасность, что к очередному проснувшемуся национальному самосознанию пристроят какого-нибудь Гапона или Ильича.


● В доведенной до ручки стране что ни день, то беда. Впрочем, может, на самом деле не совсем так, но если при социализме с человеческим лицом по известной причине отечественным СМИ предписывалось умалчивать о плохом, то при нынешнем российском капитализме без человеческого лица, наоборот, кем-то строго предписывается умалчивать о хорошем, а наоборот, нагнетать атмосферу вокруг всевозможных преступлений и катастроф. Может, потому, чтобы вдруг не поднял низко опущенную голову, не воспрянул духом, не встал с колен оскорбленный и униженный российский народ. И прокуроры всех рангов изо дня в день по телевидению рапортуют-долдонят одно и то же: “Возбуждено (ударение на у) уголовное дело по статье, предусматривающей преступление…” Ну ладно еще: “возбуждено” (ударение на у), хотя уже по этому можно судить об уровне элементарной образованности и профессиональной подготовки нынешних прокуроров, если на юридических факультетах даже не учат, как правильно произносить юридические термины. Но “по статье, предусматривающей преступление…”!

Услышав в очередной раз такое, я вздрагиваю. Неужели никому из прокуроров и столь же образованных тележурналистов, берущих у них интервью, не приходит в голову, что не может быть статей уголовного кодекса, предусматривающих преступления. Статья может квалифицировать преступление или преступление может быть квалифицировано по статье. Статья предусматривать может только наказание. Но дело не только в этом, а и в том, что у понятия “предусмотреть” есть второй, своего рода мистический смысл: раз преступление предусмотрено, значит, предопределено, как бы запланировано, значит, обязательно должно было совершиться. (Откройте, господа прокуроры, толковый словарь В.И. Даля: “предусматривать, предусмотреть – предвидеть или знать заранее, прежде чем сбылось, по догадкам, по соображению, по расчету”).

Может, и потому у нас с каждым годом все больше преступлений, что они нашими прокурорами заранее “предусматриваются”, то есть как бы планируются, может, чтобы не остаться без работы. И когда настоящих преступлений вдруг становится меньше, прокуроры начинают фабриковать липовые, но вполне «предусмотренные» статьями дела, к примеру, против директоров школ, в одном случае, в Перми, – за нелицензионные компьютерные программы, которые ему продали в магазине вместе с компьютером, а в Свердловской области еще хлеще: они нашли состав преступления и нарушение прав ребенка в том, что в школе учеников заставляли наводить порядок в классе, стирать мел с доски, устраивать субботники по уборке школьного двора.

К прокурорам я испытываю смешанное чувство, в котором одновременно уважение и простой человеческий страх, ведь в их руках человеческие судьбы. К юристам, назначаемым прокурорами, должны предъявляться особые требования. Эти люди должны проходить особую проверку, обладать особой нравственностью, я назвал бы ее сверхнравственностью, но нынешнюю власть, видимо, устраивают нынешние прокуроры, «предусматривающие» преступления, им снова разрешили ездить пьяными за рулем. Что уж говорить об остальном.


● Значение того или другого литературного произведения не всегда осознается сразу. Да, с “Тихим Доном” все сразу было ясно. Ну а кто всерьез воспринимал “Двенадцать стульев” и “Золотого теленка” Ильфа и Петрова?! Я, например, в свое время чистил домашнюю библиотеку – и выкинул. А недавно пожалел, чтобы перечитать, пришлось в библиотеку идти, к счастью, не все их еще прикрыли за “ненадобностью”.

А вот товарищ Сталин в свое время серьезно отнесся к этим книгам. Когда ему правильные советские писатели по цепочке доложили, что Ильф и Петров издеваются над советской действительностью, к тому же еще под псевдонимами скрываются, он затребовал себе эти книги. Это теперь все на НКВД сваливают, а на самом деле следили за писателями все больше сами писатели: шаг влево, шаг вправо – сразу в НКВД сигнал давали. Товарищ Сталин, как ни относись к нему, в литературе разбирался не в пример всем остальным после него вождям, включая нынешних, что о нем бы ни говорили, он спас для нас, для мировой литературы – опять-таки прежде всего от бдительных собратьев по перу – великого Шолохова. Товарищ Сталин, как всегда ночью, прочитал “Золотого теленка”, ничего не сказал, только усмехнулся грустно в усы, оставил книгу открытой. Спросить не решились, что бы это значило. И не знали, что делать с Ильфом и Петровым? То ли сажать, то ли большими тиражами “Золотого теленка” издавать?

И вот сейчас я думаю: неужели Сталин уже тогда, в отличие от всех литературных критиков, литературоведов и своих соратников по партии, которых перед смертью назвал котятами: “Умру я, и погибнет страна, потому что вы не умеете различать врагов”, видел в “Золотом теленке” книгу глубоко провидческую, своего рода “Бесов” Достоевского и “Мертвые души” Гоголя вместе взятые – конца XX и начала (только ли – начала?) XXI века? Что образ Остапа Бендера, впоследствии гениально сыгранного в кино Сергеем Юрским (в исполнении вертлявого Андрея Миронова он больше как на Починка не тянет), вырастет к концу несчастного для России XX века в фигуру титаническую, равную шекспировской? Разве это не прообраз Березовского, гениального шулера, под пятой у которого вдруг окажется вся великая Россия. Что бывший президент СССР, подобно Паниковскому, будет побираться по зарубежам, рекламировать, кажется, итальянскую пиццу, а бендерята помельче (а был ведь еще, жутко вспомнить, – генерал Дима) будут министрами, лидерами партий, владельцами нефтяных и других естественных и не естественных компаний, да и вообще всего в России, а сама она, вчера еще великая страна будет вроде фирмы “Геркулес” из “Золотого теленка”. Один опоздавший к общей разборке, вон недавно, кажется в Краснодаре, выскочил с идеей облака приватизировать, даже Ильф с Петровым в своей фантасмагории до такого не могли додуматься, но об этом всерьез два дня рассуждали по “нашему” телевидению, так что, может, доживем, что и за дождь какому-нибудь бендеренку нам платить скоро придется.

А нынешнее российское правительство – не напоминает ли оно вам не менее легендарную контору “Рога и копыта”? То один выскочит с предложением отдать Японии половину Курильских островов. То второй: сократить науку в целях экономии и ненужности до 100 учреждений, а почему именно до 100, никто не знает. Третий – театры приватизировать, вот уж там торжество системы Станиславского наступит. И приходит не только неудобная, но и крамольная мысль: а может, это президент через “шур балагановых” проверяет свои стратегические мысли по переустройству России?

Словом, не правительство, а филармония “Рога и копыта”. Только вот что беспокоит: кто за все это отвечать будет? В романе “Золотой теленок” есть еще один образ, может, не такой яркий, как Остапа Бендера, Шуры Балаганова или Паниковского, но тоже запоминающийся – образ зиц-председателя Фунта, который в нужный момент за всех сядет.


● Раньше у нас, как у всережимного Никиты Михалкова, в святых были одни красные, теперь одни белые.

Помню, как после нескольких десятилетий искусственного, а может, и не искусственного, отчуждения встречались две России в начале 90-х годов прошлого века. Многие в России, привыкшие к халяве и считающие поголовно всех русских эмигрантов богачами, ждали от робко в то время наезжающих потомков русских беженцев, что те немедленно начнут выкладывать миллионы, а может, даже и миллиарды в разные российские нужды, которым несть числа, в крайнем случае, хотя бы начнут жертвовать на восстановление церквей, забывая, что отцы и деды большинства из нынешних заграничных русских – рядовые солдаты и низшее офицерство, бежали, спасаясь от неминуемой смерти, буквально в чем мать родила и так же, как и мы, голы как соколы, и если некоторые из них теперь что-то имеют, то нажили это потом и кровью. А кто уехал с награбленным из России еще до октября 1917 года, видимо уже тогда не считая ее Родиной, не торопился и не торопится возвращаться в Россию, тем более дарить ей деньги.

Не надо идеализировать эмигрантов всех подряд, тем более всевозможных наследных князей и баронов, их внуков и правнуков, единственным нравственным богатством многих из которых являются лишь титулы и громкие фамилии, которыми они до сих пор кичатся, а некоторых фамилий, наоборот, надо бы стыдиться, потому что многие носители этих громких фамилий прежде всего и были виноваты в крахе старой России. Помню, как в том же Париже на знаменитом Книжном салоне некоторые из потомков эмигрантов «первой волны» смотрели на меня так, словно лично я в чем-то виноват перед ними – несколько свысока, что ли, даже не стараясь скрывать этого, только потому, что я – крестьянский сын и моим родителям и мне удалось выжить в Советской России. А еще неизвестно, где труднее было это сделать: внутри России или за ее рубежами. Они тут, во Франции, как ни трудно им было, гордились своим дворянским происхождением, а я до самого последнего времени вынужден был скрывать, что почти все мои родственники по отцу и матери были раскулаченными – кое-кто только за то, что при огромной семье имели второй самовар, – и пропали без вести кто в северных, кто в сибирских лагерях. Когда ныне покойный уроженец сибирского Черемхова писатель Михаил Ворфоломеев при знакомстве сказал мне, что в его городе много Чвановых, и спросил, не мои ли это родственники, я с уверенностью ответил, что это точно мои дальние и не очень дальние родственники, потомки тех выживших в угольных шахтах ссыльных крестьян. А чудом избежавшие коллективизации мои родственники в большинстве своем легли на полях Великой Отечественной. Опять-таки – многие без вести, а что это значило для семьи – наши дорогие соотечественники за рубежом даже представить не могут.

Когда В.В. Путин, загоревшись благородной идеей снова соединить обе России, вернуть на Родину потомков русских эмигрантов и беженцев, и из лучших побуждений в качестве первого шага на пути возвращения предложил им российское гражданство, то абсолютное большинство их, «беззаветно любящих Россию», деликатно под разными предлогами отказались или стали тянуть с этим делом, потому как тогда им пришлось бы отказаться от ряда, к примеру, французских привилегий. А если кто и принял российское гражданство, то не очень-то и торопится вернуться в Россию, еще неизвестно, куда и как все еще в России повернется, уж лучше подождать, посмотреть со стороны.


● Русская народная песня – душа народа. Что в ней главное? Нравственная чистота, целомудренность…

Русская народная песня напрочь вытеснена с “отечественного” телеэкрана. Не увидишь, не услышишь ни замечательной русской певицы Татьяны Петровой, ни не менее замечательной Евгении Смольяниновой… Зато во всех официальных концертах и пошлейших попсовых тусовках, которые, впрочем, мало чем отличаются друг от друга, – ансамбль под названием “Русская песня” Надежды Бабкиной – особы с вульгарными манерами базарной цыганки, опошляющей русскую народную песню, низводящей ее до сальности. Самое печальное, что многие теперь считают, что это и есть русская песня.

Надежда Бабкина взяла свою судьбу, как быка за рога. Помню, на каком-то официальном концерте она по сценарию, а может, поперек сценария, прорвалась к сидящему в первом ряду Ельцину, внутренне близкая ему, и искренне так, с придыханием говорила, как уважает и любит его русский народ, и стелилась перед ним, хоть ноги об нее вытирай. Видимо, была замечена. Потому что с этого концерта начался ее взлет, она стала непременным участником всех либерально-демократических тусовок, олицетворяя в них согласную с новой российской властью русскую разудалую душу.

Но за что я Бабкину уважаю – за откровенность. У нее, например, есть мнение по текущему политическому моменту: она решительно была против нового закона по выбору губернаторов. В отличие от леволиберальной политической попсы, вроде Хакамады, она не лукавит, не утверждает, что этот закон ущемляет демократию. Бабкина прямо говорит: “Не скрою, что нас, артистов, отмена выборов бьет по карману. Раз не будет выборов – не будет больше и концертов в ходе избирательной кампании”. Бабкиной, как и другим “народным” артистам, наплевать, за кого петь-голосовать – у кого бабки покруче, за того и Бабкина, тот, по ее мнению, и нужен русскому народу. И вдруг такая большая халява из переходящих из одних в другие выборов за счет обворованного российского народа накрылась!


● Мы, русские, практически уже все сироты в собственной стране, потому что почти у никого из нас, даже из старшего поколения, нет отеческих и тем более уж дедовских гнезд-деревень, хуторов и даже кладбищ. Нынешний министр народного образования из экономии средств уничтожает, как в хрущевские времена, неперспективные сельские школы. Я не думаю, что он полный дурак, не понимает, что после закрытия школы через несколько лет безвозвратно умрет деревня, а вместе с ней часть России. Так кто же он: может, министр какого-то другого государства, мечтающего об уничтожении России, или даже инопланетянин?


● Раньше я не то чтобы гордился своей фамилией, но редкая она у меня. Не могу простить себе, что до седой бороды так и не нашел времени докопаться, откуда она есть пошла. Одно знаю: коренная, русская, крестьянская, из глубины веков тянется: все мои – горнозаводские уральские приписные рабочие и крестьяне, в ХVIII веке пригнанные откуда-то из Центральной России. Под Пензой в селе Степановке, по слухам, мои дальние родственники. Село Чваново – под многострадальным Ржевом.

Чем я гордился – предки громкой славы не имели, но и не замарали своей фамилии: хлеборобы, кузнецы, кое-кто даже в сельские учителя выбился. А кто в свое время вынужден был, спасаясь от коллективизации или по каким другим причинам, в города податься, – умельцы на уральских оборонных заводах, И солдаты были неплохие – в Великую Отечественную фамилии своей не замарали: в Герои Советского Союза, правда, не вышли, выше сержантов и старшин не поднялись, но воевали честно и много где легли в русскую и нерусскую землю, а то и, без вести пропав, так и лежат непогребенными, может быть, в том же Мясном Бору под Великим Новгородом. Не случайно же в свое время, когда о его страшной тайне еще мало кто знал, меня туда так тянуло, и однажды я вошел туда через минные поля… А может, они лежат рядом с селом Чвановым под тем же Ржевом? И что удивительно: ни один из моих родственников, каких я только знаю, никогда не состоял ни в ВКПб), ни в КПСС. Не то чтобы принципиальными противниками были, а каким-то глубинным крестьянским чутьем знали, что не русское, не чвановское это дело.

И редкие однофамильцы, которых приходилось встречать или о которых приходилось слышать, может, дальние родственники – тоже достойные люди. Опять же крестьяне, рабочие, медсестры, инженеры, учителя. Звезд с неба тоже не хватали, но, словно по какому тайному древнему завету, не замарали старинной крестьянской фамилии. Затесался в нас, русских, даже цыган какой-то Чванов, надрывные цыганские песни пел. Конечно, не Сличенко, но тоже не замарал фамилии. Был знаменитый московский сыщик Владимир Федорович Чванов, прототип Шарапова в фильме “Место встречи изменить нельзя”. Как я понимаю, хлебушко ему тоже не сладко доставался. На пенсии стал милицейские повести писать, былое вспомнить, что испытал на своей шкуре. Из-за редкости фамилии было у нас с ним анекдотическое переплетение судеб. При Рашидове да Чурбанове меня по ошибке вместо него, дослужившегося к тому времени до заместителя начальника Главного Следственного управления МВД СССР, пригласили в Ташкент на Всесоюзное совещание МВД СССР и Союза писателей СССР по правовым вопросам, и единственный раз в жизни, недоумевая, почему мне такие почести, несколько дней я катался как сыр в масле, пока не разобрались, кто я на самом деле. Но Владимир Федорович, не зная того, позже по своему мне “отомстил”. Опубликовала “Роман-газета” подборку моих рассказов, а фотографию его поместила. Недавно в “Труде” прочел, что Владимир Федорович серьезно болен, поговорить бы, может, поискать общие корни, к сожалению, не нашел его телефона.

Но вот среди пошлой и наглой одесской шпаны и всякой другой веселящейся шелупени в постоянно мельтешащем на телеэкране “Аншлаге”, в борьбе с которыми позорно проиграл прежний министр культуры Соколов, вылез в образе “новой русской бабки” некий Чванов. И, как всякий новообращенный, старается переплюнуть одесских мальчиков в пошлости. Увы, в этом они, несомненно, талантливее нас, и этого он, сменивший по причине бездарности штаны на юбку, никак не может понять.

Есть большое желание: если не морду по-родственному ему набить, чтобы не похабил нормальную русскую фамилию, то хотя бы сказать при случае пару ласковых слов.


● Последнее время очень много толкуют о Торжестве Православия.

Получаю очередной номер журнала “Православная беседа”. Очень хороший журнал, ищущим истину людям посоветовал бы выписать. Только вот одна информация в нем не то чтобы смутила, а заставила горько усмехнуться: “Издательский совет Русской Православной Церкви выпустил в свет новый служебник карманного формата, в который внесены некоторые исправления, сделанные по предложению Синодальной Богослужебной комиссии и по благословению Святейшего Патриарха Алексия II.

1. В анафоре на Литургии святителя Василия Блаженного восстановлено поминовение государственной власти, сокращенное в советские годы, и отредактировано таким образом: “Помяни, Господи, благоверных и христолюбивых правителей, их же оправдал еси правити на земли…”

Комментарии, как говорится, излишни: откуда уехали, туда и приехали.

Но и удержаться от комментариев трудно. Ведь в дореволюционное время поминовение государственной власти подразумевало прежде всего Царя-Самодержца, и то только потому, что он считался Помазанником Божиим. А ныне: это что – к нашему правительству, которое пока больше напоминает контору “Рога и копыта”, относится? Неужто наши министры и есть благоверные и христолюбивые правители, помазанники Божии? Надо сказать, что у нас еще никогда не было такого замечательного правительства, чтобы в нем были муж с женой: жена официально по телевидению рекламирует лекарство против гриппа, по свидетельству многих специалистов, очередную медицинскую пустышку, а муж сердечно дружит с владельцем фирмы, которая выпускает это лекарство. У нас еще никогда не было такого замечательного правительства, в котором были бы тесть с зятем. Последний, реформируя армию, стремится ликвидировать даже святая святых любой армии – управление зарубежной агентуры ГРУ Генштаба.

Или это поминовение относится лишь к президенту, который не может уволить ни одного из этих замечательных министров, более того, все они устраивают его?

Наверное, кощунствую, но порой мне кажется, что Московский патриархат при нынешней власти – нечто вроде идеологического отдела при прежнем Политбюро ЦК КПСС.


● Наивные русские интеллигенты критикуют власть за отсутствие национальной идеи, каждый по своему разумению пытаемся ее власти подсказать, не подозревая, что, может быть, она власти принципиально не нужна. Более того, у нее есть своя – антинациональная! – национальная идея: уничтожение России как таковой, корневой. Уничтожение русского человека как такового, переделка нынешних остатков его в немца, англичанина, отчасти в еврея или, что еще вероятнее, в “венецианского гондольера” – егеря-банщика для падких на русскую экзотику западных туристов.

Нынешние российские реформаторы никак не могут понять, что русский народ на генетическом уровне не хочет, а главное, не может быть другим. Он не хочет быть ни англичанином, ни немцем, ни евреем, тем более, ни первым, ни вторым, ни третьим, как нынче модно говорить, в одном флаконе, потому он, если хотите, в знак неосознанного протеста спивается и вымирает. Русский человек, по своему национальному характеру как таковой, по мнению реформаторов, тормозит вступление России в так называемое мировое сообщество. Может, от России, которая там видится системой нефтегазопромыслов и идущих от них за границу трубопроводов, планируется оставить только внешние одежды, она должна представлять в будущем нечто вроде индейской резервации с русскими банями да еще с ансамблем “Русская песня” пошловатой Бабкиной, как выразительницы разухабистой и не унывающей русской души.

И делается это, может, совсем не со зла, а из самых добрых необольшевистских побуждений – цивилизовать безнадежно отсталый русский народ, как в советское время пытались “цивилизовать” чукчей: прилетали на вертолетах, силой забирали рожениц, чтобы рожали они не в “грязном” чуме, а после родов они, уже никому не нужные, порой месяцами не могли добраться до своих стойбищ, порой до полугода (сам свидетель!) воспитывая дитя в каком-нибудь бараке-аэропорту. Потом так же на вертолете в 6 лет силой отбирали детей в интернаты, чтобы они в непривычной жаре и духоте учились спать на белоснежных простынях. Не важно, что упало до пошлой поделки великое чукотское косторезное искусство, но непременно надо было, чтобы у чукчей были балет и опера. В результате споили и сгноили туберкулезом добрый и мудрый народ, а под конец еще вместо эпитафии гнусных анекдотов про него напридумывали.

Нынешние реформаторы хорошо уяснили главное, что несокрушимая живучесть русского народа (хотя теперь живет он уже, кажется, только на биологическом уровне), – в его корневой общинности, когда пусть и с некоторыми издержками, но – один за всех и все за одного. Потому, чтобы уничтожить русский народ, его нужно лишить общественного чувства, разъединить на элементарные частицы, иначе говоря, на атомы, чтобы каждый был сам по себе и сам за себя и волком смотрел на соседа, то есть лишить народ генетического когда. А когда он лишится генетического кода, то перестанет быть русским народом, даже если обязать всех детей называть Иванами да Татьянами. Не в этом ли глубинный смысл всех нынешних российских реформ?

Наверное, надо признать, что собственно народов в историческом понимании этого слова на планете осталось немного. Может быть, китайцы, японцы, разумеется, евреи, но уже не французы, не немцы, тем более не американцы…

Подозреваю, что и мы уже не народ.


● Из любопытства посмотрел одну из серий телефильма “Шахматист”. Бездарнее что-нибудь трудно представить. Печально, что там играют такие артисты, как Георгий Тараторкин, Станислав Любшин, Алексей Петренко. И в данном случае у меня претензии не к создателям фильма, не к “нашему” приватизированному телевидению, с ними и с ним все ясно, в данном случае – к актерам: не то чтобы претензии, а, как бы это точнее сказать, словом, почему-то мне стыдно за них. Неужели до того обнищали, что унизили себя и любящего их зрителя до такой халтуры? В конце концов, надо же актерское, да и просто человеческое достоинство иметь.

Но по-своему фильм знаковый. Если при коммунистах искусство должно было олицетворять единство партии и народа, то здесь я без умиления не мог смотреть сцены – в лучших традициях соцреализма, теперь, впрочем, это, наверное, нужно называть капреализмом, – трогательного единения олигархов и бомжей в деле спасении России. Впрочем, насчет России я по привычке сказанул, в фильме они объединились не для спасения России, а ее президента, который, по мнению создателей фильма, устраивает и бомжей, и олигархов.


● Мало сказать, что я недолюбливал прежнего, доабамского американского президента. Но с некоторых пор я стал не то чтобы питать к Бушу-младшему симпатию, но подозревать в нем тайного российского патриота, может быть, даже завербованного в свое время, еще при СССР, агента КГБ. Ведь если объективно смотреть, он больше нашего правительства беспокоился о продовольственной, а значит, национальной безопасности России, о сохранении нашего сельского хозяйства, а значит – глубинной нравственной сути России: кажется, только один Буш-младший бился, делал все возможное и невозможное, чтобы не пускать Россию в капкан ВТО.

Что касается аббревиатуры ВТО, раньше она у нас расшифровывалась как Всероссийское театральное общество. Сейчас она больше соответствует расшифровке: Всемирное театральное общество, куда заманивают дураков.


● Мне представляется, что истерические призывы-требования запрета книги-программы “Майн кампф” Гитлера исходят не из-за боязни, что кто-то вдруг вдохновится идеями нацизма, а, скорее, из боязни, что многие поймут, что “Майн кампф” является лишь жалкой калькой с доктрины, исповедующей самую жестокую расистскую идеологию, с какой только сталкивалось человечество.

Если запрещать “Майн кампф” Гитлера, то тогда нужно запрещать и труды Ленина, потому что разница между ними лишь в том, что если один предлагал освобождать человечество “от мусора” по национальному признаку, то другой – по социальному.


● В начале 90-х годов прошлого века я имел опрометчивость назвать общественную организацию, поставившую своей целью восстановление мест, связанных с памятью С.Т. Аксакова и его сыновей, и существующую исключительно за счет благотворительных средств, – Аксаковским фондом. Откуда я мог знать, что со временем фонды в России будут расти как грибы и, большей частью, создаваться для отмывания денег. Время от времени я получаю заманчивые предложения: то мне хотят вручить какой-нибудь экзотический орден, то стать академиком какой-нибудь не менее экзотической академии, все это, разумеется, не бесплатно.

Получаю сравнительно недавно письмо в солидном конверте, на котором обозначены все мои громкие для непосвященного человека титулы: председателю Аксаковского фонда, вице-президенту Международного фонда славянской письменности и культуры, секретарю правления Союза писателей России… Обратный адрес: редколлегия Международного презентационного справочника “Лидеры славянства”. Разрезаю конверт: “Многоуважаемый Михаил Андреевич, учитывая Вашу многогранную деятельность на единение славянства, Вы включены в Международный справочник “Лидеры славянства”.

Возгордился я было, пока не прочел следующую бумагу. Оказалось, что за то, чтобы меня объявили лидером славянства, нужно платить, если опубликуют лишь краткие биографические сведения: 16 тысяч рублей, если с портретом – то сумма удваивалась, если на тебя отводили полстраницы – утраивалась и т.д. Конечно, хотя бы на 16 тысяч я мог раскошелиться или раскошелить Аксаковский фонд, признаюсь, был такой соблазн, как-никак, весь мир, по крайней мере славянский, обо мне узнает.

Прежде чем принять окончательное решение, решил позвонить по указанному в письме телефону:

– А Валентин Григорьевич Распутин включен в справочник?

Девушка на другом конце провода вежливо ответила:

– Нет.

– А почему?

После некоторого замешательства девушка ответила:

– Авторитетная комиссия не посчитала его лидером славянства.

И тут мне все стало ясно. Новые одесские мальчики, дети незабвенного лейтенанта Шмидта, нашли еще один уголовно не наказуемый способ добровольного изъятия денег у граждан. Ладно бы так, посмеяться только, но гадко стало на душе, потому что под письмом стояла подпись весьма известного в околославянских кругах человека: надо же, тоже в дети лейтенанта Шмидта подался, по крайней мере, дал право использовать свою фамилию. Новые дети лейтенанта Шмидта, видимо, покопались в Интернете, сейчас ведь в Интернете можно узнать о человеке все, даже то, что он сам о себе не знает. Валентин Григорьевич Распутин явно не тянул на лидера славянства, потому как на текущий момент не возглавлял никакого даже завалящего фонда, значит, взять с него нечего. Что касается меня, их ввели в заблуждение мои, как им показалось, если не валютно, то хотя бы рублево обеспеченные титулы, которых у В.Г. Распутина не было. Им, конечно, не могло прийти в голову, что я отношусь к типу старых русских дураков, бесплатно горбатящихся в том числе на славянскую идею, которая к тому же, может быть, давно приказала долго жить.

– Хотите совета? – спросил я девушку.

– Будем благодарны.

– Включите в справочник господина Березовского или, на худой конец, Абрамовича. Они оплатят сразу всю книгу, тем более, если смотреть правде в глаза, на сегодняшний день они и являются истинными лидерами (я непроизвольно оговорился: дилерами), в том числе и славянства.

А на днях получил письмо, что я включен в энциклопедию «Лучшие люди России», в котором доходчиво объяснялось, что «Книга «лучшие люди России» – великолепный подарок родственникам, друзьям, знакомым и, конечно, себе – как реальное подтверждение Ваших успехов, что энциклопедия станет семейной реликвией, которая будет передаваться из поколения в поколение.

А дальше шло уже знакомое: «Редакция Вам, как участнику, предлагает рассмотреть возможность льготного приобретения энциклопедии (льготного приобретения – подчеркнуто), что позволит гарантированно и без очереди получить книгу почтовой доставкой по удобному для вас адресу. Для оформления подписки необходимо заполнить приложенные квитанции. Варианты исполнения энциклопедии: подписной – 3150 руб., подарочный с именным нагрудным знаком – 5750 руб., президентский с дипломом – 20000 руб., VIP (эксклюзивный вариант Президентского экземпляра) – 99000 руб.

По нищете моей так и придется умереть без таких громких титулов, как «Лучший людь России» и «Лидер славянства». Банк, что ли, попытаться ограбить.


● Президент Российской Федерации серьезно озабочен всплеском антисемитизма в стране. Я разделяю его беспокойство. Более того, у меня есть конкретное предложение по этому поводу: разобраться с олигархами, как хватило у него мужества разобраться с Ходорковским, (если это, конечно, не сделано по заказу других олигархов), и антисемитизм улетучится сам собой.


● Мы любим рассказывать анекдоты про чукчей.

А какие анекдоты чукчи рассказывают о нас? Что думают о нас?

Сначала казачки-первопроходцы нагрянули, не очень-то церемонясь с местным населением. Потом стали ссылать туда убийц, революционеров. Потом водки навезли. Потом мы, русские, развязали между собой гражданскую войну. И втянули в нее чукчей, якутов, казахов, киргизов… Приходили красные – отбирали последнее продовольствие, лошадей, приходили белые – тоже отбирали. Потом концлагерей понастроили. Пусть по чужой подсказке, но русские сотрудники НКВД давали чукчам, эвенам оружие, чтобы беглых русских из лагерей пристреливали.

Считают ли чукчи нас, русских, после всего этого великим народом?


● Иосиф Кобзон в одном из радиоинтервью – я так и не понял, с иронией или всерьез, – сказал: “Наш президент сейчас находится в поиске национальной идеи”.

Если это действительно так: президент ищет национальную идею, словно не было тысячелетней России, как грибы в лесу. А вдруг он ее не найдет? Или окружение подсунет ему бледную поганку либо мухомор?

Кто только сейчас во власти не пытается кратко, афористично, красиво, и в то же время, чтобы всем было понятно, выразить суть национальной идеи России. Чаще всего это новобарское словоблудие в отсутствии какой-либо вообще идеи. А по большому счету, что тут мудрить, есть простое, ясное и точное определение: «Национальная идея – это общенациональный идеал. Стремление всех слоев государства к единой цели».

Но возможно ли хоть частичное осуществление национальной идеи в стране, когда цели и стремления у олигархов, для которых мировой кризис – мать родная, за его время миллиардеров в России увеличилось вдвое, и, к примеру, у учителей и нищих музейных работников, охранителей исторической памяти, без которой вообще невозможно существование не только национальной идеи, но и самого народа, не просто различаются, а устремлены в разные стороны?


● К удивлению и страху наших либеральных политиков, у значительной части нынешней российской молодежи, несмотря на тотальную обработку СМИ, похожих больше на СМУ (средства массового уничтожения), оказалось сильным чувство патриотизма. Нужно было срочно принимать меры: дискредитировать это святое чувство, хитрыми подсказками направить в “нужное” русло, а потом повесить на него ярлык русского фашизма. Умные люди срочно придумали скинхедов и, как рекламу пива и шампуня против перхоти, стали упорно крутить ролики о несуществующих скинхедах по телевизору и в Интернете. В результате скинхеды на самом деле появились: безработным русским мальчикам, отлученным от школы, а теперь еще в результате реформ мудреватого Фурсенки и от ПТУ, умные дяди с телеэкрана подсказали, как выражать свое патриотическое чувство и отстаивать свое национальное достоинство: брать палки и бить ни в чем не повинных, столь же несчастных негров, узбеков, таджиков… – словом, черных и коричневых. Чего и требовалось доказать – существование русского фашизма. А русский фашизм, как сказал небезызвестный деятель от культуры Швыдкой, хуже немецкого. Потому спецслужбам и СМИ спустили план – бороться с русским фашизмом. И хоть общество у нас теперь не плановое, план все равно нужно выполнять – значит, фашистов обязательно найдут.

 

● В Переделкине шел на электричку со своим другом – поэтом и драматургом Константином Скворцовым. Навстречу – сравнительно молодая пара. Она – словно с картины Кустодиева – катила впереди себя коляску. Он – ей под стать, под два метра ростом – шел чуть позади. Этакая русская идиллия.

– Ты думаешь, это семейная пара? – словно прочитав мои мысли, спросил Константин. – Она – нянька-кормилица у чеченцев, он – охранник.

Со всех сторон с высоких глухих заборов за нами настороженно следили, поворачивая змеиные головы, камеры видеонаблюдения. В некогда писательском Переделкине мы, писатели, давно уже стали редкими, а главное чужими и подозрительными людьми.

 

● В позднее советское время в газетах трогательно писали о брошенных собаках. Помню, вся страна переживала после статьи в “Комсомолке”, тогда, несомненно, одной из лучших, а ныне – из самых желтых и грязных газет, об овчарке, оставленной кем-то в аэропорту «Домодедово». Одни пытались ее взять себе, так или иначе пристроить, другие ей посылали посылки, денежные переводы, казалось, вся страна переживала за брошенную или вынужденно оставленную в аэропорту собаку. Все это давало надежду, что общество, несмотря на прогнившую власть, находится на каком-то духовном подъеме. Увы…

Нынче не до собак. Нынче больше пишут о брошенных людях, беспризорных детях. Раньше во всевозможных анкетах, автобиографиях была графа о социальном положении: из рабочих, крестьян, сельская интеллигенция, служащий… Недавно, пойдя в поликлинику и заполняя регистрационный лист, я с удивлением обнаружил в перечислении социальных статусов графу: “бомж”. Надо же, если раньше, в советское время, власть бомжей стеснялась, то нынешняя, демократическая, заботящаяся о простом человеке, их государственно узаконила. А вот про олигархов забыла, обидела. Графы, отведенной под соц. прослойку “олигарх” – я в регистрационном листе не обнаружил.

 

● Канонизировали Николая II. Спасая от критически-исторического осмысления его личности, залили слащаво-охранительным елеем, попробуй выразить свое мнение, рискуешь обрушить на себя гнев нововерующих, сразу предадут анафеме. Я, например, до сих пор не могу определиться в своем отношении к Николаю II, как и к факту его канонизации. Иногда кощунственно думаю, что крайняя, доходящая до болезненности, экзальтированная набожность Царя – одна из основных причин гибели России. Меньше бы мотался по святым местам, перекладывая ответственность за судьбу России на Бога, больше бы государственными делами занимался. Наконец со своим окружением, напичканным предателями, врагами престола и России, разобрался бы, с царским двором, который представлял собой классический бордель.

За что канонизировали Николая II? Грубо говоря, за то, что его расстреляли большевики? Но большевики набрали силу, в том числе благодаря его преступной бездеятельности и потом расстреляли миллионы действительно невинных людей, в том числе его ни в чем не повинных детей, которых он своим отречением от престола обрек на верную смерть. Не есть ли его отречение от престола, которое наши нововерующие возводят в ранг христианского смирения и подвига, в тяжелейшее для России время – все то же пагубное, совсем не христианское, нанесшее столько бед России, толстовское непротивление злу насилием? Или – силой, как это точнее выразил великий русский философ Иван Ильин.

Почему не победили белые? Прежде всего потому, что, будучи в основной своей солдатской и офицерской массе монархистами, они, оставшись без вождя-монарха, Помазанника Божьего, и вынуждены были воевать за Россию, за Святую Русь под чуждыми им демократическими знаменами. Гражданская война, по сути, была разборкой двух антинародных сил: большевиков и подло обманутых ими их же единоверцев – разных там меньшевиков, эсеров, кадетов... Не случайно патриарх Тихон, предав анафеме большевиков, не благословил белого движения.

Так, может быть, не народ предал Царя, Помазанника Божия, как толкуют наши нововерующие? Может быть, Царь своим бездействием, а потом отречением от престола предал в большинстве своем остающийся православным и монархическим народ? Как он в свое время предал, оттолкнув от себя, Столыпина, пытавшегося спасти Россию, и, по сути, оказался в одном лагере с убившими его террористами. Еще толкуют, раз Николай II – Помазанник Божий, то нельзя к нему подходить с мерками обычного человека. Но имеет ли право Помазанник Божий, если он таковой, отказаться от своего не только исторического, но и мистического предназначения? Помазанник Божий раз и навсегда приставлен к своей, если хотите, должности и не имеет права сам отрешиться от нее. Николай II, отрекаясь, поступил не как Помазанник Божий, а как лидер какой-нибудь политической партии.

Потому никто и не бросился его спасать, так, по пьяни, в эмиграции в парижских кафе пустили слух, что какие-то юные офицеры то ли пытались, то ли только собирались его спасать. Увы, никто не пытался, кроме, может, чекиста Алексеева-Яковлева-Мячина, то ли большевика, то ли анархиста, то ли просто авантюриста, цели спасения Николая II которого до сих пор непонятны. Да, скорее всего, и это – только легенда.

А что касается действительно ритуального убийства в Екатеринбурге – кощунствую, но, может, это через врагов Христовых наказание Божие за то, что Царь, отказавшись от своей мистической роли Помазанника Божия, отдал на растерзание врагам Россию и православный народ, и мусульман тоже, потому что они тоже в свое время присягали Белому царю и, может, более нас, русских, были верны ему?

Кстати, помимо всего прочего он был полковником русской армии. А настоящие полковники в деле спасения родины идут до конца. Или стреляются, наконец, если положение становится безвыходным.

Что же касается русского народа, может, за грехи его – не только большевиками, но и последним русский царем, Бог наказал его? Только за что? Вот над этим нам нужно крепко подумать.

Был ли Николай II сколько-нибудь дальновидным самодержцем-политиком, действительно болеющим за русский народ, если хотите, сберегателем его? Увы, русско–японская война и последовавшая за ней революция, волна крестьянских волнений и даже мистическая ходынская трагедия не стали для него грозным предупреждением. Празднование трехсотлетия Дома Романовых вместо критического осмысления трехсотлетнего правления Россией своими предшественниками было превращено в долгий, пышный и далеко не дешевый маскарад. Зачем вместо того, чтобы заняться наведением порядка в стране, поддавшись лжеславянофильским эмоциям, нужно было ввязываться в Первую мировую войну, будучи совершенно не подготовленными к ней, за совершенно чуждые России английские и французские интересы? Спасать Сербию? Но если Россия сколько-нибудь была бы сильна, достаточно было бы грозного окрика. Никто Николая II не предостерегал? А тот же Григорий Распутин, которому он вроде бы беспредельно верил? Еще в конце XIX века, предчувствуя, что приближающийся XX век может стать для России роковым, начальник российского Главного штаба генерал Николай Обручев направил Николаю II служебную записку, назвав ее «Основные исторические вопросы России и наша готовность к их решениям», в которой, в частности, писал: «Если Россия была и слаба, если она намного отстала от Европы, то это прежде всего потому, что очень часто она неправильно решала свои коренные политические вопросы: где следует и где не следует ей жертвовать своим достоянием. Вел войны с гениальным сознанием Петр Великий. Вела их с великим разумом и Екатерина II. Но зачем мы ходили в 1799 году с Суворовым в Швейцарию? Зачем дрались в 1805 году под Аустерлицем, а в 1806 – 1807 годах под Прейсиш-Эйлау и Фридландом, зачем, отбившись от Наполеона, ходили в 1813 – 1814 годах освобождать немцев под Лейпциг и Париж, кто нам указывал идти в 1849 году спасть Австрию? А в 1851 – 1852 годах мешать ей передраться с Пруссией? С каким осознанием русских интересов мы аплодировали в 1870 – 1871 годах поражению Франции и воссозданию грозной Немецкой империи, затем в 1875-м помешали им вновь повоевать?.. Все эти акты, в которых исторически, скорее, ряд политических увлечений и недоразумений, чем зрело обдуманных решений… Войны стоят страшно дорого: миллионы людей, миллиарды денег. Если идти прежним путем, можно вконец погибнуть и быстро завершить свой цикл великой державы…».

Что и случилось…

 

● Мы, русские, претендуем на звание великого народа и даже Святой Руси. Но великий ли мы народ, если в Гражданскую войну, которая, по мнению многих, продолжается до сих пор, да и отчасти в Великую Отечественную русские воевали с русскими? Да и началась она не в двадцатом веке. А средневековая княжеская междоусобица – разве не гражданская война? А церковный никоновский раскол?

Попала под руки книга “Политическая история русской эмиграции. 1920 – 1940”. И охватило чувство глухой безнадежности. Провалили Белое движение и потому, что его вожди грызлись между собой. И даже в эмиграции: грызня жуков между собой в консервной банке и полная беспомощность. И за всем этим цинично наблюдает, посмеиваясь, подстрекает эту возню НКВД-ОГПУ. А нерусские большевики сумели сплотить народ против воли или по воле его в единый кулак. Совсем недавний пример: появилась вроде бы наконец на политическом горизонте национально настроенная партия со святым названием «Родина», так не враги ее уничтожили, перегрызлись между собой ее вожди, вроде бы неплохие русские люди.

И поразила неожиданная мысль: а возможна ли гражданская война между евреями? Может, потому они, в отличие от нас, и существуют 20 веков и, в отличие от нас, не стоят на краю пропасти.

 

● Пушкин для нас непререкаемый авторитет. Но Александр Сергеевич, идеализировав цыган, их свободолюбивый дух, сослужил России недобрую службу. Гнилая русская интеллигенция, купчишки, дворянчики, когда начинала болеть душа, вместо того чтобы разобраться в причинах этой боли, развеять эту тоску, шли не в церковь, звали не русский народный хор, а непременно цыган, не подозревая, что уже тогда цыгане, может сами не осознавая того, начали этническую войну против русского народа, ухватив нутром его душевную уязвимость. Ведь и цыганский романс что-то вроде наркотика, что-то вроде музыкальной конопли.

А ныне цыгане – основные продавцы наркотиков, против которых бессильны власть и правосудие. Потому как у них другая мораль, как у инопланетян, потому как на все другие народы они смотрят лишь как на средство своего существования, чувства жалости или сострадания к представителю другого народа чуждо им. Мне скажут, что мои мысли пахнут расизмом, что среди цыган есть прекрасные люди. Разумеется, но это как раз те, что отказались от цыганщины, которые стали частицей другого народа.

Прилетел я в очередной раз к братушкам в Софию. Первым делом пошел в Русский храм во имя Николая Чудотворца, построенный русскими изгнанниками. Спустился в крипту, чуть отставив в сторону дорожную сумку, опустился на колени, чтобы поставить свечу перед могилой архиепископа Серафима Соболева, автора знаменитой «Русской идеологии» – и через несколько мгновений превратился в бомжа: остался без денег и документов. Ну ладно бы – обокрали на вокзале, на базаре, а поезде, но в храме Божьем, когда распахнута твоя душа и все вокруг тебя – братья и сестры. Кроме молодой цыганки, которая опустилась на колени рядом со мной и усердно молилась, в крипте никого не было. В полиции бессильно развели руками: международная цыганская мафия, в данном случае румынская, мы бессильны перед ней.

Почему цыгане выделились из трудолюбивого индийского народа – и отправились шляться по свету, развращая другие народы? Кто отобрал у них чувство Родины, привязанности к конкретной земле? Откуда у них презрение к другим народам, на которые они смотрят только: как обокрасть, обмануть, медленно убить, как в случае с наркотиками?

 

● Из любопытства посмотрел одну серию занудной телевизионной “Московской саги” по занудному и бесталанному роману возведенного у нас в ранг гениев Василия Аксенова и укрепился в мысли, что в СССР литература на самом деле была классовой: Белов и Распутин писали о полууничтоженном крестьянстве, а Аксенов и иже с ним о большевистских барах и обслуживающих их русских интеллигентах. И баре и обслуживающие их русские интеллигенты трогательно любили русский народ в образе домработницы Агаши.

 

● Великие русские поэты от Пушкина до Рубцова. От камер-юнкера Его Величества до бомжа, к тому же социальный статус бомжа при советской власти не был узаконен (одно из великих достижений нынешнего демократического режима). Сравните музеи Пушкина и музей Рубцова: одни газетные вырезки на стенах, потому как единственная мебель великого поэта – оставшийся по наследству от прежних жильцов убогой комнаты старый скособоченный стол после смерти Рубцова был выкинут на помойку, а подаренная Василием Ивановичем Беловым гармошка куда-то пропала.

Русская поэзия даже в низшем бытовом смысле олицетворяет судьбу русского народа за два века.

 

● Есть актеры, которые, может не подозревая того, в кино гениально сыграли сами себя, выразили свою внутреннюю суть. Например, Зиновий Гердт в «Золотом теленке» (Паниковский), Лидия Федосеева-Шукшина в «Петербургских тайнах».

 

● Есть вещи мистические. К примеру, мы теперь знаем, что имя, данное человеку при рождении, во многом предопределяет или определяет его судьбу. Не может долго существовать страна, вместо имени у которой – аббревиатура. В свое время Сталин, как к нему ни относись, предупреждал: «Нельзя строить страну по национальному признаку, она рано или поздно погибнет», но тогда он еще был не в силе, победили Троцкий и Ленин, и Россию по живому порезали на лженациональные куски. Чем это кончилось, мы знаем на собственной шкуре: СССР враз рухнул, погребя под своими развалинами судьбы и надежды миллионов людей.Так называемые локальные войны, разъединяющие народы, на его окраинах то тлеют, то вспыхивают кровавыми пожарами до сих пор, мало того, взросли уже целые поколения, впитавшие с молоком матери кроваво-сладкий привкус ложной национальной свободы, и взрывы гремят уже в центре Москвы, под самой Лубянкой.

Но наконец мы освободились от сатанинской аббревиатуры в названии страны, почти век довлеющей над Россией, сделать бы это по уму, но сделали это не мы, а опять-таки враги России в результате либерально-криминального переворота, верные необольшевики-ленинцы, со всех трибун проклинающие его, но на самом деле прямые его последователи, и Россию, уменьшившуюся в размерах словно шагреневая кожа, еще раз вопреки воле народов порезав по живому на куски, назвали аббревиатурой РФ, и бомбы, заложенные еще Лениным, стали взрываться с новой силой.

И если мы в самое ближайшее время не приведем внутреннее устроение страны и, соответственно, ее название в истинное состояние, то страну с аббревиатурой РФ в названии ждет еще более трагическая участь, чем СССР.

 

● Я с любопытством наблюдал за историей с так называемой реабилитацией Николая II как жертвы политических репрессий. Понятно, что это дело явно или тайно инициировали серые мыши российской монархии, отпрыски самопровозглашенного в эмиграции Императором Вел. Кн. Кирилла Владимировича, еще задолго до революции лишенного, как и его потоков, сразу по нескольким причинам права на престол, а позже прямо участвовавшего в Февральской революции, – лжеГлава Дома Романовых, Вел. Кн. Леонида Георгиевна и ее дочь Мария Леонидовна. В случае реабилитации они, как наследницы престола, каковыми они себя самозвано назначили, надеялись на жирный имущественный кусок, ведь Николай II был далеко не бедным человеком. Они, может, так и тешились, играли бы в Дом Романовых в эмиграции, как дети в песочнице, если бы вдруг не оказались востребованными новой российской криминально-либеральной властью, у которой вдруг проснулась симпатия к монархии. Сейчас это многим покажется бредом, но не так давно ушло время, когда окружение царя Бориса, прежде всего шельма Шумейко (любопытно, где сейчас этот прохвост? как и все революционеры «первой волны», конечно же, при сытой должности), боясь, что не выиграют следующие президентские выборы, совсем не шутя выдвинули идею восстановления в России монархии: посадить на трон несовершенного правнука Вел. Кн. Кирилла «принца» Георгия (на какой-то судоверфи даже собирались заложить судно и назвать его именем). И бабушка «царевича» до сего времени серая мышка Леонида Георгиевна тут же заявила в телеинтервью, что если ее внука посадят на русский трон – она не будет вмешиваться в действия существующей власти. Совсем не случайно около этой семейки на всякий случай крутился всережимный Никита Михалков, как сначала крутился около Ельцина, но более шустрые одесские мальчики его оттеснили, и он, оскорбившись, ушел было в оппозицию, поотирался там, но с приходом к власти Путина быстро сориентировался, и теперь один из лучших друзей нынешнего премьер-министра и самый главный в отечественном кино.

Я ждал, чем эта пошловатая комедия с «реабилитацией» Николая II закончится, ведь даже не юристу ясно: как можно реабилитировать человека, который не был судим? В первый раз Военная коллегия Верховного суда по этой причине справедливо отказала в «реабилитации». Но атаки на нее продолжались, и, видимо, не только со стороны когда-то тихих серых мышек, а и заокеанских и отечественных масонских кругов, и Военная коллегия, видимо не очень искушенная в тайных доктринах, не выдержала, сдалась: Николая II реабилитировали: он теперь «чист» перед законом. Я не знаю, какие имущественные или иные последствия для серых мышек имели место у этой «реабилитации». И, честно говоря, меня они мало интересуют. Но у нее ведь есть другая сторона, мистическая, и почему к этой странной «реабилитации» никаким образом не выразила своего отношения Церковь? Ведь реабилитация Николая II, как жертвы политических репрессий, его мистическое, ритуальное убийство превращала в обыкновенное уголовное дело, то есть смывала кровь с рук истинных убийц, скрывала их. Это почти то же самое, если объявить жертвой политических репрессий Иоанна Крестителя, по образу казни которого, по свидетельству многих людей, отсеченную голову императора Николая II ветхозаветные большевики торжествующе демонстрировали потом в Кремле. И можно ли реабилитировать Помазанника Божьего, к тому же канонизированного Церковью как Царя-Страстотерпца? Это почти то же самое, простите, если объявить жертвой политических репрессий и реабилитировать Иисуса Христа…

(Окончание следует)





Культурная среда
Бельские просторы подписка 2017 3.jpg
Подписывайтесь на бумажную и электронную версии журнала! Все можно сделать, не выходя из дома - просто нажимайте здесь!
Октября 28, 2016 Читать далее...


Первый заезд Летней литературной школы "Корифеи"
9vRm_9_lDbw.jpg
DSC00790.JPG
DSC00858.JPG
DSC01066.JPG
DSC01162.JPG
DSC01249.JPG
DSC01273.JPG


Все новости

О нас пишут

Наши друзья

логотип радио.jpg

Гипертекст  

Рампа

Ашкадар



корупция.jpg



Телефоны доверия
ФСБ России: 8 (495)_ 224-22-22
МВД России: 8 (495)_ 237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО: 8 (2121)_ 38-28-18
МВД по РБ: 8 (347)_ 128. с моб. 128
МЧС России поРБ: 8 (347)_ 233-9999



GISMETEO: Погода
Создание сайта - «Интернет Технологии»
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.